ЛитМир - Электронная Библиотека

Девушка снова настойчиво постучала. Дверь приоткрылась.

— Я не служанка, любезнейший! — не давая дворецкому снова закрыть дверь, резко произнесла Кейт, представив себе, как повели бы себя ее наглые кузины. — Потрудитесь открыть, если не хотите иметь неприятности!

Дверь широко распахнулась.

— Меня зовут Кейт Корбет, любезнейший, — произнесла гостья, глядя мимо дворецкого, ибо, как она успела подметить, девицы из знатных лондонских семей не удостаивают слуг даже взглядом. — Я родственница Суонсонов. Я прощаю вам вашу неучтивость, милейший, принимая во внимание то, как я одета. Потрудитесь доложить обо мне сэру Аласдеру — я слышала, что он болен, и пришла его навестить.

Кейт замолчала, сама поражаясь собственному наглому тону. Поверит ли дворецкий, что эта оборванка — родственница Суонсонов?

— Сэр Аласдер прислал мне записку, что желает меня видеть, — для пущей убедительности солгала она, но тут же пожалела об этом; а вдруг Аласдер все это время был без сознания и не мог написать никаких записок?

Дворецкий помолчал с минуту.

— Прошу вас подождать здесь, мисс, — произнес наконец он.

Он не впустил ее в дом, но и не захлопнул дверь снова — что ж, уже хорошо… Кейт стояла на крыльце, сама жалея о собственном безрассудстве. Из глубины прихожей на нее с любопытством уставился другой слуга.

— Кейт! — послышался вдруг из прихожей голос Ли. — Это вы?! Что случилось, черт побери? Вы одна?

— Одна. — Кейт вскинула голову. — Я не могла оставаться дома, не навестив его только из-за каких-то дурацких правил этикета! — Кейт запнулась, почувствовав вдруг, что на глаза ее наворачиваются слезы,

— Вы с ума сошли! А этот маскарад, — он покосился на ее платье, — я полагаю, для того, чтобы никто вас не узнал? Ей-богу, Кейт, такого я от вас не ожидал! Послали бы «а мной, в конце концов!

— Я не сомневаюсь, что вы всегда готовы помочь мне, но — прошу понять меня правильно, сэр! — я не нищенка, чтобы просить чужих подачек. Зачем устраивать какой-то сложный спектакль только ради того, чтобы повидать больного друга?

При слове «друг» Ли заколебался.

— Ладно, — кивнул он, — что сделано, назад не воротишь. Короче, с ним все в порядке. Жизни ничто не угрожает. Вы можете его видеть, раз уж пришли. Но обратно, хотите того или нет, пешком не пойдете — я отвезу вас. Я думаю, ваш визит ободрит его, но нужно спросить его самого. — Взяв Кейт под локоть, он ввел ее в какую-то комнату. — Подождите, пожалуйста, здесь.

Ли направился к дверям, но на полпути вдруг обернулся.

— Кому вы сказали, что пойдете сюда? — спросил он, нахмурившись.

— Только Сибил.

— То, что вы переоделись служанкой, — усмехнулся он, — полагаю, ее идея?

— Идея целиком моя. Но Сибил одобрила мой план.

— Советчик, конечно, компетентный! — фыркнул Ли.

— Сэр! — Кейт была задета этим комментарием.

— Простите, мисс, я хотел лишь позабавить вас, да шутка, признаю, вышла неудачной. Дитя, конечно же, не виновато, что не знает света, до последнего времени ее держали за семью замками… Надеюсь, вы не передадите ей эти слова?

— Разумеется, нет.

— Хорошо, — кивнул Ли, — ждите меня здесь.

Как только он вышел, бравада Кейт поубавилась. Она оглядела комнату, в которой находилась. Учитывая, какой необычный человек Аласдер, Кейт почему-то казалось, что и дом его обязательно должен быть каким-то особенным. Сейчас же она находилась в кабинете, неплохо обставленном, но не представлявшем собой ничего особенного. Большой стол, несколько удобных кресел, книжные полки по стенам, несколько акварелей, изображавших лошадей, полированные полы, покрытые немного выцветшими лоскутными коврами… Раньше Кейт почему-то представляла, что комнаты Аласдера должны быть в мрачных черных и тревожных багровых тонах. В этом простом кабинете она чувствовала себя уютно, он словно говорил, что его владелец мрачен лишь на вид, на самом же деле его совершенно нечего бояться.

