ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Душа в наследство
Сплетение
Яга
Башня у моря
Время – убийца
Метро 2033: Спящий Страж
Сновидцы
Мы взлетали, как утки…
Криштиану Роналду

— Как я могла отказать Суонсонам? Они сказали, что, если я откажусь, это нарушит планы Фрэнсис — ее пригласил на прогулку какой-то друг Маркхэма, а я для приличия должна была составить пару самому лорду. Пришлось пойти. Кстати, не забавно ли — этот идиот решил, что у меня богатое приданое! Я сказала ему, что у меня ни кола ни двора, но он подумал, что я просто шучу. Это еще не все — завтра мне придется тащиться на чай к лорду Фицхью, потому что его приятель приглашает Хлою. Слава Богу, сегодня мне удалось уйти из дома раньше, чем Генриетта спустилась к завтраку, а то бы и она заставила меня к кому-нибудь идти…

— Не понимаю, Кейт, почему вы не можете им отказать? Скажите «нет» — и все тут…

— Как я могу им отказать? Если бы я была одна, но от меня ведь зависит леди Суонсон, не говоря уже о Сибил…

— Вы уверены, Кейт, что у них действительно есть какие-то тайные мотивы? Может быть, они просто попросили вас пару раз составить им компанию, а вам уже кажется…

— Не знаю, что у них там за мотивы, но признаюсь честно — в Лондоне мне уже начинает надоедать. Остаюсь только из обещания, данного вам.

— Хорошо. Вернемся в зал, Кейт, продумаем все наши планы. Распишем наши встречи заранее, будем встречаться каждый день, чтобы у вас уже не осталось возможности посещать нежелательных вам людей.

— Каждый день не получится, сэр Аласдер. Все станут думать, что мы с вами помолвлены.

— Хорошо. Тогда каждый раз, когда вам предстоит нежелательная встреча, извещайте меня, я что-нибудь придумаю.

— Отлично! — Кейт одарила его очаровательной улыбкой. — Спасибо, сэр Аласдер!

Кейт думала, что Аласдер что-нибудь ответит, но он молчал. Выражение его лица было едва различимо — он стоял спиной к свету, и Кейт могла видеть лишь его силуэт.

Но сам Аласдер хорошо видел ее. На Кейт было роскошное шелковое платье цвета меди, не так откровенно обрисовывавшее ее формы, как простенькое платьице деревенской девушки, но от этого еще более дразнящее.

— Я полагаю, сэр Аласдер, — проговорила наконец она, — нам следует вернуться в зал…

— Вы хотите туда вернуться, Кейт? — эхом откликнулся он.

Сам он не двигался, если не считать того, что пальцы его поправили сбившуюся на лоб прядь девушки. Прикосновение было легким, почти неощутимым. Но от этого прикосновения Кейт вдруг почувствовала трепет во всем теле.

— Я думала, вы заботитесь о моей репутации! — проговорила Кейт.

— Я забочусь. Вы даже не представляете, Кейт, как забочусь…

Аласдер приблизился к ней на шаг. Он был таким высоким, что Кейт не доставала ему и до плеча. Ее голову кружил запах его одеколона, пахнувшего сосной и земляникой.

Кейт знала, чего ей сейчас хочется больше всего, знала, что все равно не сможет противостоять этому желанию. Закрыв глаза, она потянулась губами к губам Аласдера. Это даже нельзя было назвать поцелуем — губы соприкоснулись всего на мгновение. Однако Кейт почувствовала, что Аласдер тоже хочет этого.

Глаза девушки распахнулись, словно два окна.

— Вы, кажется, обещали, сэр Аласдер, — проговорила она, — что с вами я не подвергнусь никакой опасности! — Лишь произнеся эту фразу, Кейт вдруг осознала, какую опасность она имеет в виду.

— Обещал, — игриво произнес он. — Но разве со мной вы чувствуете себя в опасности?

— Вы, кажется, говорили, — Кейт была немного сердита, — что наша дружба нужна вам, чтобы поправить вашу репутацию! Зачем же вам понадобилось ставить меня в неловкое положение?

— И в самом деле, зачем? — Тон Аласдера был все таким же шутливым.

Помолчав с минуту, он отошел от нее на шаг.

— Простите меня, Кейт. Видите, — произнес он с деланным смехом, — как опасно оставаться со мной наедине на темной террасе? Я виноват перед вами — чувства пересилили разум, но лишь на мгновение. Вернемся лучше в зал, мой рациональный друг, я надеюсь, что вы простите мне эту маленькую слабость.

