ЛитМир - Электронная Библиотека

— Простите, леди, — проговорил он, — но я веду расследование и обязан отработать все варианты, в том числе и тот, который кажется наименее вероятным.

— Не скрою, — поморщилась Генриетта, — мы недолюбливали ее: появилась из Богом забытой глуши и за несколько недель покорила весь Лондон! Но Бог свидетель, смерти ее мы все-таки не хотели.

Аласдер почувствовал, как кровь стынет в жилах.

— Ее больше нет? — упавшим голосом проговорил он. — Откуда вам это известно?

— Жива ли она, нам неизвестно, — отчеканила Хлоя. — Но ее вот уже сутки как похитили, и до сих пор никаких вестей. Что, по-вашему, мы должны думать?

Аласдер поспешил оставить эту тему — сама мысль о смерти Кейт была ему ненавистна.

— Думайте что хотите, — обреченно произнес он, — Но ради Бога, если вам хоть что-нибудь станет известно, тотчас же сообщите мне.

Девицы переглянулись — впервые Аласдер их о чем-то умолял. Таким они его еще не видели.

— Мы сами пытаемся хоть что-нибудь узнать, — заверила его Хлоя. — Готовы даже заплатить любые деньги за какую-нибудь информацию, и кое-кому уже заплатили авансом. Но никто ничего не знает, сэр Аласдер, никто. Она словно в воду канула. Да, мы недолюбливали ее, но, Бог свидетель, по-настоящему не желали ей зла.

— Тем не менее, — усмехнулся он, — заставляли ее встречаться с такими типами, как Маркхэм.

— Маркхэм, может быть, и мерзкий тип, — заявила Фрэнсис, — но зла он ей не сделает, по крайней мере не раньше того, как женится на ней.

— Ну что ж, — произнес Аласдер, помолчав, — спасибо. Если что, сразу же сообщайте мне.

— Надеюсь, вы все-таки верите нам, сэр Аласдер? — спросила Хлоя.

— Верю. Вы достаточно умны, чтобы понять, что лгать мне не стоит.

Девицы улыбнулись, но это была такая улыбка, что делала их еще менее привлекательными. Тянуть время теперь уже не было смысла. Осталось только одно — то, чего хотелось Аласдеру меньше всего, но других вариантов не было. Стоя перед домом Скалби, Аласдер чувствовал, что ему трудно дышать. Сердце так бешено колотилось в груди, словно всю дорогу он пробежал без остановки. Сент-Эрт смотрел на серый, довольно скромный снаружи особняк так, будто перед ним была неприступная крепость. Прохожие с любопытством косились на стройного, с иголочки одетого джентльмена, стоявшего посреди улицы неподвижно, как памятник, но Аласдер не замечал их. Как долго он ждал этого момента, как мечтал о нем еще с юности… Но сейчас почему-то хотелось лишь одного — повернуться и уйти. Да, хорошо смеется тот, кто смеется последним, но на данный момент победителями были они. Войдя к ним сейчас, первое, что он увидит, — это горящие злорадным огнем глаза леди Скалби и мрачное демоническое лицо ее мужа. Аласдер готов был повернуться и уйти — если бы не сознание, что он идет на это ради Кейт. Из-за него она попала в опасность, ему ее и спасать… Он думал, что «сделка» с Кейт поможет осуществить его план, и в результате добился лишь того, что все чертовски запутал… Аласдеру вдруг вспомнился один разговор. Они с Кейт кружились в вальсе, и та вдруг подняла на него сияющие глаза.

— Ну как, сэр Аласдер, — лукаво спросила она, — прибавляю ли я вам репутации? Не вернее ли другое: вы портите мою репутацию?

— Я думаю, — в тон ей ответил он, — верно и то и другое. У вас есть какие-то возражения против этого?

— В данный момент я не думаю об этом, — пожала плечами она, — я просто наслаждаюсь танцем.

— Мне не хотелось бы, чтобы вы привыкали к нашим встречам, Кейт, вскоре они должны закончиться.

В ответ девушка лишь весело рассмеялась. Аласдер же был слишком озабочен, чтобы сводить все к шутке.

— Я точно не порчу вашу репутацию, Кейт? — повторил он уже серьезнее.

— Меня не волнует, что говорят обо мне здесь, если я все равно скоро уеду. — Она задумалась на минуту. — Впрочем, если бы я и осталась, мои друзья знают, что на самом деле нас с вами не связывает ничего, кроме дружбы, а что будут думать все эти дураки, мне плевать.

