ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но если ты оставишь его леди Аннабел, что будет с твоей репутацией?

Бренна пожала плечами:

— Я уже запятнала свою репутацию, отправившись одна в Индию ухаживать за тобой. Мой поступок называли «недостойным леди», «дерзким и даже наглым». Тогда это меня не слишком волновало, не беспокоит и сейчас.

— Потому что перед той поездкой отец в конце концов благословил тебя. Он писал мне, что тебя невозможно было удержать. Однако как отец отнесется к тому, что произошло в Лондоне? Если это выйдет наружу, не избежать новых сплетен. Будь осторожна, иначе на твоем будущем придется поставить крест. Ты ведь хочешь выйти замуж и иметь собственных детей, не так ли?

— «Собственных»? — насмешливо переспросила она. — А что, можно ожидать чьих-то других? Ты решил жениться, дорогой?

— Нет… по крайней мере в ближайшее десятилетие. Но ты же не намерена оставаться всю жизнь примерной дочерью или экономкой у брата-холостяка? Тебе всего двадцать три года, киска, и ты весьма привлекательна,

— Нет. Вот леди Аннабел в отличие от меня действительно очень привлекательна.

— Значит, ты красивая.

— Благодарю, каждой женщине приятно слышать это.

— Когда мы плыли в Англию, на корабле не было ни одного моряка, который не пытался бы приударить за то бой. Я ни на минуту не мог сомкнуть глаз. Конечно, я был очень слаб, но у меня был пистолет.

— Твой хмурый взгляд отпугнул бы любого. Ты сильно исхудал, но вес скоро восстановится. Ты уже выглядишь гораздо лучше.

Это действительно было так. Златовласый брат-гигант ужасно напугал Бренну, когда она увидела его в госпитале. Он изменился до неузнаваемости: кожа да кости, лицо пожелтело и приобрело восковой оттенок, глаза потускнели. Казалось, Эрик не выживет. Но она день и ночь не отходила от постели, ухаживая за ним, и он наконец смог отправиться с ней на родину. Путешествие в Англию брат перенес с трудом. Сейчас Эрик все еще был довольно худым и слабым, однако выглядел гораздо лучше, чем несколько недель назад, и Бренна мысленно благодарила Рафаэля Долтона за гостеприимство.

— Полагаю, мой милый обманщик, — сказала Бренна, — мужчин привлекала вовсе не моя красота, и они не собирались ухаживать за мной. Леди неприлично называть своими именами их истинные намерения.

— Возможно. — Эрик снова закрыл глаза. — Когда на твоем горизонте появится настоящий джентльмен, ты сразу это поймешь.

«Такое уже было дважды», — подумала Бренна. Брат как будто услышал ее мысли, потому что быстро добавил:

— Я имею в виду твое будущее. Пора позаботиться и о себе. Ведь время неумолимо уходит.

— Спасибо за напоминание, однако надо смотреть правде в глаза, Эрик. Твой друг Раф проявил благородство, но он не влюблен в меня и не нуждается во мне.

Эрик молча кивнул. Сестре трудно было возразить, и, кроме того, он вдруг почувствовал себя слишком усталым, чтобы продолжать разговор. Все это очень печально. Бренна права — его друг действительно не нуждался в ней, а между тем сестра не сказала, что Раф тоже безразличен ей.

— Миледи не принимает гостей сегодня утром, — заявил дворецкий Аннабел, мельком взглянув на протянутую Рафом визитную карточку.

— Понятно, — отозвался Раф. — Однако скажите: она не хочет принять именно меня?

— Не знаю, милорд.

— В самом деле?

Раф был готов к такому повороту событий и, сунув руку в карман, достал записку и золотую монету. Монета тотчас исчезла в кармане дворецкого, и он многозначительно посмотрел на записку.

— Постарайтесь, чтобы леди Аннабел получила это, хорошо? — попросил Раф.

Дворецкий кивнул:

— Однако должен заметить, что графиня разгневана больше, чем дочь, а граф даже не хочет слышать обо всей этой истории.

«Ну разумеется», — подумал Раф, а вслух сказал:

— Пожалуйста, передайте записку. Это было короткое послание.

«Я приду к Вам еще раз завтра утром. Спокойно обдумав случившееся, Вы поймете, что я ничуть не виноват перед Вами. Неужели по вашему, я настолько глуп, чтобы пригласить Вас в свой дом, если там находится моя любовница? Надеюсь, что Вы отнесетесь ко мне снисходительно и простите меня за доставленные Вам неприятности.