Кейт кивнула — в конце концов, она сама спровоцировала его…

— Но поверьте мне, Кейт, — вдруг произнес он, — Бог свидетель, меньше всего мне хотелось бы подвергнуть вас хотя бы малейшей опасности. Так что если наша дружба ' вдруг начнет вам чем-то вредить — одно ваше слово, и все будет так, как вы хотите.

— Не беспокойтесь, сэр Аласдер, если что, скажу. Я не из робкого десятка.

Аласдер многозначительно посмотрел на партнершу, давая понять, что переходит к самому главному.

— Кейт, — нахмурился он, — прежде чем вы согласитесь продолжать нашу сделку, подумайте, что вам может угрожать опасность иного рода. У меня темное прошлое, у меня много врагов… Взять хотя бы последний инцидент, когда на меня напали. Я боюсь, что мои враги могут навредить и вам. Подумайте, Кейт, еще не поздно отказаться…

— Нет, сэр Аласдер, — проговорила она, — я не меняю своего решения.

Б глубине души, однако, Кейт была поражена неожиданной откровенностью Аласдера. Таким она его еще не видела, видимо, что-то изменилось в нем. Кейт лишь сейчас с предельной ясностью осознала, что Аласдер, может быть, и здоров уже настолько, чтобы танцевать, но все-таки не поправился окончательно. До сих пор ей приходилось видеть его веселым или мрачным, открытым или таинственным, но менее всего нерешительным.

— Я не думаю, сэр Аласдер, — поспешила заверить она его, — что мне может что-то угрожать. Иначе я не согласилась бы на нашу сделку. Надеюсь, вы все-таки не думаете, что ваши враги способны похитить меня из моей собственной постели?

— На такое они, может быть, и не способны. Но после произошедшего со мной и зная, что ваши родственники не в восторге от наших встреч, я впервые подумал, что вам тоже может что-то грозить, раньше, признаться, я как-то об этом не думал. Мой вам совет — избегайте людей, которых вы не любите или которым не доверяете. Со своей стороны я сделаю все, что можно, но я, сами понимаете, не вездесущ.

— Значит, вы сумеете справиться с Суонсонами? — Тон Кейт стал шутливым.

— Обещаю, — без тени иронии проговорил он.

Он согнул локоть, предлагая Кейт взять его под руку, и они направились к двери, ведущей в зал. Дождавшись подходящего момента, они вернулись в зал танцуя. Но кто-нибудь их наверняка видел — во всяком случае, Аласдер рассчитывал на это.

