ЛитМир - Электронная Библиотека

Как всегда, она знала, как поступить правильно, даже если пройти через все это было ужасно тяжело.

— Да, я хотела бы познакомиться… с твоей семьей, — сказала она отцу самым невозмутимым тоном, на какой была способна. — Но разумно ли это? В конце концов, мне о них ничего не было известно, и, по сути, я обманом вынудила тебя все рассказать. А знают ли они обо мне?

— Они знали всегда. Тебе не нужно было знать о них. Учитывая обстоятельства их рождения, им пришлось узнать о тебе. — Он пристально смотрел на нее. — Они ни в чем не виноваты. Ты сможешь быть добра с ними, Аннабелла? Потому что если не сможешь, то лучше не встречаться.

Она невесело засмеялась.

— Умение общаться — мое главное достоинство, — сказала она с удивительным спокойствием в голосе. Таким тоном она разговаривала, когда хотела показать свету, что тот не может задеть ее или причинить ей боль. — И я никогда не смогу быть жестокой с детьми.

— Только с их отцом?

Она проигнорировала его вопрос.

— А теперь могу я познакомиться с моими сводным братом и сестрой? — спросила она отрывисто. — Какими бы прелестными они ни были, я не могу задерживаться. У меня неотложное дело.

— То, о котором ты отказываешься говорить со мной, — с горечью отозвался он.

— То, о котором я должна позаботиться сама, — поправила она его. — А теперь, пожалуйста, могу я познакомиться с твоей второй семьей, прежде чем займусь своей?

Он кивнул.

— Но помни, Аннабелла, если ты будешь нуждаться во мне, я всегда и неизменно готов помочь тебе.

— Спасибо, я буду помнить об этом, — сказала она, мысленно давая себе клятву делать именно это, но не больше. Она познакомится с внебрачными детьми своего отца и будет улыбаться женщине, которую он хотел бы видеть своей женой, и, возможно, со временем она сможет простить ему все это.

Но теперь ей придется найти кого-то другого, кому она могла бы довериться, и сделать это нужно было немедленно.

Глава 21

Аннабеллу обучали светским манерам и обходительности еще с детства, как, несомненно, и ее отца. В его распоряжении было гораздо больше лет, чтобы оттачивать свое мастерство. Они оба умели быть свободными и приятными в общении. Но ни дочь, ни отец не могли найти нужных слов, ожидая, когда его дети войдут в гостиную, чтобы познакомиться со своей единокровной сестрой.

Первым вошел мальчик — нерешительный, с широко открытыми глазами. Вслед за ним вошла сестра, которая выглядела очень испуганной. Последней вошла их мать. Все молчали. Граф наблюдал за своей старшей дочерью. Она не сводила глаз с его детей и их матери, которая с отчаянием смотрела на графа, казалось, она вот-вот разрыдается. Дети, взглянув на Аннабеллу, отвели глаза в сторону, словно стыдились чего-то.

Именно это в конце концов заставило Аннабеллу нарушить молчание.

— Здравствуйте, — вежливо поздоровалась она, нагибаясь, чтобы встретиться с ними взглядом. — Меня зовут Аннабелла, леди Пелем. А вас?

Мальчик после некоторого колебания произнес:

— Меня зовут Чарлз, мэм. Чарлз Ланд. — Он неуклюже поклонился, потом подтолкнул свою сестру. Она подпрыгнула словно ужаленная. — А это моя сестра Софи.

Малышка сделала реверанс, потом шагнула назад, наткнувшись на мать. Опустив голову, она так и стояла, уставившись на свои тапочки.

Ни один из них не был похож на отца, отметила Аннабелла с неожиданным облегчением. Она в самом деле не знала, как бы смогла продолжить разговор, если бы обнаружила подобное сходство. Это были крепкие детишки, курносые, румяные и здоровые. У обоих были прямые каштановые волосы и светло-карие глаза, только у девочки они казались более темными. Похожи на мать, поняла Аннабелла, бросив еще один беглый взгляд на женщину. Она не могла понять, как эта самая обыкновенная пухленькая женщина смогла вызвать интерес у ее отца и сохранить этот интерес в течение более чем пятнадцати лет. Но как бы ни была поражена Аннабелла, она не стала более рассматривать любовницу своего отца, потому что ее взгляд, по-видимому, действовал на женщину как удар хлыста.

