ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Первый шаг к мечте
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Эмма и Синий джинн
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций
Обжигающие ласки султана
Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…
Женщина справа
Гридень. Из варяг в греки
Око Золтара

— Все в порядке? Вы убедились в финансовом благополучии своего окружения? — Он хихикнул. — Сейчас вернусь, — сказал он и вышел из комнаты.

Аннабелла вздохнула. Ей неприятно было что-либо утаивать от него — это немного походило на обман. Но она приобретала, точнее, покупала дружбу своей свекрови. Возможно, когда-нибудь она расскажет ему об этом, и они вместе посмеются. Или повздыхают. Не важно, главное, что вместе.

Майлс вернулся с деньгами и протянул их Аннабелле. Она осторожно взяла их, словно они были не совсем чистыми.

Он не знал, что сказать, потому что она выглядела не просто смущенной или сконфуженной — она вновь выглядела больной.

— Ну все, — мягко произнес он, ласково приподнимая ее подбородок. — Самолюбие — это прекрасно, но, ведь ты понимаешь, я должен тебя материально поддерживать. Мне следовало безотлагательно отдать все распоряжения по этому вопросу. И тебе не пришлось бы просить меня.

— Спасибо, — тихо ответила она.

— Кстати, если речь зашла о финансах, — сказал он, и вид у него при этом был смущенный, — думаю, я сейчас спущусь вниз и переговорю с Бернардом относительно его недавней просьбы. Его просьбы не идут ни в какое сравнение с твоими, моя дорогая. Ты не увлекаешься игрой в кости или в карты, как он. — Майлс хохотнул. — Убери, пожалуйста, деньги, а заодно и грустное выражение с лица, Белла. Встретимся за ужином.

Когда он ушел, Аннабелла подошла к своему бюро и достала кожаный кошелек. Добавив к своим деньгам полученные от Майлса, она закрыла кошелек. Затем подошла к двери, медленно открыла ее и посмотрела вниз, оглядывая холл. Убедившись, что там никого нет, Аннабелла вышла из комнаты и, плотно прижимая деньги к груди, быстро спустилась вниз и стремительно двинулась к спальне Элис.

Она постучала в дверь и тут же от неожиданности отступила назад4 , поскольку сама Элис, а не ее служанка тотчас отворила дверь.

— Я видела, как Майлс спустился и прошел в свой кабинет, — шепотом проговорила Элис. — Я ждала тебя. Ты принесла?

Аннабелла протянула ей деньги.

— Хорошо, — сказала Элис, взяв деньги. — Спасибо, — быстро проговорила она и тут же закрыла дверь.

Аннабелла в изумлении смотрела на закрытую дверь, чувствуя себя одновременно и оскорбленной, и озадаченной. Потом все же пришла в себя. Глубоко вздохнув, она повернулась и с пылающим лицом направилась к лестнице.

Она заплатила целую кучу денег, но это того стоило. Она купила свое решение.

Ужин в тот вечер проходил более оживленно, чем обычно. Камилла без устали расхваливала жеребят, которых они видели утром, и завела оживленный разговор об их достоинствах и перспективах. Беседа за столом в доме Майлса, как могла заметить Аннабелла, никогда не утихала, и это было одной из тех особенностей, которые ей очень нравились в этой семье. Здесь говорили почти так же безостановочно, как и за столом у ее матери.

И только позже, когда воцарилось непродолжительное молчание, поскольку Камилла и Бернард были заняты десертом, Аннабелла смогла объявить свою новость.

— Знаешь что! — весело обратилась она к Камилле. — Это должно было явиться сюрпризом, но я больше не могу терпеть. На следующей неделе мы едем в Лондон! Вместе с Майлсом.

Майлс резко повернул голову в сторону и посмотрел на свою жену, тогда как Камилла открыла рот от удивления.

— О! Просто отличная новость! — воскликнула она радостно. — Правда, мама?

Элис выглядела сдержанно-удивленной.

Бернард начал жаловаться на то, что его отсылают в школу, когда в ближайшем будущем намечается такое веселье.

Аннабелла бросила взгляд на Майлса и очень обрадовалась, увидев, что он улыбается ей и выглядит довольным ее решением.

— Майлс, я хочу, чтобы Нэнси поехала со мной, — говорила Камилла. — Я просто должна взять ее с собой. Мама хочет найти мне горничную-француженку, но я просто пропаду там без Нэнси. Она знает, что мне нравится, а что мне не понравится — так это приспосабливаться к новой горничной и ко всем в том новом обществе, в котором мне придется бывать. Позволь мне хотя бы дома чувствовать себя комфортно. Ну скажи, можно мне взять ее, ну пожалуйста?