— Хорошо, — прервал ее мысли голос вернувшегося Ли. — Я поговорил с ним и убедил, что у вас в мыслях не было его компрометировать. Пойдемте.

«Компрометировать»! Кейт хотелось ответить Ли что-нибудь резкое, но тот уже повернулся спиной, и ничего не оставалось, как последовать за ним.

— Аласдер! — громко произнес Ли, отворив какую-то дверь. — Ты готов?

— Да, — послышался изнутри насмешливый голос. — Трубка с опиумом спрятана, а танцовщицы выпорхнули в окно. Можешь вводить сюда нашу крошку.

Теперь, услышав знакомый голос и убедившись по крайней мере в главном — что Аласдер жив, — Кейт вдруг подумала о том, что входить в спальню чужого мужчины не очень прилично, тем более если этот мужчина Аласдер Сент-Эрт. Но стоило ей увидеть его, как чувство стыда тут же сменилось другими — шоком, тревогой и пронзительным сочувствием… Спальня была действительно мрачной, в красных и черных тонах, но сознание Кейт почти не зафиксировало этого — все ее внимание было приковано к человеку, сидевшему в кресле. На Аласдере был красный с золотым халат. Вместо лица был сплошной черно-красный синяк. Правый глаз налит кровью и полузакрыт, под ним — большой черный круг. На правой щеке — глубокий шрам, такой же на лбу, на кончике носа — царапина, на подбородке — два перекрещивающихся шрама.

Заметив ее реакцию, Аласдер усмехнулся:

— Теперь вы наконец убедились, Кейт, что иногда я действительно могу быть ужасен!

— Да нет, вы вовсе не ужа… хотя вообще-то да, зрелище не из приятных, — залепетала Кейт, отметив про себя, что рот Аласдера, слава Богу, кажется, не поврежден. — Что случилось, сэр Аласдер?

— Садитесь, — проговорил тот.

Ли указал на стул напротив Аласдера, Кейт села, и хозяин дома поведал ей о случившемся. Рассказ был краток — после того как он потерял сознание, Аласдер ничего не помнил.

— Я пока что плохо двигаюсь, — заключил он, — но, надеюсь, это скоро пройдет. Не знаю, Бог уж мне помог или дьявол, но, пройди нож чуть выше… Тому парню повезло меньше — я его просто прикончил. Второй, как мне сказали, убежал.

— Чего они хотели? — тревожно спросила Кейт. — Денег? Я думала, ваш район вполне безопасный…

— В Лондоне нет безопасных районов, — пожал плечами Аласдер, точнее, попытался пожать, мешала перевязка. По скривившемуся лицу Кейт поняла, что даже самое малое движение стоит ему сейчас сильной боли.

— Может быть, вам лучше лечь? — нахмурилась она.

— Вот видишь, Ли, — усмехнулся Аласдер, — кажется, все хотят, чтобы я не выползал из кровати, даже мисс Корбет. Я подозреваю, против меня имеется заговор!

— Я предупреждал вас, Кейт, — сказал Ли, — что посещать его в спальне не стоит!

— Если уж я не боюсь сэра Аласдера, когда он здоров, стоит ли бояться его, когда он еле двигается? — попыталась Кейт свести все к шутке. Аласдер покосился на нее своим здоровым глазом, но что у него было на уме, трудно было понять.

— Надеюсь, — нахмурился он, — глядя на мой «живой пример», теперь вы наконец осознали, как опасно ходить по лондонским улицам одной. Что, черт побери, толкнуло вас на этот безумный поступок?

Кейт была слегка задета.

— Я не могла сидеть и ждать, пока кто-нибудь не принесет мне от вас весть. Я должна была вас проведать!

— Весьма польщен вашей заботой, — кивнул тот, — хотя и продолжаю считать ваш риск совершенно излишним. Вы хотя бы подумали, Кейт, что рискует' не только безопасностью, но и своей репутацией?

— Могла ли я думать о том и другом, когда вы в опасности? Но я готова признать, что вы правы.

Кейт закусила губу, раздумывая, стоит ли упоминать о встрече со сводней. Пожалуй, нет — во-первых, джентльмены непременно начнут расспрашивать, что, и где, и как; во-вторых, это еще больше утвердит их в мысли, что предприятие Кейт было очень опасным.

— С вами по пути что-нибудь случилось? — словно прочитав ее мысли, спросил Ли.

После этого вопроса Кейт уже не могла не рассказать о встрече с мадам Пэнси. Аласдера за время рассказа несколько раз разбирал смех.

32
{"b":"18213","o":1}