Аннабелла не хотела еще больше усугублять положение… если такое вообще было возможно.

— А это миссис Ланд, — с явным напряжением в голосе проговорил ее отец. Подойдя к женщине и остановившись рядом с ней, граф взял ее за руку. — Это моя дочь Аннабелла, — все с тем же напряжением произнес он.

Женщина присела в неглубоком реверансе.

— Рада с вами познакомиться, — прошептала она. Вновь воцарилось молчание.

— Садитесь, садитесь, — сказал граф резко.

Аннабелла спокойно присела на краешек кресла. Прижавшись друг к другу, дети устроились на канапе, внимательно глядя на Аннабеллу. Их мать села рядом с графом, но тут же снова встала.

— Я пойду скажу, чтобы приготовили чай, — сказала она.

— Спасибо, но у меня нет времени на чаепитие, — начала Аннабелла, тогда как ее отец произнес:

— Не надо, Элси. Бетти позаботится об этом. Просто посиди со мной.

Женщина вновь села.

Аннабелла слышала, как тикают высокие часы в углу комнаты. Она недоумевала, почему молчит ее отец. Может быть, он не знает, что сказать? Эта мысль и огорчила, и обрадовала ее. Она собралась с мыслями. По крайней мере у нее хватает смелости вести разговор, потому что она хотя бы не отвечает за все это.

— Я понимаю, что ситуация очень сложная, — сказала Аннабелла, — но нам давно нужно было познакомиться, не так ли?

Это заявление было встречено мучительными взглядами трех пар глаз. Отец выглядел потерянным. Аннабелла собрала все свое самообладание, пытаясь забыть о собственной беде и придумать, о чем говорить. В голове была полная сумятица и сумбур. Аннабелла открыла рот, собираясь сказать: «Я только что вернулась в Лондон из свадебного путешествия», — когда поняла, что эти дети были ее близкими родственниками, однако они не были приглашены на свадьбу, и поэтому такая фраза будет неуместной. Но для нее само их существование на этой земле было еще более неуместным. Ситуация становилась нелепой. Она совсем упала духом, однако выучка не подвела ее.

— Я недавно вернулась в Лондон, — сказала она, обращаясь к мальчику, поскольку он, по-видимому, был самым храбрым в этом маленьком семействе. — Я очень скучала по этому городу. А тебе нравится жить здесь?

— Да, мэм, — ответил он.

— А я выросла в деревне. Тебе нравится туда ездить? — настойчиво продолжала она.

— Мне нравится на море, — сказал он. — Папа возит нас туда в августе… — Он запнулся и бросил испуганный взгляд на своего отца, словно понял, что сказал что-то лишнее.

— Все верно, — сказал граф с мукой в голосе. — В Торки. Там у нас есть небольшой домик у моря.

— Я слышала, что это очень красивое место, — сказала Аннабелла.

Она, конечно, никогда не была там. Она слышала, что это приятный портовый город, построенный в бухте среди скал и очень похожий на итальянский Портофино. Этот городок был популярен среди семей моряков, но не среди людей ее социального положения. Когда ей случалось ездить на море, то это был Брайтон, в котором иногда проводил время принц. Как умно сделал ее отец, что нашел чудесное местечко для отдыха со своей второй семьей, такое, где не было риска наткнуться на кого-либо из знакомых.

В комнате вновь воцарилась тишина.

Аннабелла ждала, что кто-нибудь поддержит разговор. Отец тоже ждал. Его вторая семья просто сидела и безмолвно смотрела на нее.

Аннабелла хотела сказать им, что не обвиняет их и что им не надо бояться ее, потому что она никогда не причинит им вреда. Во всем этом не было их вины. Это она пришла в их дом незваной. Неожиданно в голове у нее возникла мысль о том, что они могут быть любимыми детьми ее отца, но это не имеет значения, сказала она себе. В действительности ничто не имело значения.

Аннабелла поднялась.

— Я заскочила лишь на минуту, — сказала она. — Извините, если нарушила ваши планы, но мне нужно было кое-что сообщить моему… графу. Мне хотелось бы остаться и познакомиться с вами поближе, но у меня нет больше ни минутки. Возможно, когда-нибудь мы еще встретимся.

57
{"b":"18214","o":1}