ЛитМир - Электронная Библиотека

— Чего мы ждем? — нетерпеливо спросила она, когда Аласдер наконец освободился.

— Вы, кажется, хотели поговорить со мной наедине? В таком случае, полагаю, нам следует занять столик — не настолько дальний, чтобы отдаляться от всех, но, во всяком случае, подальше от ваших кузин. Как я успел заметить, — Аласдер обвел взглядом зал, — они сегодня почти все здесь, не так ли?

— Совершенно верно, — кивнула Кейт. Кроме постоянно сопровождавшей их Сибил, которая, как правило, составляла пару Ли, миссис Суонсон и все ее дочери, исключая одну из замужних, тоже почтили своим присутствием этот бал. Глядя на присутствующих здесь замужних кузин и их мужей, Кейт втайне сочувствовала последним — из всех женщин в семье Суонсонов лишь Сибил и мать семейства обладали нормальным характером. Что же до Фрэнсис, Генриетты и Хлои, то те и вовсе смотрели на каждую из проходивших мимо женщин как на непримиримую соперницу. Оно и понятно — постоянное внушение матери, что девицы должны всенепременнейше найти себе женихов, давало свои результаты…

Они выбрали столик подальше от буфета, от бочонка с пуншем и от Суонсонов. Подозвав лакея, Аласдер попросил себе бокал вина.

— Вы что-нибудь будете, Кейт? — спросил он.

— Спасибо, я, если понадобится, сама себе все возьму.

— Это исключено. Галантный джентльмен должен ухаживать за дамой. Здесь так принято.

— Мы, кажется, для того и уединились, — нахмурилась она, — чтобы перестать хотя бы какое-то время играть на публику и поговорить начистоту! Да я вообще не хочу есть! Мне надо с вами поговорить.

— Со стороны это будет выглядеть странно. А если вы к тому же будете все время смотреть мне в глаза, то это как раз и сработает на публику. Но я, с вашего позволения, что-нибудь съем — я сегодня натанцевался, а это все-таки требует немалых энергетических затрат.

— Ладно, уговорили, — Кейт начала выходить из себя, — принесите мне что-нибудь.

— Если только не возражаете, немного позже, когда народ схлынет. А то у буфета сейчас такое творится, что, боюсь, кончится тем, что кого-нибудь задавят. — Выпрямившись, Аласдер посмотрел на девушку. — Говорите, я весь внимание, Кейт!

Он снял перчатки и, положив сцепленные руки на стол, улыбнулся. Кейт все еще немного сердилась: Аласдер все никак не хотел прекратить свою игру на публику и стать наконец серьезным. К тому же его улыбка и взгляд пугали Кейт, даже если были всего лишь игрой. Взгляд Кейт невольно упал на руки Аласдера — большие, сильные и в то же время изящные, с длинными пальцами. Как не похожи они на руки большинства мужчин из лондонского света — маленькие, изнеженные, непривычные к работе… Приглядевшись, Кейт заметила на его пальцах довольно свежие, еще красные следы шрамов. Откуда они? Он с кем-то подрался? У него есть враги, ему угрожала какая-то опасность? Кейт вдруг почувствовала, как похолодело в желудке, и это ощущение показалось странным ей самой. Жалеть его? Такому человеку, как Аласдер, вряд ли понравится, что женщина его жалеет. Не так к нему надо подходить, а по-другому Кейт не умеет… Нет, этот человек никогда не ответил бы взаимностью на ее чувства… Да и друзьями бы настоящими они не стали — они из слишком разных миров…

— Вы удивляетесь, откуда у меня это? — произнес Аласдер, заметив, что она смотрит на шрамы. — Не бойтесь, Кейт, это не драка. Просто я одно время занимался боксом, и на днях мы со старым приятелем решили тряхнуть стариной…

— И кто победил?

— А вы как думаете? — лукаво улыбнулся он.

— Сэр Аласдер, я хотела сказать… — решилась наконец Кейт начать, но тут же осеклась — в этот момент к ним подошел лакей, принесший бокал с вином. — Мне кажется, — продолжала она, когда тот удалился, — наш план сработал, сэр Аласдер. Вам удалось восстановить свою репутацию — вы сейчас очень популярны, даже, если хотите, в моде. Я думаю, теперь вас не погнушался бы принять и сам король.

