ЛитМир - Электронная Библиотека

— Индия не такая уж опасная страна, — обрадовалась Бренна доброжелательному разговору. — Правда, там ужасный климат, распространены опасные болезни и люди испытывают тяжкий гнет, но наша армия заботится о своих. По крайней мере Эрику удалось вернуться.

— Но кто говорит об Индии? — удивилась Дженни. Она понизила голос и похлопала Бренну по руке. — Я имею в виду утрату, из-за которой ты так страдала.

Бренна высвободила руку и отступила назад.

— Томас погиб в Испании, Дженни, но это было много лет назад.

— Кто может забыть такую трагедию? Вы были такой замечательной парой и так любили друг друга, — вздохнула Дженни. — Все видели это. А потом ты потеряла его. Мы опасались, что ты не оправишься от этой утраты. И вот ты снова потеряла жениха в Индии несколько месяцев назад! Да еще при таких ужасных обстоятельствах. Бедняжка! О, мы понимали, как тебе тяжело, дорогая! — сочувственно сказала Дженни и, заметив растерянность Бренны, добавила: — У Терранс Смит есть в Индии кузен, он и написал нам обо всем.

Бренна отступила еще на шаг и остановилась, когда дверь за ее спиной открылась.

— О, Эрик! — обрадовалась Дженни, глядя через плечо Бренны. — Я только что говорила Бренне, какая она мужественная. Столько пережить с тех пор, как она покинула нас! Случай с вероломным офицером просто ужасен. Бедная девочка! А что произошло в Лондоне, не важно. Мне, конечно, наплевать, что говорят другие. — Она щелкнула своими костлявыми пальцами. — Должно быть, найдется приемлемое объяснение тому, что произошло. Не говорю ни о тебе, Эрик, ни о своем муже, но в распространении неприличных слухов обычно виноваты мужчины.

— Виноваты в чем? — осведомился Эрик угрожающе тихим голосом.

— Я имею в виду скандал в доме лорда Долтона в Лондоне. Что же еще? — удивилась Дженни.

— Нет, ты все-таки не надавал ей по костлявой шее! — Бренна нервно рассмеялась, когда она и Эрик отправились домой. — Это карается законом. Дженни всегда была отвратительной. И она не простит тебе то, что ты не обращал на нее никакого внимания, когда она была еще не замужем. Поэтому у нее есть причина распространять сплетни обо мне. Однако я рада, что Дженни высказала все это мне в лицо. — Бренна вздернула подбородок. — По крайней мере теперь мне все ясно.

— Ясно, что ты должна принять предложение Долтона? Слава Богу, наконец-то! — Эрик крепко сжал поводья, хотя их старая лошадь не нуждалась в том, чтобы ею управляли, поскольку отлично знала дорогу домой и помчалась бы туда стрелой, если бы была уверена, что там ее ждет обед.

— Ты об этом? Ну уж нет. Никогда, — устало отозвалась Бренна. — Я имела в виду, что теперь по крайней мере мне известно содержание сплетен и надо что-то предпринять. Прежде всего — как нам уберечь от них папу и маму?

— Вряд ли нам это удастся.

— Однако надо попытаться, — возразила Бренна. — Мы не можем допустить, чтобы отец отправился в Лондон и отхлестал там Рафа. Папа забывает о своем возрасте и теряет рассудок, когда дело касается оскорблений. Хотя в данном случае меня никто не оскорблял.

— Ты должна выйти замуж за Долтона, детка, — мягко промолвил Эрик, заметив, как судорожно сестра сжимает руки на коленях. — Раф — хороший человек и, несомненно, поступит так, как подобает джентльмену.

— Он женится на любимой женщине. Что ж, я все объясню папе и маме. Они поймут меня, потому что любят.

— А я, значит, не люблю?

— Слишком сильно любишь, и потому до тебя не доходит: я никогда не буду счастлива, сознавая, что лишила хорошего человека надежд на счастье, А сейчас лучше не спорить. Вот увидишь, все уладится.

Вскоре Эрик убедился, что был прав, и это принесло ему некоторое удовлетворение. Когда они прибыли домой и сели пить чай, Бренна начала разговор с родителями.

— Все очевидно. Ты не сделала ничего предосудительного, — сказал отец Бренны густым басом, когда она закончила объяснения.

