ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Конфедерат. Ветер с Юга
Первому игроку приготовиться
Злые обезьяны
Мы – чемпионы! (сборник)
Сновидцы
Еще темнее
Его кровавый проект
Мозг Будды: нейропсихология счастья, любви и мудрости
Земля лишних. Треугольник ошибок

Музыканты прибавили темп, и они с Майлсом также ускорили свой темп, от восторга Аннабелла откинула голову и громко засмеялась. Комната вокруг нее кружилась, она улыбнулась своему мужу… и чуть не сбилась, увидев выражение его лица.

— Я думаю, — сказал он, направляя ее к краешку танцевального зала, — что нам следует остановиться и перевести дыхание.

— Но я чувствую себя великолепно!

— Не сомневаюсь, так и должно быть, но, полагаю, вам необходимо поправить…

Она повиновалась, поскольку выбора у нее не было — он быстро уводил ее от танцующих, стараясь обойти зрителей. Вдали от яркого света канделябров она наконец взглянула мужу прямо в лицо, исполненная решимости высказать все, что она думает по этому поводу. Но тут Аннабелла лучше рассмотрела выражение, застывшее на его лице.

— Что такое? — спросила она в тревоге, позабыв о своем раздражении. — Что случилось? — Она огляделась по сторонам. — Что-то не так с Камиллой? С вашей матушкой? С Бернардом?

Целый сонм чувств она читала на его лице: смятение, беспокойство, жалость, впервые она увидела сочетание всех трех.

— Белла, — произнес он мягко, — ваша шляпка… или как вы ее там называете… съехала. Вместе с волосами.

Ее рука метнулась к голове. Она ощутила скользкую ткань шляпки и от удивления открыла рот. Шляпка съехала. Сейчас бахрома черных локонов, прикрывавших лоб, сдвинулась к правому уху; кудри, которые так красиво выглядывали у этого уха, почти лежали на спине. Аннабелла дотронулась до левого виска и нащупала короткие жесткие завитки своих собственных волос, они явно были видны. Она торопливо натянула атласный ток на место, но, по-видимому, не слишком удачно — это Аннабелла поняла по лицу Майлса, который изо всех сил пытался сдержать смех и смятение.

— Вам придется быть моим зеркалом, — коротко сказала она. — Я не могу пойти в дамскую комнату, поскольку придется пройти через переполненный зал со свернутой головой.

Но когда, несмотря на такое затруднительное положение, она увидела, как изогнулись его губы, она вдруг осознала всю комичность этой ситуации.

— Боже мой! — вырывалось у нее между приступами смеха, который она старательно пыталась подавить. — Должно быть, я выгляжу так, словно у меня отваливается голова!

— Нет. Всего лишь отваливается ваш скальп. Не волнуйтесь. Половина присутствующих здесь людей некогда брили головы, чтобы носить парики, поэтому даже если они вас и увидят, это для них не будет в диковинку. А теперь, вместо того чтобы использовать мои глаза в качестве зеркала — что доставит мне удовольствие, но может не сработать, — не доверите ли мне эту честь?

Она нагнула голову. Майлс поднял руки.

— Вот вы где! — внезапно раздался громкий голос. Аннабелла вскинула голову. К ним подходила ее свекровь, ведя за собой группу людей.

— Аннабелла, догадайся, какой сюрприз я тебе приготовила! — соловьем заливалась Элис. — Это твои друзья! Я увидела, что вы вышли из танца, и поэтому привела их сюда.

Пять изысканно одетых людей стояли, уставившись на Аннабеллу. Пять человек, которых она никак не ожидала встретить в этой глуши и которых она не видела со дня своей свадьбы. Высокий, элегантный, но апатичный граф Драммонд и его супруга. Белокурый великан Эрик Форд. И Деймон. Невероятно красивый Деймон Райдер и его столь же обаятельная жена. У всех на лицах было одинаковое выражение изумления, которое они тщетно пытались подавить. Дамы старались не показать свое смятение и сочувствие, мужчины пытались изобразить на своих лицах обычную радушную приветливость.

Аннабелла оцепенела. Во время своей болезни в ночных кошмарах ей представлялось, как она появляется на публике, на нее смотрят, и она счастлива, пока не обнаруживает, что на ней нет никакой одежды. Она просыпалась от стыда и унижения. Но думала, что все это последствия лихорадки. Сейчас все обстояло намного хуже. Она не могла проснуться.

Деймон? Ее первая и, возможно, единственная любовь. А насмешливый и умный Драммонд? И их милые прелестные женушки. И красавец Эрик Форд, который некогда обманул ее, притворившись, что попал под действие ее чар, лишь затем, чтобы спасти мужа своей сестры от ее знаков внимания.

