ЛитМир - Электронная Библиотека

Она молчала, пытаясь придумать, что ему ответить. Послышался стук в дверь.

– Да? – раздраженно сказал баронет, не оглядываясь.

– Сэр, к вам гости, – доложил дворецкий.

– Я никого не звал. Пошли их прочь, – сказал баронет, не сводя глаз с Джулианы.

– Да, сэр. Но я уверен, вы захотите их видеть.

– Вот как? – ледяным тоном произнес баронет. – Почему?

– Потому что это человек с Боу-стрит, сэр, и судья, и еще несколько джентльменов. И они сказали, что с ними граф Эгремонт.

Глава 23

В дверях стоял Кристиан. Безупречно одетый, с холодной улыбкой на губах. Трудно было себе представить, что совсем недавно он сидел в тюрьме.

У Джулианы перехватило дыхание. Она с трудом удержалась, чтобы не броситься к нему. И вдруг заметила, что он даже не смотрит на нее.

– Что за шутки? – возмутился сэр Морис.

– Никаких шуток, сэр, – ответил Кристиан. – У меня есть все бумаги, доказывающие, кто я такой. Я с самого начала их представил: запись о свадьбе моих родителей, свидетельство о рождении и о крещении. К счастью или к несчастью, я нахожусь в уникальном положении, имея то, что имеют немногие: доказательство своего существования. Моя взрослая жизнь вся расписана – суд, транспортировка, все места, куда меня отвозили: из Ньюгейта в Халкс, на корабль «Мститель», в Новый Южный Уэльс. И данные под присягой показания людей, с которыми я сталкивался на этом пути. Где вы тут видите шутку?

Баронет поднял голову. Кристиан криво усмехнулся:

– Я Кристиан Сэвидж. Но если вам от этого станет легче – я не граф Эгремонт в конечном счете. – Он повернулся к двери. – Могу я вам представить подлинного графа и наследника Эгремонта? Мой отец, Джефри Сэвидж. Входите, сэр, если пожелаете.

– Не желаю, но должен, – сказал высокий джентльмен, вошел и снял перчатки.

Джулиана во все глаза смотрела на него.

Мужчина средних лет, крепкий, мускулистый, одет как джентльмен со средствами. Он снял и отдал дворецкому цилиндр, густые волосы были пострижены по последней моде. Лицо загорелое, с резкими чертами. Он улыбнулся, обнажив белые ровные зубы. Глаза у него были такие же синие, как у Кристиана.

Джефри Сэвидж не поклонился и не протянул руку. Он просто стоял и смотрел на баронета.

– Сэр Морис, – обратился он к баронету. – Я долго ждал этой встречи.

Баронет резко вдохнул.

– Я вас хорошо помню, – произнес джентльмен. – Я видел вас в доке, когда нас погружали на «Мститель», вас и сэра Гордона, который поклялся, что мы его обокрали, продал дьяволу душу, если она вообще у него была. Я слышал, он умер несколько лет назад. Уверен, вы тоже об этом знаете. Вам также известно, что человек он был богатый, но ничтожный, и его внезапную смерть никто не расследовал. Сказали, подавился костью. Сказала неряха-домохозяйка, а она все, что угодно, скажет за деньги. – Он пожал плечами. – Но какой смысл расследовать эту смерть, когда есть много других.

Он не отрываясь смотрел на сэра Мориса, однако тот не отвел глаз. И без того бледный, баронет еще больше побледнел.

– С вашей стороны было глупо прийти пожелать мне приятного путешествия, – произнес джентльмен. – Да еще вместе с Гордоном. Он вырядился, как петух, так что я не мог не заметить вас обоих, когда перед спуском в трюм бросил последний взгляд на родную землю. Я поклялся запомнить ваше лицо и то, где я вас в последний раз видел. Я вспоминал вас каждый день, пока не проехал полморя, и позже это воспоминание не приносило мне ничего хорошего. Полагаю, вы приходили убедиться, что все концы прочно связаны. Вы не ожидали, что мы останемся в живых. Мы сами этого не ожидали... А вы, должно быть, мисс Лоуэлл. – Голос джентльмена потеплел. – Вы повзрослели и стали очаровательны, мой сын мне об этом сказал.

Джулиана наклонила голову набок. Робкая улыбка медленно расцветала на ее полуоткрытых губах. Сердце взлетело так высоко, что ей пришлось задержать дыхание.

– Я вас помню, – сказала она. – Тогда вы были не таким загорелым... Были худым, но ваш голос я хорошо помню. Он мне очень нравился. Ведь вы отец Кристиана, да? Джефри Сэвидж. Да, я вас помню! – крикнула она.