— Мне не нужно приезжать в школу так рано, — продолжал настаивать Бернард. — Разве я не могу поехать с вами в Лондон?

— Просто восхитительно, — подала голос Элис. — Мне необходимо немедленно начать собирать вещи для столь неожиданной поездки. Бернард, ты, несомненно, отправишься в школу. Ты согласен, Майлс? Камилла, тебе не нужно беспокоить своего брата. Я никогда не говорила, что ты не можешь взять с собой Нэнси, я лишь сказала, что в Лондоне твоей прической должен заниматься кто-то более опытный. Да, Майлс, понадобятся дополнительные средства на все эти срочные нужды. Будет так много расходов, что, боюсь, и мне потребуется гораздо больше денег.

— Ты можешь занести все это на мой счет, как обычно, мама, — сказал Майлс, поморщившись. — У меня хороший кредит даже в Лондоне.

— Но мне понадобится много денег на разные мелочи, — сказала Элис.

Аннабелла внимательно взглянула на нее, но та и бровью не повела.

— Очень хорошо, что у тебя большой кредит, но мне нужны будут наличные, — продолжала Элис. — Чаевые прислуге, чаевые портнихам, поощрения им, чтобы платья были готовы побыстрее. Чуточку больше денег — и у портного тебе покажут лучшие ткани, а у перчаточника — самые последние модели перчаток. Побольше заплатишь — получше получишь, ты знаешь, как это делается.

— Я, слава Богу, не знаю, — засмеялся Майлс. — Но не беспокойся. Я прослежу, чтобы наступление Камиллы на город было хорошо обеспечено.

— Лондон! — вполголоса напевала Камилла. — Мне просто не терпится попасть туда!

Аннабелла бросила на свою свекровь пытливый взгляд и сказала:

— Да, мне тоже.

И это действительно было так.

Глава 16

Ей даже не верилось, что она снова может быть так счастлива. Аннабелла не знала, заслуживает ли она этого счастья, но у нее было чувство, что она летит, а не едет в коляске по лондонской дороге. Она все-таки жива, после того как едва не умерла, и с каждым днем становится все сильнее. Она вышла замуж по расчету и затем, чтобы спасти свою репутацию, но оказалось, что она замужем за человеком, который с каждым днем становится для нее все более важным. Он красивый, умный и добрый. Его прикосновения заставляют ее испытывать такие эмоции, которых она и представить себе не могла, а его слова исцеляют ее душу. Но поразительнее всего то, что она, кажется, нравилась ему, даже несмотря на то, что больше не является красавицей и лицом города, по которому сейчас проезжает. Итак, она снова оказалась в своем любимом городе.

Было время, когда она думала, что больше его не увидит.

Не имело значения, что пока ей приходилось прятаться, в Лондоне можно было все видеть, даже скрываясь.

— Лондон! — восторженно воскликнула Аннабелла, выглядывая из окна экипажа. — Только посмотрите! Разве он не прекрасен?

— Сколько восторга! Но для тебя в нем нет ничего нового, — сказал Майлс с улыбкой. — Это должна говорить Камилла.

— Я слишком поражена, чтобы говорить, — выдохнула Камилла, которая, сидя у другого окна, наблюдала за движением экипажей и повозок, за толпами людей и суматохой, слушала шум и гомон полуденного Лондона.

— Мне не надоедает любоваться им. Посмотри! Он такой, как и прежде, хотя мне кажется, что я отсутствовала целую вечность.

Улыбка исчезла с лица Майлса.

— Но теперь он не такой, как прежде, — спокойно заметила Элис. — По крайней мере для тебя, моя дорогая.

Майлс повернул голову и сурово посмотрел на свою мать.

— Боже мой! — сказала она, приложив руку к сердцу. — Какое свирепое выражение. Разве ты не понял, что я имела в виду, Майлс? Я лишь напомнила Аннабелле, что теперь она замужняя дама. Я имела в виду не ее изменившуюся внешность, а новый матримониальный статус. Ты все еще на меня сердишься? О Боже! Ты же не думаешь, что я намекаю на ее репутацию кокетки? Я знаю, что Аннабелла будет самой верной женой. Боже мой! Я только все порчу, мне лучше помолчать, не так ли? — Ее глаза увлажнились. — Теперь мне нужно следить за каждым своим словом, — бормотала она в свой носовой платок. — А от этого становится только хуже, и я постоянно говорю что-то неправильное. Но намеренно я никогда не задевала чувств твоей жены.

42
{"b":"18214","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов
Нойер. Вратарь мира
Призрак Канта
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Мне сказали прийти одной
Земля лишних. Горизонт событий
Автомобили и транспорт
Любая мечта сбывается