ЛитМир - Электронная Библиотека

Раф замолчал, и, хотя выражение его лица оставалось спокойным, Драм догадывался, что творится в душе друга. Он заметил в его голубых глазах сожаление и горечь.

— Представляешь, что она почувствовала, когда я прямо заявил, что тоже оставляю ее? — развел руками Раф. — Не стоит обвинять ее. Думаю, она испытала немало разочарований, поэтому и распустила сплетни, чтобы спасти свою репутацию. Ну и что? Аннабел поступила опрометчиво и теперь, вероятно, сожалеет об этом.

— А ты? — спросил Драм. — Ты тоже сожалеешь? Раф пристально посмотрел на друга.

— Нет. Я еду, чтобы жениться на Бренне, и не хочу отступать.

— Еще не поздно, — заметил Драм. — Не усугубляй свои ошибки. Если твое сердце принадлежит Аннабел, не стоит жениться на Бренне Форд. Тогда по крайней мере двое, а не трое из вас будут страдать.

— Разве у тебя большой опыт в любовных делах? — осведомился Раф с необычным сарказмом.

— Напротив. Я ничего не знаю, кроме того, что вижу. Но боюсь, такая женитьба принесет скорее множество неприятностей, чем радость. Вот почему я так бесцеремонно вмешиваюсь в твои дела и прошу еще раз подумать как следует.

— Я уже много размышлял над этим и принял решение жениться на Бренне. А сейчас, — Раф приподнялся и ударил кулаком в крышу кареты, — я хочу выйти и поехать верхом. Я прихватил с собой Блейза, так пусть он разомнется. А как ты?

— О да. Сегодня прекрасный день, — согласился Драм, так как хорошо знал Рафа и понял, что их разговор закончен, хотя далеко не все вопросы выяснены. Он не стал задавать их, поскольку не был уверен, хочет ли получить на них ответы, и есть ли они на самом деле.

Мора осмотрела платье, которое примеряла Бренна. Полученное, как и другие, в качестве приданого, оно было розовым с белыми рукавами. Платье превосходно сидело на Бренне, придавая ее коже более светлый оттенок и подчеркивая иссиня-черный цвет волос.

— Чудесно! — с удовлетворением воскликнула мать. — Это последнее из них. Теперь у нас есть все, кроме жениха.

Ответом на ее слова была гробовая тишина,

— А как насчет цветов? — поспешно спросила Мора. — Возьмем их из сада, из леса или из теплицы, как ты думаешь? Астры, гардении или розы? По-моему, лучше розы. Погода такая мягкая, что можно рассчитывать на розы даже в эту позднюю пору.

— Можно также рассчитывать и на Рафа, — решительно сказала Бренна. — Он обещал приехать и обязательно будет здесь. Не беспокойся, мама, Раф — порядочный человек, и свадьба непременно состоится. Надеюсь, в третий раз мне все-таки повезет, потому что я стала мудрее, чем была с бедным Томасом, и Раф во всех отношениях гораздо симпатичнее Спенсера. На это раз я желаю своего жениха и разумом, и сердцем, и даже телом,

— Бренна! — одернула ее мать. Дочь усмехнулась.

— О, прошу прощения. Я не учла, что ты давно забыла о таких вещах.

Мать рассмеялась.

— Единственное, о чем я забыла, — так это о твоем опыте. — Мора улыбалась, но взгляд ее был серьезным и испытующим. Она не решалась продолжить разговор, и Бренна печально вздохнула. Среди всех обсуждавшихся вопросов они никогда не касались лишь одного, с тех пор как погиб Томас. Мать, как и многих других, вероятно, интересовало, насколько далеко зашли Бренна и Томас в своих отношениях. Однако ни тогда, ни сейчас Бренна не желала говорить на эту тему, храня память о Томе.

И тут мать удивила ее. Мора подошла и взяла дочь за руки.

— Это не измена, Бренна. То, что должно быть между тобой и Рафом после свадьбы, — неотъемлемая часть брака. Ты заслужила того, чтобы насладиться этим. Раф — очень хороший человек. Он нравится мне, Эрик обожает его, а отец души в нем не чает. И то, что ты желаешь Рафа, очень радует меня. Желание и его удовлетворение очень важны в браке. Они способствуют взаимопониманию и уберегают от мелких ссор и глупых ошибок. Это утешение, когда возникают неприятности, а также источник радости. Мне жаль женщин, не испытавших этого, и я рада, что ты обрела удовлетворение с Рафом.