С уважением Долтон».

Он не отважился подписаться просто «Раф», но верил, что скоро сможет общаться с Аннабел без формальностей.

— Я приду завтра, — сказал Раф дворецкому, — и буду вам очень признателен, если вы сообщите об этом леди Аннабел. До свидания.

— До свидания, милорд. — Дворецкий осторожно закрыл перед ним дверь.

Раф шел по улице, погруженный в размышления. Ему необходимо увидеться с ней завтра, или послезавтра, или на следующий день. Он не сдастся так просто, поскольку ни в чем не виноват. Когда-нибудь они вместе посмеются над этим инцидентом. Рафу удалось несколько сблизиться с леди Аннабел, и вот сейчас из-за нелепой случайности приходится начинать все сначала. Раф поднял голову и ускорил шаг. Он способен преодолеть любые трудности, не реагируя на оскорбления, — ему не привыкать.

Раф несколько раз отклонялся от своего пути к дому. Он зашел в ресторан, чтобы заказать там еду, встретил молочницу и договорился с ней о поставке молока, затем посетил контору по найму, находящуюся в стороне от его маршрута, и лишь к концу дня вернулся домой. Поднявшись в комнату Эрика, Раф остановился у двери.

— О, лорд Долтон! — приветствовал его доктор, сидячий у кровати Эрика. — Нет, нет, не беспокойтесь, — быстро добавил он, увидев испуганное выражение лица Рафа, — у нашего пациента нет никаких осложнений, Просто я пришел раньше, чем рассчитывал. Он явно поправляется. Тропические лихорадки часто влияют на сердечно сейчас он в Англии, и я уверен в его быстром выздоровлении. Конечно, ему нужен покой, хороший уход и лекарства.

— Он хочет отправиться домой на этой неделе. — Раф нахмурился.

— Это невозможно, — решительно заявил доктор, защелкивая саквояж.

Раф кивнул:

— Я тоже так думаю. Благодарю вас. Я позабочусь о том, чтобы он оставался в постели.

Эрик привстал, опираясь на подушки.

— Мы все-таки поедем, Раф. Мне уже гораздо лучше. Слышишь?

— Слышу, но никуда ты не поедешь, а останешься, и если понадобится, я сяду на тебя.

— Тебе придется сделать нечто большее, чтобы удержать меня. Я не хочу сидеть у тебя на шее и вполне могу ехать. Это вопрос лишь нескольких дней.

— Нет. Пода доктор не разрешит, ты будешь здесь. И хватит об этом. Я уже все организовал: нанял камердинера для нас обоих, экономку, а также лакея и повара. К тому же послал письмо родителям, чтобы они подыскали респектабельную родственницу, которая могла бы поселиться здесь и ухаживать за тобой,

— Не стоило так беспокоиться ради меня, — твердо проговорил Эрик, — потому что мы уезжаем. И твоя респектабельная родственница сбежит от тебя на следующий же день, не сомневаюсь.

— Ну вот что… — сердито начал Раф, но Бренна перебила его. Он не заметил ее, когда вошел, так как она сидела в тени. Теперь Бренна встала и подошла к врачу.

— Доктор, — она посмотрела на него своими темными глазами, — простите, что вмешиваюсь, но эти два барана сцепились рогами и вряд ли договорятся. Может, мы с вами придем к какому-нибудь компромиссу? Что, если мой брат поедет в мягком экипаже с хорошими рессорами, я буду следить за ним, а он — регулярно принимать прописанные вами лекарства? Надеюсь, тогда с ним ничего не случится? К тому же вы сами видите, как он переживает, проводя здесь день за днем.

— Всего один день! — раздраженно вставил Раф.

Но ни Бренна, ни доктор не обратили на него внимания. Она улыбнулась очарованному ею врачу.

— Дорогой сэр, как по-вашему, можем ли мы при названных мной условиях отправиться в путь если не через два, то через три или в крайнем случае четыре дня? В удобной карете Эрику будет не хуже, чем в постели, не так ли? Надеюсь, он почувствует себя даже лучше, зная, что приближается к дому. Здесь же брат находится в постоянном напряжении. Думаю, мы с вами договоримся. Вас устроит, если мы отправимся в конце недели?

11
{"b":"18216","o":1}