Глава 15

Весь обратный путь в карете Кейт сидела молча. Вернувшись в дом Суонсонов, она ни словом не перекинулась с хозяевами, если не считать того, что пожелала им спокойной ночи. Даже с Сибил она не стала обсуждать подробности сегодняшнего вечера, сославшись на усталость. Кейт действительно чувствовала себя немного усталой, но главная причина на самом деле была в том, что некоторые моменты ей не хотелось обсуждать даже с верной подругой. Служанку она выслала, заявив, что разденется сама, и заперла дверь. Кейт попыталась успокоиться. Что, собственно, такого сделал Аласдер? Поцеловал ее? Обычная реакция прожженного ловеласа на женщину, которая… скажем прямо, не совсем дурна. Стоит ли придавать этому значение? Но мысли девушки снова и снова возвращались к этому поцелую, вызывая в душе странную бурю эмоций — Кейт была одновременно удивлена, польщена и смущена. Была и сердита — она привыкла считать Аласдера другом, а настоящий друг, по ее понятиям, не станет смотреть на нее с вожделением. Сент-Эрт повел себя так, как и следовало of него ожидать, он и сам никогда не скрывал, что его репутация донжуана вполне заслуженна. Что ж, тем самым он лишь доказал, что на самом деле не является настоящим другом, — факт печальный, но не смертельный… Подойдя голой к туалетному столику, Кейт с минуту критически разглядывала себя в зеркало. Затем, натянув ночную рубашку, села на кровати, обняв руками колени. Мысли снова и снова обращались к этим новым, неведомым до сей поры ощущениям. Каковы бы ни были мотивы, заставившие Аласдера поцеловать ее, одно было для Кейт несомненно: в тот момент ей хотелось, чтобы поцелуй длился очень долго, хотелось и иного, гораздо большего… Простое, мгновенное, почти неощутимое соприкосновение губ пробудило в Кейт тайные, дремавшие до сих пор страсти, о которых она не догадывалась. Случилось как раз то, чего Кейт опасалась, — она слишком привязалась к Аласдеру. Теперь она уже не могла этого отрицать. Дело было не в том, что от Аласдера исходило какое-то мужское обаяние — в конце концов, это обаяние Кейт привыкла чувствовать во многих мужчинах, начиная от кузнеца в их городке и кончая собственным отцом. Нет, от Сент-Эрта исходило что-то еще, что-то такое, чему девушка даже не могла найти названия. Правда была удивительно проста и банальна — в тот момент Аласдеру хотелось заняться с ней любовью и она, Кейт, думала о том же. Его лицо, улыбка, вкрадчивый голос, проникающий в душу взгляд, даже запах — все говорило об этом. Стоило Аласдеру войти в двери, как он сразу же заполнял собой всю комнату. Неудивительно, что, оставшись с ним наедине на полутемной террасе, Кейт не могла уже думать ни о чем, кроме… Передернув плечами, словно отгоняя эти мысли, Кейт залезла под одеяло и долго лежала неподвижно. Раньше она никогда не теряла головы ни с одним мужчиной, но Аласдер был способен вскружить голову и самой трезвомыслящей женщине. Теперь ей нужно призвать на помощь всю свою волю, иначе и моргнуть не успеешь, как это может завести бог знает куда… Да может быть, ничего и нет — все это только ее фантазии? Кейт всегда считала себя трезвой женщиной, привыкшей доверять не домыслам, а фактам. Аласдер никогда и не скрывал того, что она нужна ему лишь для восстановления собственной репутации, и, если бы не сегодняшний странный инцидент, ей бы и в голову не пришло сомневаться в этом. Восстановив свое честное имя, он женится на какой-нибудь знатной, богатой даме, и скромная молоденькая провинциалка останется для него не более чем приятным воспоминанием. Может быть, Аласдер и не отличается пуританской воздержанностью, но уж с ней-то, Кейт, он вряд ли захочет что-нибудь иметь… Эта мысль одновременно успокаивала и разочаровывала. Роман с ним был бы увлекательным, и если бы не моральные соображения… Впрочем, кроме последних, есть еще и соображения рассудка. Кейт села на кровати, намереваясь подсчитать на пальцах все «за» и «против». Рано или поздно она, разумеется, должна выйти замуж, а муж наверняка будет не в восторге, если узнает, что она не девственница. Но дело не только в этом. Аласдер, может быть, будет и не прочь с ней позабавиться, но рано или поздно он наверняка оставит ее. И если для него это будет всего лишь очередным приключением, сотым, если не тысячным, по счету, то Кейт — ни ее ум, ни тело — не сможет забыть об этом никогда… Даже если она не забеременеет от него, все равно он оставит в ее душе отпечаток на всю жизнь… Кейт сама поразилась этой мысли, и ей захотелось ударить себя, чтобы выбить эту дурь из головы. Но вместо этого она зарылась в подушку с безмолвным стоном отчаяния. Понравится ли такому опытному, умелому мужчине, как Аласдер Сент-Эрт, секс с неискушенной простушкой? Вряд ( ли, скорее всего он привык совсем к другому… Из откровенных разговоров с матерью и с подругами Кейт знала кое-что об искусстве любви — теоретически. Во всяком случае, ей предстоит перед ним раздеться. Это тоже надо уметь, но, даже если она и сможет сделать все как надо, понравится ли ему то, что он увидит? Кейт критически оглядела себя. Правда, сейчас на ней была ночная рубашка, но она достаточно хорошо знала свое тело, все его недостатки: одна грудь немного больше другой, да и бедра, если сравнивать с другими женщинами, полноваты… Но иметь привлекательную внешность — это полдела, надо еще уметь соблазнять. А за плечами Кейт не было никакого сексуального опыта — если только не считать таковым несколько поцелуев. Да и с кем? С Джереми Портером не в счет, они тогда были почти детьми. Питер Прайс был слишком напорист и груб, Джон Макмастере — совершенно неуклюж, а уж о Саймоне Флетчере и говорить нечего, она тогда поцеловалась с ним только для того, чтобы этот идиот наконец отстал. Аласдер, конечно, научил бы ее и целоваться, и всему остальному — вот только получил бы он сам от этого удовольствие? Вряд ли. Хороший танцор может, конечно, снизойти до неумехи и потанцевать, но вряд ли будет испытывать при этом что-нибудь, кроме скрытого раздражения. Настоящее удовольствие он может получить лишь с человеком, танцующим не хуже его. А Аласдер, как она уже успела убедиться, прекрасный танцор, обладающий отменным чувством ритма… Чувством ритма? Господи, и откуда у нее такие мысли?! Кейт готова была застонать. Она думала об Аласдере, о том, чтобы заняться с ним любовью! О том, что произошло, если бы после сегодняшнего поцелуя она позволила ему большее. Она хотела это знать, испытывала физическую потребность в этом. Как перехватывало тогда ее дыхание, как замирало все ее существо в предвкушении… Нет, пора наконец оставить безумные мечты! Иначе совсем с ума сойдешь…

36
{"b":"18213","o":1}