Все они были искушенными светскими людьми, но даже они, оказавшись в такой ситуации, стояли молча, очевидно, не находя нужных слов для того создания, в которое превратилась леди Аннабелла, самая красивая женщина Лондона.

— Мы можем подойти попозже, — мягко произнес граф Драммонд.

— Да! — слишком оживленно подхватила Джиллиан Райдер, красивая блондинка, которая вышла замуж за Деймона. Она повернула голову. — Слышите! Заиграли польку. Мой любимый танец. Пойдем, Деймон.

Поскольку леди была беременна и едва ли могла танцевать польку, за ее неловкой попыткой дать Аннабелле возможность уединиться последовало неловкое молчание. Оно было прервано испуганным возгласом Элис.

— Боже мой! — выдохнула Элис, поднося руку к губам. — Бедняжка Аннабелла. Ваши волосы! Что случилось с вашей милой шляпкой? Какая неприятность, так все испортить! — Она бросила взгляд на сына. — Я же не знала, почему вы уединились. Но я так хотела удивить Аннабеллу встречей с друзьями, что последовала за вами. Я знала, что поместье графа находится неподалеку, и у меня была надежда, что сегодня вечером он тоже будет на балу. Я была так рада встретить его, и к тому же оказалось, что его гости тоже знакомы с нашей Аннабеллой! Я была в таком восторге, что просто не могла ждать. А подождать следовало, теперь я это понимаю! Аннабелла, конечно же, не хотела, чтобы ее застали в таком виде. Ты меня простишь, дорогая?

— Все в порядке, мама, — терпеливо произнес Майлс, поскольку его матушка уже начала заламывать руки.

— Нет, не все, — заявила она. — Мы должны позволить Аннабелле привести себя в порядок. Мы сейчас уйдем.

— Нет, — сказала Аннабелла, сделав глубокий вдох. — Добрый вечер, — спокойно произнесла она, приветствуя подошедших легким реверансом. Когда она выпрямилась,

Майлс положил ей руку на плечо и встал поближе к жене. Аннабелла знала, что он единственный, кто может почувствовать ее дрожь, поэтому смотрела на остальных, улыбаясь самой ослепительной улыбкой, на которую была сейчас способна. — Да, — сказала она, — вы застали меня в несколько затруднительной ситуации. Но нет никакой необходимости убегать. Я была больна и не знаю, какой дьявол сыграл со мной такую шутку, но когда я была совсем плоха, мне остригли волосы, чтобы легче было переносить лихорадку. — Она положила руку на свою «заблудившуюся» шляпку. — И вот посмотрите на меня! Или лучше не смотрите! Я не совсем лысая, как новорожденный младенец, но привлекательного в этом мало, если только вы не любители стриженых овец. — Она бросила взгляд на Майлса. — Некоторым нравится, но это не совсем изящно. — Потом она повернулась к компании. — Но что бы ни сделали с моими волосами, язык мне не подрезали, а я не видела никого из вас с моей свадьбы. Поэтому, пожалуйста, не убегайте, лучше расскажите, как у вас дела?

Майлс смотрел на нее с гордой и нежной улыбкой.

Жена Деймона, Джилли, просияла.

— Браво! — воскликнула она. — Вы молодец, леди Пелем! Вашему характеру можно позавидовать! Но знаете, эта шляпка так хорошо сидит на вас, что я подумала, что вы специально сбрили волосы, чтобы завести новую моду. И черт возьми, вы на это способны!

Остальные рассмеялись.

— Джилли! — сказал ее муж, качая головой. — Ты единственная женщина из всех, что я знаю, которая способна вызвать скандал, пытаясь замять его. Но она права, Аннабелла. Эта голубая шляпка вам очень идет.

— Даже набекрень? — спросила Аннабелла. Она все еще продолжала улыбаться, хотя от напряжения мышц у нее начало болеть лицо.

— Особенно набекрень, — сказал граф. — Можешь не сомневаться, леди Аннабелла введет новую моду, — сказал он своей жене.

Аннабелла перевела взгляд на графиню. Когда-то она соперничала с этой женщиной из-за графа и проиграла в этом соперничестве, но все это, казалось, происходило в другой жизни. Стараясь подавить истерический смех, Аннабелла вдруг подумала, что пыталась заполучить каждого из этих мужчин и каждый раз терпела неудачу. По сравнению с этим нынешняя неприятность становилась ничего не значащей пустяковиной.

37
{"b":"18214","o":1}