ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Интимная гимнастика для женщин
Когда все рушится
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Нож. Лирика
Патологоанатом. Истории из морга
Верные враги
Школа Делавеля. Чужая судьба
Взлет и падение ДОДО
Диагноз: любовь

«Конечно, нет, когда это так хорошо у вас получается невзначай», — подумала Аннабелла, а Майлс произнес устало:

— Я знаю. Пожалуйста, не плачь, мама.

— Он прав, — сказала Аннабелла. — Не стоит волноваться из-за пустяков, миссис… Проктор, — сказала она, надеясь, что правильно запомнила имя. — Я правильно поняла, что вы имели в виду.

Глаза Элис расширились.

— Миссис Проктор? Аннабелла сдержала гримаску.

— Или мне тоже следует называть вас мамой? — спросила она быстро.

— О, моя дорогая, но я буду чувствовать себя старухой.

— В таком случае как мне вас называть? — спросила Аннабелла, задаваясь вопросом: неужели только ей одной этот разговор, происходящий три месяца спустя после ее свадьбы с сыном этой женщины, кажется очень странным? И тут Аннабелла осознала, что раньше она никогда не обращалась к ней по имени, да и повода для этого у нее не было. Их разговоры были холодными и нечастыми.

— Обращение «мама» не подойдет, поскольку мама у тебя есть, — сказала Элис. — А как тебе известно, мой брак с мистером Проктором был не самым счастливым, и я бы не хотела, чтобы ты обращалась ко мне так. Меня вполне устроит, если ты будешь называть меня Элис, хорошо?

— Значит, Элис, — сказала Аннабелла, мысленно клянясь обращаться к ней, как и раньше, не используя никакого имени, если только ситуация не вынудит ее к этому. Элис приняла деньги, которые Аннабелла принесла ей, ограничившись лишь кратким «спасибо». И больше мать Майлса об этом не упоминала. Похоже, Аннабелла очень ошибалась, когда рассчитывала, что оказанная услуга сможет улучшить их отношения. Нет, в отношениях между двумя женщинами, за исключением места действия, ничего не изменилось.

— Это мы Гайд-парк проезжаем? — восторженно спросила Камилла. — Мне не терпится в нем покататься. Правда, что там можно встретить представителей самых лучших кровей?

— Да, всех любителей красивой жизни, а также других представителей высшего света, как нынешних, так и будущих.

— Нет, — сказала Камилла со смешком. — Я имела в виду лошадей, а не людей.

Аннабелла и Майлс обменялись веселыми взглядами, но Элис строго одернула дочь:

— Прежде всего необходимо подобрать соответствующие туалеты, чтобы вообще можно было ступить за порог. Мы приехали сюда, чтобы представить тебя обществу, ради чего главным образом твой брат и решил же… — Она прервала себя на полуслове и, глядя на Аннабеллу, продолжила: — …желая твоего блага, привезти тебя в Лондон. .

— Ну что ж, тогда все ладненько и складненько, — быстро и довольно проговорила Камилла. — Белла знает все самые лучшие места, куда можно пойти, чтобы принарядить меня. И очень скоро я буду разодета как принцесса. И тогда мы сможем пойти в парк, Белла? Я не хочу прекращать наши прогулки, пока мы будем в Лондоне, даже несмотря на то что мой противный братец позволил мне взять с собой только двух собак. Пышке и Плюшке, как и нам, совершенно необходимо двигаться.

Аннабелла не осмеливалась взглянуть на Майлса, но знала, что он, должно быть, как и она, пытается подавить улыбку. Ей стало интересно, что скажет Элис относительно планов Камиллы. Леди может прогуливаться в парке с мопсом на руках, в крайнем случае с небольшим спаниелем или терьером на поводке. Пышка и Плюшка, несмотря на их располагающие имена, на самом деле были большими поджарыми ретриверами, щенков внепланового помета собирались уничтожить, но Камилла спасла их и вырастила. Они могли без устали гоняться за дичью или играть, но совершенно неспособны выполнять какую-либо работу. При этом псы были самыми послушными из всей своры Камиллы.

— Нет, — сказала Элис, как того и ожидала Аннабелла. Но ее следующие слова заставили Аннабеллу оцепенеть. — Аннабелла не может или, скорее, не должна выходить с тобой. Ведь мы приехали сюда, чтобы ты была принята в светском обществе.

Выражение лица Майлса предвещало грозу, а его мать продолжала, не обращая ни на кого внимания:

— Внешний вид нашей Аннабеллы вызовет так много разговоров, что, боюсь, на тебя просто не обратят внимания.

