ЛитМир - Электронная Библиотека

Любовница ее отца тут же встала.

— Пожалуйста, приходите, когда вам будет угодно, миледи, — сказала она быстро. — Вам всегда… — Она взглянула на графа и продолжила отчаянно: — …будут здесь рады, я уверена.

— Всегда рады, — сказал он, тоже вставая. — Именно это я и хотел сказать, Белла.

— Спасибо. До свидания, — сказала Аннабелла и быстро вышла из гостиной.

Дети остались в комнате с матерью. Бросив беглый взгляд на свою любовницу, граф вышел из комнаты и вместе с Аннабеллой дошел до дверей. Он ничего не говорил ей, пока они шли к ожидавшему Беллу экипажу. Там, когда она уже собиралась сесть в карету, он остановил ее.

— Мне жаль, что тебе пришлось узнать об этом таким образом, — сказал он.

Она засмеялась:

— Сомневаюсь, что могла бы узнать об этом как-то иначе.

Граф нахмурился.

— Я всегда хотел рассказать тебе, но никак не мог выбрать подходящее время.

— Пусть лучше так, — сказала она подозрительно веселым голосом. — Иначе подходящее время так бы и не наступило, верно? А в качестве признания на смертном одре это было бы слишком мелодраматично и слишком напоминало бы одну из тех вещиц, что ставят в «Ковент-Гардене», тебе не кажется?

Произнесенные слова напомнили ей кое о чем, и она почувствовала, как в горле собирается комок. Аннабелла отвела взгляд.

— Но как хорошо для тебя, — продолжила она, стараясь сдержать слезы. — У тебя никогда не было сына, а ведь иметь сына — это цель каждого дворянина. И теперь ты это исправил.

Он побледнел.

— Тебе не придется беспокоиться о наследстве, Аннабелла, — сказал он. — Я хорошо обеспечу этих детей, но они никогда не унаследуют мой титул или наше поместье.

Она моргнула, потом опять засмеялась, и опять слишком легко и свободно.

— Я даже и не думала об этом. Ты можешь им вообще все оставить. Ты хорошо обеспечил меня, когда я выходила замуж, а замуж я вышла за богатого человека. Я лишь хотела сказать… но теперь это тоже не важно. До свидания, отец. Мне действительно пора домой.

— Аннабелла, — сказал он и, останавливая ее, осторожно коснулся локтя, — послушай. Я знаю, как все это мучительно для тебя, и я бы сделал все, чтобы избавить тебя от этого.

— Но ведь ты все сделал, не так ли? — спросила она с горькой улыбкой. — Ты сделал все, чтобы избавить меня от этого. Это я должна извиниться, что расстроила твои планы. До свидания. Мне действительно пора ехать.

Она резко отдернула руку и стала подниматься в карету. Отец закрыл дверцу, потом повернулся и твердой походкой, не спеша пошел по дорожке к своему второму дому. Только тогда она откинулась на сиденье, чувствуя головокружение и ощущая себя такой же слабой, как во время болезни несколько месяцев назад. Она не позволяла себе полностью принимать то, что только что произошло, пока ее отец не скрылся в доме и за ним не закрылась дверь особняка.

Тогда она еще немножко поплакала.

— Миледи? — спросил кучер, когда увидел, что его хозяйка успокоилась. — Мы едем домой?

— Нет! — воскликнула она, но никак не могла придумать, куда бы отправиться. Аннабелла еще не готова была встретиться со своим миром. Тем более что она совсем не приблизилась к решению той задачи, которая стояла перед ней. — Вокруг парка, — вдруг приказала она кучеру. — Просто проедем вокруг Риджентс-парка, а потом я скажу, куда ехать дальше.

Но когда карета дважды медленно объехала парк, она все еще не нашла решения. Весь лондонский свет проезжал и прогуливался пешком мимо окон ее кареты, но Аннабелла никого не замечала. Она сидела, откинувшись на подушки и глубоко погрузившись в свои мысли. День медленно угасал. К завтрашнему утру она должна принять решение, но у нее не было ни малейшего шанса это сделать.