Он улыбнулся:

– Да, я стал больше по всем параметрам и стар, как грех. Но я вернулся. А теперь простите меня, дитя, у нас здесь работа. Кристиан, приступай, пожалуйста, – голос его неожиданно ослабел, – чтобы мы поскорее покончили с этим.

Кристиан кивнул.

– Сэр Морис, – сказал он, – думаю, следует пригласить остальных ваших гостей.

Хэммонд, Софи и ее родители цепочкой вошли из холла, откуда слушали этот разговор, и явно нервничали.

– Позвольте мне представить остальных, – сказал Кристиан. – Мой брат Эймиас. – Эймиас сделал шаг вперед.

Джулиана услышала, как Софи ахнула.

– А это мой брат Даффид. – Высокий красивый молодой человек с оливковой кожей, черный, как цыган, грозно уставился на баронета. Но когда он перевел взгляд на Джулиану, его странные притягательные голубые глаза потеплели. Он ей кивнул.

– Мистера Мерчисона вы знаете, – сказал Кристиан, когда вошел сыщик, – но, видимо, не знаете мистера Теркела, главного судью округа, и сэра Юджина Клифта, известного адвоката.

Мужчины вошли, слегка поклонились и уставились на баронета.

– Очень драматично, смею вас уверить, – сказал сэр Морис своим обычным сухим тоном. – И в чем причина этой маленькой шарады?

Кристиан недобро улыбнулся:

– Я бы сказал, это конец шарады. Мы намерены с ней покончить, сэр.

Сэр Морис молчал.

– Именно для этого я и приехал в Англию, – ровным тоном произнес Кристиан. – Видите ли, мне вручили письмо с известием о том, что отец получил наследство. Он в это время был в отъезде. Я удивился и показал письмо братьям. Мы чего угодно ожидали от страны, которая вышвырнула моего отца, но только не извещения о том, что он унаследовал богатое графство. Ведь мы не знали, почему его ложно обвинили и выслали. Но когда прочли письмо, стали догадываться.

– Очень большая ошибка, – произнес Эймиас, покачиваясь на пятках. – Никогда не пытайтесь обмануть преступника. Наши мозги работают сходным образом.

– Мы провели некоторое расследование, – продолжал Кристиан. – Мы жили на другом краю земли, но у нас были свои ресурсы. Мы обнаружили, что после получения наследства графы один за другим погибали в результате несчастных случаев. Короче, мы поняли, что быть графом Эгремонтом – небезопасно. Разумеется, мы не хотели подвергать опасности отца.

– И когда я вернулся, то обнаружил, что двое моих сыновей уехали, как мне было сказано, по делам, – сказал Джефри Сэвидж, покачав головой. – Они оставили записку, где говорилось, что им подвернулось дело, которое нельзя упускать. Оставшийся сын поклялся, что это так, а когда они вовремя не вернулись, старался рассеять мои страхи. Как ты мог? – грустно спросил он Кристиана.

– Я тебе говорил, – сказал Кристиан, – для меня было естественно поехать в Англию, заявить права на титул и попытаться разобраться.

– Он на самом деле был следующий в линии на графство, – сказал Эймиас. – Я не мог, и Даффид не мог, а Кристиан при случае мог бы доказать, что он тот, кто он есть, и его бы за это не повесили. И все же я поехал следить за ним, как ты знаешь, отец.

– Я бы поехал, но мы бросили монету, и я проиграл, – сказал Даффид, хмуро глядя на Эймиаса.

– Ты младший, – быстро проговорил Эймиас. – Но все равно, это был хороший и справедливый способ решения.

– Ага, как же, хороший и справедливый, раз исходит от тебя, да? Но я все же выдерживал свою часть сделки, сколько мог. Так вот. Попробуй загнать дождь назад.

– Ты поступил правильно, – сказал отец. – Ни минуты не щадил себя. – Он в упор посмотрел на сэра Мориса. – Моего сына должны были в субботу осудить, а в понедельник повесить. Не удалось доказать, что он лжец, попытались обвинить в воровстве.

– Полагаю, много лет назад те предметы сами прогулялись от дома сэра Гордона к вам домой? – спросил сэр Морис с мрачной улыбкой.

51
{"b":"18215","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Страна Лавкрафта
Адмирал. В открытом космосе
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Призрак Канта
Чувство Магдалины
Палачи и герои
Опекун для Золушки
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Холокост. Новая история