— Мама! — взревел Майлс.

Камилла выглядела ошарашенной, она умоляюще посмотрела на Аннабеллу.

— Нет, она права, — сказала Аннабелла, поднимая руку и призывая Майлса к молчанию. — Я согласна. Я хочу, чтобы для Камиллы это время стало самым счастливым в жизни и чтобы она нашла себе хорошего мужа. Но если ее выход в свет произойдет на фоне некогда красивой, а теперь подурневшей леди Аннабеллы, он определенно не сможет произвести должного впечатления. Я знаю, — сказала она Майлсу, — я не уродина. Но пересуды, конечно, будут. Я от этого совсем не в восторге и, по правде говоря, уже не уверена, что могу их вынести. Не волнуйся, я не буду скрываться.

Муж пристально смотрел на нее. Она покачала головой.

— Майлс, я бы не приехала сюда, если бы собиралась сделать это. Просто я бы предпочла, чтобы мое столь важное появление в свете произошло после выхода Камиллы. Я думаю, что так было бы лучше, даже если бы я не перенесла… такой тяжелой болезни. Вполне возможно, я стану прежней к тому времени, как мы будем представлять Камиллу. Если да — я пойду с ней, и таким образом стихнут все разговоры обо мне и вместо этого все внимание будет сосредоточено на ней. А если нет? Ну что ж, какой бы я ни была и как бы я ни выглядела, — произнесла она со своей прежней уверенностью, — я справлюсь с этим. А пока нам, так или иначе, надо все подготовить. Камиллу нужно приодеть, но устроить это так, чтобы меня с ней не видели. Модистки могут приносить ткани и образцы на дом и…

— Но я хотела вместе с тобой походить по магазинам и лавкам, посмотреть разные модели и все, о чем ты мне рассказывала, — чуть не захныкала Камилла. — Мне не настолько интересны все эти модные вещички. Для меня интереснее было бы обсуждать все это с тобой! К тому же ты всех знаешь, и обо всех могла бы мне рассказать, и мы бы с тобой так здорово вместе провели время! Мама, ты, конечно, тоже могла бы меня сопровождать, я знаю, — сказала она, не дав той возможности возразить, — но Белла гораздо лучше разбирается в том, что модно именно сейчас.

— Я, вне всякого сомнения, могу научиться разбираться, — сухо ответила Элис.

— У меня отличная идея! — воскликнула Аннабелла, предотвращая надвигающуюся бурю. — Я знаю женщину, которая разбирается в самой последней моде, обладает прекрасным чувством стиля, может составить прекрасную компанию и к тому же знает все последние сплетни. И она не только располагает неограниченным запасом времени, но и сама сказала, что готова тебя опекать во время твоего выхода. Я собиралась навестить ее сегодня после обеда, если мы прибудем без опозданий. Ты можешь поехать со мной. А самое главное, — добавила она, поняв, что Элис сообразила, о ком идет речь, — никто не скажет, что моя мама тебя затмит.

Камилла улыбнулась.

Майлс с трудом сдержался, чтобы не зааплодировать.

Перед визитом к Гарри Селфриджу Аннабелла очень волновалась; не меньше она боялась, что по пути к нему встретит кого-нибудь из своих знакомых. Она выбрала время, в которое, как заверил ее доктор, у него в приемной не будет других пациентов. Но несмотря на это, Аннабелла надела длинную мантилью и капор, почти полностью скрывавший лицо, а путь от экипажа до кабинета врача, расположенного в собственном, очень опрятном городском особняке, она проделала почти бегом. Майлс еле поспевал за ней — он и слышать не хотел о том, чтобы отпустить Аннабеллу одну.

Медсестра Селфриджа, высокая, худая и суровая особа, пошла доложить доктору о прибытии Аннабеллы и Майлса. Гарри тотчас же вышел из своего кабинета и с волнением приветствовал их.

— Миледи, — сказал он, беря в свои руки руку Аннабеллы и пытаясь заглянуть под капор, чтобы увидеть ее лицо, — пожалуйста, проходите в кабинет и расскажите мне, что вас беспокоит.

— Меня ничто не беспокоит, — быстро ответила она и засмеялась. — Возможно, и есть некоторые основания, но теперь мне причиняет боль лишь мое самомнение. Я утратила свою привлекательность, а я такая тщеславная натура, что это меня просто убивает!

43
{"b":"18214","o":1}