ЛитМир - Электронная Библиотека

– Джонатан Лоуэлл погиб при Саламанке, – тихо заметил муж. – Я видел его фамилию в отчете и написал родителям письмо с соболезнованиями.

– Но у него была сестра, – возбужденно сказала Софи. – Моя ровесница. Они всей семьей приезжали на бал, который мы давали на мое семнадцатилетие, помните? Это было такое событие, вы тогда всех пригласили.

– Да, – горячо поддержала ее мать. – Они приезжали, но пробыли недолго. Она была очень миленькая. Семейство заметное, хоть и не нашего класса в финансовом отношении. Она будет в восторге, если мы ее снова пригласим.

– Но она моложе брата, – возразил отец. – Вряд ли она что-нибудь помнит.

– Кое-что помнит; и этого может оказаться достаточно, – сказала жена. – Она повсюду ходила за ним как тень. Нам может помочь любая информация.

– Она была красивой девушкой, – задумчиво произнес сквайр, – теперь я вспомнил. Но раз она ровесница нашей Софи, у нее уже может быть своя семья, все-таки прошло пять лет. Наша Софи такая разборчивая, – обратился сквайр к Хэммонду. – А может, она ждала, когда появитесь вы.

– Я понимаю, и я ей благодарен, – галантно ответил тот.

– Я не поддерживал с ними отношений, – промолвил сквайр. – Ты этого не одобряла, – обратился он к жене. – Я буду выглядеть дураком, если вдруг приглашу ее.

– Вовсе нет, – отрезала жена. – Да, семьи несколько отдалились, но, учти, у нас изменилась ситуация. Они не нищие, но были не в состоянии устраивать девушке достойные сезоны, а нам было неловко предложить ей это. Естественно, мы отдалились. А теперь просто пригласим ее навестить нас. Если она замужем, пусть приезжает вместе с мужем. Скорее всего, ее муж – такой же фермер, как ее отец. Они будут рады возможности укрепить связи с нами. Я прямо сейчас же ее и приглашу.

И они ушли, оживленно строя планы.

Никто, кроме лакея, убиравшего со стола, не заметил, что непрошеный гость, твердивший, что умирает с голоду, к еде не притронулся.

Гостиница была удобная, как и заявляли неприветливые люди в особняке. Умывшись, Кристиан зевнул. Он открыл дверь и выставил наружу сапоги, чтобы хозяин их почистил, потом закрыл дверь и приставил к ней стул. Подошел к окну, закрыл ставни и поставил на подоконник стеклянный бокал на случай, если кто-нибудь попытается открыть ставни – бокал упадет на пол и разобьется.

Он оглядел комнату и остался доволен. Без сюртука, только в бриджах и носках, он подошел к креслу у кровати, сел и, сунув руку под рубашку, достал маленький пистолет, прикрепленный на ремне под мышкой. Положил его на стол, затем наклонился и вытащил из носка на правой ноге кожаные ножны, вытряхнул из них нож, внимательно осмотрел его, засунул обратно и положил рядом с пистолетом.

Наконец он сел, взял со стола стакан виски, поднес его к губам, но рука так дрожала, что янтарная жидкость расплескалась. Он осторожно поставил стакан на место.

– Эге, приятель, – прошептал он, – так не годится. – Положив голову на спинку кресла, он закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Один, другой, третий... Затем приподнял руку и посмотрел на нее.

Рука была твердой как камень. Он снова поднял стакан – поверхность жидкости осталась ровной, как застывший пруд.

– Так-то лучше, – пробормотал он. – Тихая, как смерть. И ты был бы таким же, узнай он, зачем ты заявился. – Он поднес стакан к губам, сделал глоток и поморщился, когда виски обожгло горло. – Хорошо! Никаких волнений. Только цель впереди. На том стоим. Никому не верить, даже себе самому, и идти вперед. И перестать разговаривать с собой, как чокнутая старуха, – добавил он и улыбнулся.

Он зевнул, взял со стола пистолет и нож, встал, убавил в лампе свет, но не погасил, оставил теплиться маленький огонек. Затем он сунул под подушку пистолет, нож положил под правую руку, не раздеваясь, лег, закрыл глаза и заснул.

Глава 2

– Конечно, я волнуюсь, – сказала Джулиана. Она выглянула в окно кареты, не увидела ничего, кроме темноты, и передернула плечами. – Признаюсь, мне даже страшно.