Аннабелла Пелем попыталась успокоиться. Прежде всего ей нужно было избавиться от того потрясения, которое она только что испытала. С огромным усилием Аннабелла попыталась запрятать эту ошеломительную правду в самый дальний уголок своей памяти, убеждая себя, что она ничего не может с этим поделать, кроме того, что уже сделала. Может быть, со временем она научится жить, примирившись со всем этим, и не судить так строго, но сейчас ей нужно на время забыть об этом. Это прошлое, и его нельзя изменить. Сейчас она должна отвести опасность, нависшую над ее новой жизнью и семьей. Белла могла справиться со многим, но она была здравомыслящим человеком. Речь шла о шантаже со стороны бесчестного негодяя — а с этим она никогда не сталкивалась. Ей нужен был союзник, который мог бы обрисовать перспективу или дать хороший совет и в то же время сохранить все это в тайне. Но кто? У нее не было подруг, поэтому первым ее порывом было обратиться к сильному мужчине. У нее было много старых поклонников и целый список бывших ухажеров, но она отказалась от мысли обратиться к кому-либо из них — не могла и не хотела. Это будет похоже на измену, а на подобное при всех других своих недостатках она была неспособна.

Она снова проанализировала все факты. В течение многих лет не только отец, но и мать лгали ей. Об этом сейчас не нужно думать. «Факты, — отругала себя Аннабелла. — Только факты!»

Фактом было то, что мужчина требует деньги за сохранение тайны о противозаконной жизни, которую он вел с матерью ее мужа. Аннабелла поежилась, подумав о том, что этот негодяй некоторым образом похож на ее отца. Нет, сказала себе она, по крайней мере ее собственный отец лгал только ей… «Факты, Аннабелла!» — напомнила она себе, только факты, имеющие отношение к делу.

Она подумала о любовнике своей свекрови и вновь пришла к выводу, что если дать ему денег — это проблемы не решит. Его необходимо напугать. Только это подействует. Но чем она может ему пригрозить? Ему, очевидно, на все наплевать, кроме собственных удовольствий, а самое большое удовольствие ему приносят деньги.

«Тайны», — подумала она, прислонив вдруг заболевшую голову к прохладному стеклу окна кареты. Неожиданно ее жизнь оказалась опутана целой паутиной различных тайн. Ложь и снова ложь. Она совершала плохие поступки в своей жизни и не станет этого отрицать, но у нее есть свой кодекс чести, и она никогда не обманывала, с гордостью подумала Белла и улыбнулась. Нет, она тоже обманывала — во всех тех случаях, когда это было ей выгодно. Поэтому она должна сама справиться с этим человеком. Но как она ни старалась, не могла придумать, каким образом можно это сделать: либо убив его, либо заплатив ему?

Она постучала кучеру.

— Домой, — сказала она. — Теперь пора ехать домой.

Когда Аннабелла вошла в дом, Майлс прервал разговор с лакеем и обернулся к двери. Он подошел к жене, в его светлых глазах, которые изучающе разглядывали ее, сквозила озабоченность.

— С тобой все в порядке? Ты не разболелась? — спросил он, беря ее за руку и заглядывая в глаза.

— Нет, уверяю тебя, со мной все в порядке.

— Тогда где же ты была?

— У меня было неотложное дело, — ответила она.

Его губы сжались, взгляд заискрился холодом. Она отшатнулась в удивлении. Никогда раньше она не видела его в гневе. Но сейчас он, очевидно, едва сдерживал свое раздражение.

— В таком случае мне надо тебе кое-что сказать, дорогая, — процедил он сквозь зубы. — Будь любезна зайти ко мне в кабинет.

Только тогда она заметила, что слуги собрались в конце коридора и смотрят на нее. Она взглянула на высокие напольные часы в футляре и закусила нижнюю губу. Она и понятия не имела, сколько времени прошло с момента ее ухода, теперь она увидела, что отсутствовала несколько часов.

— Где ты была? — требовательно спросил он, как толь-ко они остались наедине.

— Я ездила навестить отца, — ответила Аннабелла, садясь рядом с его столом. Она стягивала перчатки, делая вид, что всецело поглощена этим занятием, чтобы избежать его раздраженного взгляда.

— Нет, — произнес он медленно, — там тебя не было. Туда я отправился в первую очередь, когда обнаружилось, что ты исчезла, никому не сообщив, куда именно ты направилась.

— Разве дворецкий не сказал, где я? — спросила она, подняв голову и удивленно глядя на мужа.

58
{"b":"18214","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Плейлист смерти
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Искушение архангела Гройса
Разрушенный дворец
Три версии нас
Темная ложь
7 принципов счастливого брака, или Эмоциональный интеллект в любви
Гридень. Из варяг в греки
Узнай меня