ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мистера Дина также не было, и никто в доме не знал, где он. Твоя матушка все еще здесь. Она сказала, что слишком волнуется и уедет домой, только когда ты вернешься. Она с Камиллой наверху, и она очень беспокоится о тебе. Моей матери пришлось удалиться в свою комнату с головной болью.

Он барабанил пальцами по спинке стула, пристально глядя на нее и, очевидно, не зная, что сказать.

— Аннабелла, ты… — Он запнулся и изменил свой курс. — Я никогда не ухожу, не предупредив тебя. Я теперь семейный человек и понимаю, что невнимание к другим как минимум бестактно. — Он уткнулся наугад в какие-то бумаги на столе, но перемешал их одной рукой и произнес: — Хотя, должен признать, я мог бы и скрыть от тебя, если бы совершал что-то, что, на мой взгляд, могло бы тебя расстроить.

Она смотрела на его деревянную спину.

— И это «что-то» могло означать?.. — спросила она притворно непринужденно, стараясь скрыть свои опасения.

— Встречу с другой женщиной, — ответил он так же непринужденно. — Итак, объясни, чем ты занималась и почему ты мне все еще ничего не рассказала?

Он повернулся и посмотрел на нее в ожидании ответа.

Она увидела выражение его лица и почувствовала, что по затылку у нее пробежали мурашки. Это не был ее спокойный, дружелюбный муж. Ее всегда восхищала его твердая челюсть, но она никогда не видела ее гневно сжатой. Теперь его яркие глаза не светились любовью или восхищением, в них был лишь холод. Майлс смотрел на нее словно через стекло.

Ей так хотелось рассказать ему обо всем. Но она не могла. Рассказав ему все, она подвергнет его опасности. Потому что он, несомненно, захочет узнать, о каком важном деле она собиралась по секрету рассказать отцу, а она была в слишком большом смятении и слишком измучена, чтобы непринужденно придумывать какие-либо отговорки, как она могла бы сделать, если бы на ее сердце и голову не обрушилось так много обмана.

Пауза затянулась на секунду дольше, чем позволяла ситуация. Это она прочитала в его глазах.

— Понятно, — сказал Майлс. Он покачал головой, словно признавая поражение. — Что-то слишком рано ты начала сбиваться с пути, моя дорогая. Я полагаю, что время для этого могло бы наступить после того, как ты подарила мне наследника или двух, но не через несколько месяцев после свадьбы.

Она вскочила на ноги.

— Я не сбилась с пути! — воскликнула она. — С твоей стороны жестоко так говорить. Ты и сам это понимаешь или по крайней мере должен понимать. — Она взяла себя в руки и произнесла уже тише: — Да! У меня была репутация кокетки, но не более. И еще до нашей свадьбы ты знал об этом, но также тебе известно, что я вышла замуж девственницей, а значит, меня нельзя обвинить в легкомыслии. И я надеялась, что несколько месяцев нашего брака убедили тебя в том, что я никогда не обману тебя… если только ты не обманешь меня, — добавила она надменно, — потому что в этом случае я отплачу тебе той же монетой, мой дорогой.

Речь получилась отличной, так она думала. Только впечатление от нее было смазано слезами, которые теперь струились по ее щекам.

Он двинулся к ней, но остановился.

— Я прошу прощения, — сказал он, дернув головой в подобии поклона. — Но тогда почему ты не хочешь рассказать мне, куда ты сегодня ездила?

Она судорожно вздохнула. Белла считала его своим союзником и другом, а не только любовником. Она считала также, что он по-настоящему любит ее, а он, оказывается, способен так плохо подумать о ней. От ощущения безграничной пустоты у нее закружилась голова. Глупая леди Аннабелла, подумала она. Вот уж действительно не без причины она стала предметом насмешек, теперь ясно, почему она так долго оставалась в девицах. А теперь она вновь повторила свою ошибку, и на этот раз ошибка была роковой. Она вновь заблуждалась в отношении человека, ставшего для нее самым дорогим на свете.

Слишком неожиданно и слишком много всего на нее обрушилось. Слишком много за один день, слишком много за всю ее жизнь.

— Ты хочешь правды? — горько спросила она. — Тогда берегись, потому что правда эта ужасна. Я узнала так много правды, что меня от нее уже тошнит! Я действительно ездила к отцу сегодня, но его не было дома. Бедного мистера Дина не оказалось в особняке, когда ты искал меня, потому что он, вероятно, колесил по всему Лондону, пытаясь отыскать мою маму, чтобы сообщить ей, куда я отправилась.

