ЛитМир - Электронная Библиотека

Элис подняла подбородок:

— Да, я была красавицей. Но теперь… Аннабелла вновь начала возражать.

— Вы все еще очень привлекательная женщина, — сказала она, и тут же у нее возникло странное ощущение, что она уже слышала это раньше. Действительно слышала, поняла она с испугом: каждый раз Майлс вновь убеждал ее, что она все еще привлекательна. Каждый раз, осознала Аннабелла, когда она вынуждала его к этому точно также, как сейчас это делала Элис.

Чувство было неприятным.

И почему Элис извиняется только за то, что не сумела вовремя понять, как это тяжело — утратить свою красоту? Почему она не просит прощения за то, что не помогала ей привыкать к новому дому? Разве она не понимала, что для молодой женщины, которая приехала в чужой дом, чтобы начать новую жизнь, тем более после тяжелой болезни, все это было столь же тяжело, как и утрата внешней привлекательности.

Возможно, подумала Аннабелла виновато, потому что для нее это было не так важно.

— Ты очень добра, — сказала Элис. — И с таким душевным настроем… Боже, как мне сказать об этом? Я хочу просить тебя об одолжении, но я понимаю, что не заслуживаю никаких одолжений.

Все происходящее стало для Аннабеллы полной неожиданностью. Теперь по худым щекам Элис струились настоящие слезы, и эти слезы никак не вязались с ее образом, который сложился у Аннабеллы.

— Скажите мне, — сказала она, наклоняясь вперед, — чем я могу вам помочь?

— Речь идет о денежных средствах, — сказала Элис. Аннабелла недоуменно посмотрела на свекровь.

— Вопрос денег, — продолжила Элис, поднимая руку, чтобы промокнуть щеки платком. — Да. Как глупо! Как стыдно! Но понимаешь, вчера вечером я сделала то, чего не делала никогда. Поскольку вы с Майлсом присматривали за Камиллой, я решила попытать счастья в игре со своими местными приятельницами. Но оказалось, что у них теплая, сыгранная компания, в которой я была новичком. В результате я проиграла очень крупную сумму.

Конечно, у меня не было при себе таких денег, и я оставила расписку. Теперь, как говорят джентльмены, это долг чести, который я просто обязана оплатить. Аннабелла рассмеялась:

— Ну, это такой пустяк.

— Боюсь, что нет. Деньги на хозяйственные расходы не покроют мой долг, даже если прибавить мои скромные сбережения. Я никогда бы не унизила себя подобной просьбой, если бы не крайняя необходимость…

— Конечно, — прервала ее Аннабелла, поскольку ее смущало затруднительное положение, в котором оказалась Элис. — Я дам вам денег…

— Взаймы, — быстро сказала Элис.

— Да, но не лучше ли попросить об этом Майлса? Думаю, его эта история даже позабавит.

Элис побледнела.

— О нет. Умоляю, ничего не говори ему. Я понимаю, это звучит странно, но я предпочитаю, чтобы он не знал о моем легкомыслии. — Она опустила голову и тихо проговорила: — Как тебе известно, я однажды уже совершила легкомысленный поступок, выйдя замуж за человека, которому не стоило доверять, и это одна из причин того, что ты оказалась здесь. Женитьба Майлса должна была помочь исправить вред, который я нанесла семье своим замужеством.

Она бросила взгляд на сидевшую без движения Аннабеллу.

Та была охвачена чувством, в котором смешались и грусть, и неловкость. Напоминание о том, почему Майлс женился на ней, неприятно царапнуло ее, и Аннабелла задала себе вопрос: чего пытается добиться Элис — подружиться с ней или вызвать отчуждение?

— Все последние годы я пыталась восстановить свою репутацию в обществе и оправдаться перед детьми, — продолжала Элис. — И если я не оплачу свой долг, это будет губительно для нашего имени. Все будут считать, что я такая же, каким был Питер — мой последний муж. Сказать Майлсу, что я проиграла такую сумму денег, — значит окончательно погубить себя в его глазах. Но ты меня едва знаешь, поэтому мне легче было обратиться к тебе.

Аннабелла была слишком озадачена, чтобы ответить сразу. Это был очень странный разговор. Элис просила о дружбе и в то же время держала ее на расстоянии. Но возможно, только таким образом эта гордая женщина могла просить об одолжении.

— Хорошо, — сказала она. — Я дам вам денег. Сколько?