Ответ Кейт, ее честность понравились Аласдеру, но он с тревогой отметил про себя, что его все-таки волнует ее репутация. Эх, подумать бы как следует об этом тогда! Но он был слишком поглощен мыслями о своем деле… Переведя дыхание, Аласдер направился к дому, в который ему через несколько мгновений предстояло войти. Если ради того, чтобы спасти Кейт, от него потребуют продать душу дьяволу, он пойдет и на это. В этот момент все чувства, копившиеся у него неделями, вдруг словно прорвали некую плотину и хлынули мощным потоком, заставляя забыть о грозящей опасности. Опасности? Аласдер усмехнулся. Какой? Жизни его ничто не угрожает… Единственное, что грозит ему, — это то, что он не сможет «обставить» свой триумф так, как хочется. Сама же победа все равно в конце концов будет за ним… Хотя еще рано говорить об этом. Неизвестно, что за дьявольскую хитрость готовят ему Скалби… Он согласится на все — Аласдер знал это. Через несколько мгновений он будет стоять перед убийцами своего отца, умоляя их освободить Кейт… Да, убийцами. Отец сам наложил на себя руки, но он никогда не сделал бы этого, если бы не они… Аласдер попытался придать лицу холодное и бесстрастное выражение, чтобы хотя бы в первый момент обмануть своих врагов. Но даже для такого мастера шантажа, как он, это было непросто. Предстать перед людьми, которые довели отца до самоубийства, лишили тебя доброго имени, превратили твою жизнь в ад… Аласдер давно привык не чувствовать боли, но сейчас его боль была так велика, что, казалось, грозила убить. Он должен это сделать! Ради Кейт и ради себя, если только желает снова обрести спокойствие духа. С каких это пор он начал думать о собственном спокойствии? В этот момент Аласдер почти готов был ненавидеть Кейт за то, что ради нее ему приходится идти на это… Впрочем, если он не сделает это, то потеряет ее навсегда. А если пойдет? Наверняка Скалби все ей расскажут… Но у него нет выбора. Он должен спасти Кейт, даже если после этого она будет ненавидеть его всю оставшуюся жизнь. Аласдер продолжал стоять, глядя на серый дом, как приговоренный к смерти смотрит на эшафот, на котором ему через несколько мгновений предстоит расстаться с жизнью. Что ж, и это может быть сделано с изяществом и достоинством. Как, в конце концов, встречают смерть множество отчаянных доходяг — воров, жуликов, убийц? Нужно лишь собраться с духом, притупить все свои эмоции и сделать это так, чтобы эти гады не догадались, каких усилий ему это стоит. Они не должны узнать, каково, забыв о гордости, пойти на самые унизительные условия своих смертельных врагов… Он должен. Он может. Ему приходилось делать подобное раньше. Погруженный в свои мысли, Аласдер не сразу услышал звук шагов бежавшего к нему человека.

— Сэр Аласдер! Вам записка!

Сент-Эрт обернулся. Перед ним стоял его запыхавшийся дворецкий, Пэрис, держа в руке какую-то измятую бумагу. Аласдер быстро пробежал глазами записку.

— Кто ее принес? — спросил он.

— Какой-то мальчишка. Сунул Хоскинсу и убежал. Я тут же отправился разыскивать вас, сэр. Был у лорда Ли, потом снова решил вернуться к нему, но тут случайно увидел вас, сэр.

— Спасибо, Пэрис. Молодец. Отправляйся домой, буду через час.

— Может быть, я могу вам чем-нибудь помочь, сэр? — с надеждой в голосе спросил Пэрис.

Записку, подумал Аласдер, наверняка успела прочитать половина слуг. Они явно почувствовали неладное, иначе бы на поиски Аласдера отправился мальчишка, бывший у него на посылках, а не сам дворецкий.

— Спасибо, Пэрис, я сказал — иди домой. Приготовьте мне карету, она может срочно понадобиться.

Аласдер еще раз перечитал послание, на этот раз чувствуя себя одновременно успокоенным и вооруженным, хотя все, что давала ему записка, — это знание, куда идти и где искать информацию. Учитывая, от кого она, это мог быть ложный вызов. Но даже в этом случае это могло быть началом нити, которая приведет к цели. По крайней мере пока ему не нужно идти к Скалби. Аласдеру вдруг стал предельно ясен план действий.

44
{"b":"18213","o":1}