— Вы правы лишь наполовину, Кейт, — прищурился он. — Да, я весьма популярен, но это не значит, что мне удалось восстановить свою репутацию. Насколько я сам могу судить, отношение ко мне не изменилось. Скажу вам откровенно, Кейт, нашу… назовем это так, дружбу кое-кто воспринимает как просто очередной светский скандал. Как еще можно воспринимать тот факт, что сэр Аласдер Сент-Эрт, этот коварный Мефистофель, кружит голову невинному юному созданию? Так что для достижения моей… нашей, — поправился он, — цели еще далеко, Кейт. К тому же, если мы сейчас расстанемся — сами посудите, как, по-вашему, воспримет это здешняя публика? Кстати, Кейт, раз уж мы коснулись этого, скажите, если, конечно, не секрет, как воспринимают нашу дружбу ваши родственники?

Кейт на минуту задумалась.

— Сибил, разумеется, знает настоящие причины наших встреч, — проговорила она. — Но за нее вы можете не волноваться, сэр Аласдер, она девушка умная, все понимает. Леди Суонсон только нравится, что в результате в ее дом повалила куча потенциальных женихов для дочерей. Лорд Суонсон тоже вроде бы не думает ничего плохого ни обо мне, ни о вас. А что до Фрэнсис, Генриетты и Хлои, то их все равно бесполезно убеждать в чем-нибудь…

— Я имел в виду других ваших родственников, — нахмурился он.

— А кто еще? Лорд и леди Норт, барон Чедуик, Дилы? Норты — ваши друзья, так что вы сами можете судить, что они думают. А что до остальных, то им, думаю, и вовсе дела нет — они меня практически и не знают…

— И это все ваши родственники в Лондоне? — осторожно, чтобы не показаться слишком настойчивым, спросил Аласдер.

— Ну, есть еще Брентвуды, сэр Фэйн и его жена, лорд Росс, Хоупы, кто еще?., но эти меня почти не знают. Вот если бы мы с вами собирались пожениться, они бы, может быть, и призадумались, но и то лишь исключительно о том, что бы подарить на свадьбу… Да, еще герцог Тарлингтон, но он уже очень стар, почти не выходит из дома и никого не принимает, а его сын — очень симпатичный, кстати, человек! — сейчас в Австрии…

— Если не путаю, — еще осторожнее добавил Аласдер, — вы, кажется, еще в родстве со Скалби?

— Скалби? Ну да, я и забыла совсем… Честно говоря… простите, вы с ними, случайно, не друзья?

— Друзья? Да нет… Были знакомы одно время, но друзьями никогда не были.

— Слава Богу… То есть, простите, — заторопилась она, — я просто думала, что то, что я хотела сказать, вам не понравится. Они мне вроде бы не сделали ничего плохого, и тем не менее всякий раз, встречаясь с ними, хотя это случается крайне редко, я почему-то чувствую себя не в своей тарелке. Вроде бы и нормальные люди — богатые, светские, — но что-то в них меня пугает. Почему — убей, не знаю… Ну, рассказывают про них всякие сплетни, но про кого, в конце концов, их не рассказывают? Да и сплетни самые обычные, ничего особенного. Тем не менее, когда я в последний раз их видела — это было перед тем, как они уезжали за границу… Леди Скалби очень красива, хотя и немолода — и лицо, и фигура… Да и лорд очень элегантен, одевается, пожалуй, немного старомодно, а может, как раз благодаря этому и элегантен. Но они смотрели на меня как-то свысока — а может, мне это только показалось, потому что я из провинции… Может быть, я потому и забыла о них, когда перечисляла своих родственников, что не хочу о них вспоминать. С тех пор я с ними, собственно, и не общалась. Может быть, и надо из вежливости, да что-то не хочется…

— И за все это время, что вы в Лондоне, вы ни разу с ними не встречались? Даже случайно, у кого-нибудь в гостях?

— Нет, ни разу.

— Странно — они, как я знаю, довольно общительные люди. И к себе они вас не приглашали?

— Нет. Сказать по правде, я и рада — зачем мне их приглашение? — Кейт выпрямилась на стуле. — Но я хотела бы все-таки поговорить с вами о том, ради чего мы уединились.

— Что-то случилось? — нахмурился он. — Дома у вас, я надеюсь, все в порядке?

— Как сказать… и да и нет… то есть… Видите ли, сэр Аласдер, я не уверена, поймете ли вы: вы и моя семья такие разные…

— Расскажите мне о вашей семье, Кейт, — попросил он, глядя ей в глаза.

26
{"b":"18213","o":1}