Элис назвала сумму, и Аннабелла открыла рот от изумления.

— Но таких денег у меня нет! — сказала Аннабелла. — Бог мой! Как вам удалось проиграть так много и так быстро?

Элис пожала плечами:

— Ставки были очень высокие. Я полагаю, все думали, что хозяйка такого особняка может себе это позволить… хотя ведь теперь ты хозяйка Холлифилдса, не так ли?

В уме Аннабелла вела торопливые подсчеты.

— Мне деньги никогда не были нужны, меня знали все торговцы, и я могла подписать чек на любую покупку, — тихо проговорила она. — Конечно, как правило, у меня имелись при себе небольшие суммы на всякие мелкие расходы. И моя мама, конечно, дала мне соответствующую сумму перед свадьбой, поскольку она все же беспокоится за меня. В общем, я располагаю большей частью нужной вам суммы. Но не всей.

— Но ты, разумеется, можешь попросить у Майлса, — сказала Элис. — Он задолжал тебе кучу денег на булавки. Ты сколько угодно могла бы потратить, если бы не болезнь, а он человек очень щедрый.

— Полагаю, что так, — пробормотала Аннабелла, все еще занятая своими мысленными подсчетами.

— Хорошо, б таком случае он может дать тебе даже больше. Я знала, что могу рассчитывать на тебя. — Элис встала из-за стола и посмотрела на Аннабеллу сверху. — Надеюсь, что ты сдержишь свое обещание и не проговоришься об этом. Ему никогда не удавалось ничего скрыть от меня. Да, и нельзя ли мне получить эти деньги сегодня вечером? Спасибо, моя дорогая. Мне стало намного легче.

С этими словами она буквально вылетела из комнаты, оставив Аннабеллу недоумевающей и сердитой — ей не с кем было поделиться этой проблемой, и оставалось, переступив через собственное самолюбие, попросить денег у мужа. Она знала, что в такой просьбе не было ничего особенного, но от этого почему-то не становилось легче. Она в отличие от свекрови терпеть не могла просить об одолжениях, особенно теперь, когда ее муж начиная со дня свадьбы проявлял по отношению к ней такую заботливость.

— Ага! Вот почему ты вышла за меня замуж, — поддразнивал Майлс свою жену, которая вечером, когда они переодевались, перед тем как спуститься к ужину, со слегка раскрасневшимися щеками, запинаясь, решилась все-таки обратиться к нему с просьбой по поводу денег. — Ты охотница за состоянием. Ну, не смотри на меня так. Я шучу, — сказал он, положив руки ей на плечи и слегка встряхивая ее. — Ты могла выйти замуж за самого завидного жениха, и я это знаю. Я болван. Конечно, тебе нужны собственные средства. Мне следовало тотчас же назначить тебе содержание. Как только я буду в Лондоне, я сразу же обговорю этот вопрос с мистером Гриром, моим банкиром. Тогда тебе не придется обращаться за деньгами ко мне. Сколько тебе нужно прямо сейчас?

Она сказала.

Он поднял брови. Но тут же перебил ее, не дав ей продолжить.

— Прекрасно, — сказал он. — Эта сумма нужна тебе сейчас?

Она кивнула.

Он казался озадаченным, но отпустил ее и подошел к своему гардеробу. Открыв ящик, Майлс достал свой бумажник.

— Нет, — сказал он, просмотрев его содержимое. — С собой я таких денег не ношу, но они найдутся в сейфе внизу. Деньги нужны сегодня вечером?

— Да, — ответила она, щеки ее были пунцовыми. — Пожалуйста. Мне не хотелось бы напоминать об этом или снова просить. Для меня это достаточно тяжело!

— Я спущусь вниз и принесу. Сейчас вернусь. Это будет не слишком долго? О, Белла! — произнес он более мягко. Он подошел к ней и вновь притянул ее в свои объятия. — Как мы самолюбивы! — прошептал он ей на ушко. — Не надо выглядеть такой несчастной. Это я должен испытывать неловкость из-за того, что не подумал об этом.

— Ты обеспечиваешь содержание своей матери и Камиллы?

— Конечно, — ответил он и назвал сумму.

Она раскрыла глаза. Больше она не будет беспокоиться о финансах Элис, хотя ей до сих пор казалось странным, что такая сдержанная женщина позволила себе такое безумство и так увлеклась игрой.

41
{"b":"18214","o":1}