Полковник Александр Форд был высоким красивым блондином, как его первая жена и их сын Эрик. Но сейчас его волосы посеребрила седина, а силы с возрастом ослабли. Но голос оставался по-прежнему властным.

— Однако разговоры в деревне… — начала Бренна.

— Плевать на разговоры! — Отец так стукнул кулаком по столу, что чайный сервиз задрожал. Мать Бренны бросила на мужа укоризненный взгляд, и он смущенно промокнул салфеткой разлившийся чай. — Так ты не хочешь его в мужья? Этого для меня достаточно, — обратился отец к Бренне. — Ты совершила ошибку, но не усугубляй ее. Не приноси себя в жертву репутации.

Бренна была поражена.

— Вот именно, — промолвила мать Бренны, привлекательная, невысокая брюнетка.

Мора Форд была значительно моложе мужа. Первая жена Александра Форда следовала за мужем-солдатом повсюду, куда призывал его долг, и скончалась от лихорадки в молодом возрасте. Все считали, что полковнику Форду повезло, когда он женился вновь и темноволосая фея залечила его душевные раны.

Все также говорили, что Бренна Форд унаследовала внешность своей матери валлийки, рост отца-викинга и упрямство обоих родителей. Давно вышедший в отставку, Александр Форд выглядел, однако, довольно молодо. И жена, и дочь утверждали, что он не стареет благодаря упрямству, а он заявлял, будто не смеет стареть в окружении таких очаровательных дам.

— Он действительно предложил тебе выйти за него за муж? — спросила мать Бренны.

— Долтон мог бы быть понастойчивее, — сердито заметил отец.

— Лорд Долтон неоднократно предлагал ей это, — возразил Эрик.

Бренна кивнула.

— И ты всякий раз отказывала ему? — спросила мать. — Что ж, все разговоры о тебе рано или поздно кончатся, а брак — это навсегда. Если, конечно, повезет, — добавила Мора, нежно посмотрев на мужа. — Однако ужасно провести всю жизнь с плохо воспитанным, грубым и вульгарным человеком. Можно не обращать внимания на отдельные недостатки мужчины, только если любишь его. — Она улыбнулась мужу. — А если нет? Тогда невыносимо терпеть его присутствие. Еще хуже — месяцами носить под сердцем потомство такого человека, а потом воспитывать его детей! — Мора поморщилась. — По-моему, брак с нелюбимым человеком — слишком суровое наказание за такой незначительный проступок. Правда, ты бросила тень на свою и нашу репутацию. И конечно, на репутацию Эрика. Но он такой красивый плут, что найдет себе достойную пару, несмотря на это, У него по крайней мере есть выбор. Эрик не слишком пострадал бы, если бы ты даже убила того джентльмена. Ему ничем не угрожает то, что вся Англия судачит, будто ты пыталась заманить его в ловушку.

Эрик бросил взгляд на отца и увидел, как блеснули его глаза, затем посмотрел на мачеху и успокоился. Значит, они уже слышали, о чем болтали в деревне, и заранее согласовали свое решение, как это обычно бывало, когда дело касалось их детей. В глазах Эрика вспыхнула озорная искорка.

Но Бренна взирала на мать с ужасом.

— Ты поступила правильно, Бренна, — сказала Мора, — чего бы это ни стоило семье.

— Не пойму только, как Эрик допустил, чтобы у сестры возникли отношения с этим негодяем. — Александр Форд мрачно взглянул на сына.

Эрик изобразил смущение.

— Я не думал… не хотел оставлять ее под его покровительством, но был болен и…

— Брат ни в чем не виноват, — вставила Бренна. — И Раф — то есть лорд Долтон — не груб и не плохо воспитан. Все, что вы говорили, не имеет никакого отношения к нему. Напротив, я никогда не встречала человека лучше, чем он. Лорд Долтон добр и великодушен, он прекрасный друг. Он очень понравился бы тебе, папа. Лорд Долтон был отличным офицером и сейчас ведет себя как настоящий джентльмен. У него приятные манеры, мама. Ему чуждо ханжество и лицемерие. Он не позер и не раб моды, хотя и следит за собой. Это благородный и порядочный человек. — Бренна потупилась. — Лорд Долтон — замечательный джентльмен, но я не могу принять его предложение, потому что он любит другую.

Все члены семьи растерянно уставились на Бренну.

— О! — воскликнула Мора Форд. — Теперь понимаю. Мы должны найти выход из затруднительного положения.

21
{"b":"18216","o":1}