– Вам, мисс? – изумилась горничная.

– Знаешь, у меня было не так много приключений, а согласиться на визит к людям, которых почти не знаешь, – это приключение. – Она покусывала кончики перчаток. – Было бы легче, если бы я знала, зачем меня пригласили. Прошло столько лет, с чего бы это кузине Софи понадобилось мое общество? Мы не переписывались, хотя я ее, конечно, помню. Разве ее забудешь?

– Очень красивая девушка, – согласилась горничная. – Но с вами ей не сравниться, мисс.

Ее госпожа усмехнулась.

– Тебя не ударила молния, Анни? Лояльность – одно, а слепота – другое. Софи – такая красотка, каких я не видывала, вся в кудряшках и улыбках. И очаровательна, никогда худого слова не скажет. Помню их дом. Боже мой! Против него дом сквайра Хоббса – ничто! Не притворяйся, ты расхваливала его соседям еще несколько недель после того, как мы вернулись. Ты говорила: «Как дворец». Но дело в том... – Она поморщилась, распробовав вкус перчатки, и сложила руки на коленях. – Хотя нас замечательно принимали, и мы с мамой послали письмо с благодарностью, ответа так и не получили. А теперь вдруг они приглашают меня пожить у них месяц! Это неспроста. Сколько я ни думала, придумать ничего не смогла. Наверно, потому и поехала. Уж очень люблю загадки.

Она улыбнулась, вспомнив слова матери.

– Нечего извиняться за то, что ты воспользуешься таким прекрасным случаем, – сказала мать. – Пообщаешься с интересными людьми, повеселишься.

– Хочешь сказать, что там я встречу интересного джентльмена?

– Ну да, – призналась мать. – Ведь здесь мы ничем не можем тебе помочь. Ты знаешь, мы не бедствуем, ферма дает хороший доход, но приличного общества здесь нет. Садоводство да папины лошади – вот и все развлечения. Мы из хорошей семьи, но у нас нет связей или хотя бы высокопоставленных родственников. И хотя мы стараемся обеспечить тебя всем необходимым, ты все еще не нашла парня, который бы тебя привлекал, а тебе уже двадцать два. В округе бывают балы и вечеринки, но тебе не понравился ни один парень. А откуда взять других?

Джулиана со смешком сказала:

– Можно устроить турнир за право получить мою руку.

– Такое решение меня устроило бы, – произнесла мать. – Родители должны знать, что у их детей есть выбор. У нас нет средств отправить тебя в Лондон, где ты могла бы выбрать достойного тебя мужчину. И дело даже не в деньгах. Мы не можем просто послать тебя на бал по подписке или в общественный маскарад – нужно представить тебя джентльменам более высокого класса. А что в этом смысле может быть лучше дома кузена Уайли? Недалеко от Лондона, ухоженный, у них там масса развлечений. Да что говорить, они в прекрасных отношениях с соседом, графом Эгремонтом! Но Эгремонт умер, а это значит, что титул и имение отойдут другому. Какое имение, Боже мой! О нем пишут в каждом справочнике по округу. Ты придешь в восторг, когда его увидишь. Возможно, ты познакомишься с новым графом, и, если он пригласит тебя на вечеринку, кто знает, какие ты сможешь завести знакомства! О, Джулиана, почему не воспользоваться шансом познакомиться с новыми людьми? Мыс отцом тебя любим и были бы счастливы всегда жить с тобой, но у тебя должен быть шанс создать свою семью. Вот если бы Джонатан был жив...

Джулиана накрыла руки матери и прервала разговор, обычно заканчивавшийся слезами. Пять лет – не так уж много для матери, которая оплакивает своего единственного сына, и сестры, которая его обожала.

Тогда-то Джулиана и решила принять неожиданное приглашение от дальней родственницы.

Она пожалела об этом, как только мать осушила слезы. Жить в незнакомой семье – это ужасно. Гордость ее была уязвлена, поскольку в приглашении было написано: «шанс улучшить положение дорогой Джулианы». Она не нищенка и не крестьянка. И не уродина, и не дура, она просто не замужем.

Но в тот момент, глядя на мать, она всей душой желала ее утешить. И тут ее осенило: она выйдет замуж, зять заменит сына, а со временем появится внук.

4
{"b":"18215","o":1}