— Еще нет, — возразила Бренна, — но уверена, так и будет.

— Прекрасно!

— Мама! — воскликнула Бренна, притворившись шокированной, отчего Мора покраснела.

Тем не менее Бренна тоже была рада. «В сущности, — подумала она, когда мать вышла из комнаты, — об этом предмете мне незачем беспокоиться». Раф не был самым красивым мужчиной из тех, кого знала Бренна. У него, как считали все, простые, грубоватые черты, крепкие белые зубы и ясные голубые глаза; в нем не было ничего такого, что привлекало бы девушек, хотя Раф сумел вызвать у Бренны страстные вздохи. Сильный, мускулистый и стройный, он всегда одевался опрятно. В его быте проявлялись сдержанность и рациональность. Как и в речи. Раф — настоящий мужчина, способный сделать женщину счастливой.

Хотя Бренна бодро говорила с матерью, она с трудом верила в возможность счастья. С тех пор как уехал Раф, сомнения закрадывались по ночам, а также днем, когда она ходила в деревню и видела обращенные к ней любопытные взгляды. Тогда появлялось сомнение в том, что он приедет. Неужели судьба снова лишит ее жениха, как уже дважды случалось?

И перенесет ли она снова такой удар? На этот раз чувства Бренны были гораздо глубже, чем прежде. Она дала согласие не ради выгоды. Незачем лукавить — Бренна была почти влюблена в Рафа, когда покидала Лондон. Его доброта, поцелуи и дружеское расположение не выходили у нее из головы всю дорогу до дома. И она не вышла бы замуж, подчиняясь только необходимости. Бренна действительно любила его. Ей не нравилось то, что привело к их сближению, но она ни о чем не сожалела. Только бы Раф не передумал. Где же все-таки он?

До свадьбы оставалась неделя. Раф должен уже вернуться, а его все нет. И сейчас, несмотря на все усилия Бренны, сомнения охватили ее.

Аккуратно свернув новое платье, она быстро оделась. Безделье рождает дурные мысли. Пора заняться делом. Скоро начнут съезжаться гости. Приедут родители Рафа, и надо подготовиться к их встрече. Домашние хлопоты заглушают сомнения. Пока не наступит ночь.

Спускаясь по лестнице, Бренна увидела родителей и Эрика. Они стояли в холле у огромной коробки и о чем-то таинственно шептались. Все посмотрели на Бренну с явно виноватым видом, и она поняла, что разговор шел о ней. Бренна едва не споткнулась и ухватилась за перила.

— Это свадебный подарок, — быстро сказал Эрик, увидев испуганное выражение ее лица. — От родителей Рафа. Мы вот обсуждаем, почему они прислали его, вместо того чтобы привезти с собой.

— Наверное, они решили послать его вперед, поскольку карета заполнена одеждой и для такой большой коробки не осталось места, — предположила мать. — Не исключено, что они пожелают остаться здесь на некоторое время.

Отец извлек письмо, которое пришло вместе с посылкой. Бренна быстро подошла, взяла письмо, открыла его и прочитала. Затем подняла глаза и смущенно улыбнулась.

— Дело в том, — сказала она нарочито бодрым тоном, — что они, кажется, не смогут приехать. У матери Рафа расстройство желудка. Но они приглашают нас к себе после свадьбы.

— О! — воскликнула Мора.

— Что ж, если женщине нездоровится, это вполне уважительная причина остаться дома, — мрачно заметил полковник. — Ну а брат?

— По словам Рафа, у него с ним довольно прохладные отношения. — Бренна сложила письмо.

— Его отец не может оставить свою жену, — взволнованно промолвила Мора, видя, как расстроена Бренна.

— Они не хотели оскорбить нас, — согласился Эрик, глядя на сестру. — Раф для них слишком далек. Он читал мне некоторые письма его родителей, когда мы находились в госпитале, — признаться, весьма холодные. Не думай, что они не одобряют выбор сына, Брен. Похоже, им вообще безразлично, на ком женится Раф. У них нет причины не одобрять его выбор, поскольку они не прочили ему какую-либо другую невесту. Наша репутация вполне устраивает этих людей. Однако все их интересы сосредоточены на брате Рафа.

— В таком случае отныне мы будем семьей Рафа, — решительно заявила Мора, — и нам не придется сожалеть о том, что его родители не приехали.

32
{"b":"18216","o":1}