— Он на самом деле чуть позже приехал сюда и просил разрешения поговорить с госпожой, — медленно сказал Майлс.

— Тогда понятно, почему она наверху, — сказала Аннабелла. — Она не хочет смотреть мне в глаза.

Белла стояла выпрямившись, насколько возможно, с высоко поднятой головой. Сейчас она вновь была, осознал Майлс, прежней леди Аннабеллой, полной чувства собственного достоинства и такой красивой, что у него возникало желание коснуться ее. Даже зная, что в этом случае он обожжет пальцы. Ее притягательность была столь же сильной, как и раньше, но теперь эта притягательность была другой: словно болезнь сожгла лишнее, и теперь проявилась ее внутренняя сущность. Она была красива новой, более опасной, красотой. В ее внешности не было теперь ничего мягкого, приглушенного и уступчивого. Своей стройной фигурой, коротко остриженными волосами и горящим взором она походила на молодую Жанну д'Арк, даже под угрозой смерти провозглашающую свою миссию.

— Я отправилась к отцу, потому что мне необходимо было поговорить с ним, — холодно рассказывала она. — Я не хотела ждать, пока он вернется домой. А жаль. Но я солгала, и мне удалось узнать его местонахождение. Он был у своей давней любовницы в доме, в котором они вместе с двумя их детьми живут уже пятнадцать лет… об этом он мне никогда не рассказывал.

Майлс поморщился и ударил кулаком по столу.

— Черт побери! Я думал, ты знаешь, — пробормотал он. — Я бы отдал свою руку, лишь бы тебе не пришлось узнать об этом вот так… Думаю, что и он чувствует то же самое.

Она широко открыла глаза:

— Ты знал? О Боже! — Она безудержно рассмеялась. — Я что, единственный человек в Лондоне, который не знал об этом?

Теперь он все-таки протянул руку и схватил ее за плечи.

— Нет, — сказал он, удерживая ее на расстоянии вытянутой руки и глядя ей в глаза. — Я знал об этом, потому что я собирал сведения о вашей семье еще до свадьбы. Я полюбил тебя, как только увидел, но только глупец бросится очертя голову вступать в брак с незнакомкой, если его глаза затуманены желанием. Я собирал сведения о твоем отце так же тщательно, как он обо мне. Я не судил его так строго, как он меня, хотя мне было известно все. Белла, — сказал он категорично, — послушай меня. Многие мужчины того же возраста, того же положения, что и твой отец, делают подобные вещи, а то и хуже. Он по крайней мере нашел свою любовь и остался с ней. И все же он не обманывал твою мать, а тебе он лгал, чтобы оградить тебя от боли и скандала.

Он проявлял такое сочувствие, что Аннабелла начала расслабляться. Но вдруг мысль о том, чем объясняется такое понимание, заставила кровь застыть в жилах. Она была задета, рассержена и испугана одновременно. И прежде чем Аннабелла смогла остановить себя, она, забыв о своей гордости, посмотрела ему прямо в глаза и заговорила настойчиво:

— Майлс. Я никогда не просила, потому, наверное, что сначала мне это было безразлично. Но пожалуйста, достаточно лжи, пусть ее не будет между нами. Я больше не вынесу чего-либо подобного. То, что совершил мой отец и, как ты говоришь, совершают многие джентльмены… этого я могу ожидать и от тебя? Если это так, то скажи мне об этом теперь. С меня достаточно, и я должна по крайней мере подготовиться к этому, чтобы никогда не испытать больше такой шок и такое потрясение. Если подобное входит в твои планы, — поспешно добавила она, — я смогу это понять. Наш брак ведь не был браком по любви. Я не говорю, что это меня обрадует, но… Майлс, по крайней мере скажи мне теперь. Ты тоже намереваешься так поступить?

Он притянул ее к себе.

— О, Белла, — прошептал он ей на ухо, — никогда, никогда, никогда, обещаю — никогда. — Он отстранился и улыбнулся особенно обезоруживающей улыбкой. — Да, наш брак не был браком по любви. Но разрази меня гром, если сейчас это не брак по любви. По крайней мере с моей стороны.

59
{"b":"18214","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дело о сорока разбойниках
Не надо думать, надо кушать!
Нелюдь
Код 93
Четыре касты. 2.0
Разумный биохакинг Homo Sapiens: физическое тело и его законы