ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник
Как не попасть на крючок
Энциклопедия пыток и казней
Постарайся не дышать
Большие девочки тоже делают глупости
Линкольн в бардо
Паиньки тоже бунтуют
Охотник за тенью
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия

«Значит, Раф не разденется до конца?» — подумала Бренна с сожалением и невольно прикрыла наготу. Раф улыбнулся этому запоздалому проявлению скромности.

— Я чувствую себя как невольница, — смущенно прошептала Бренна, пораженная неравенством их положения.

Действительно, стоя перед Рафом в мягком, золотистом свете камина абсолютно нагой, она походила на одалиску, как их описывали в эротических рассказах некоторые путешественники. Ее высокие груди с темными сосками напряглись то ли от прохлады в комнате, то ли от возбуждения. Бренна приложила ладони к темному треугольнику между ног, чем еще больше привлекла к нему внимание Рафа. Он пожирал жадным взглядом изгибы ее талии, бедер и нежного округлого живота. Все ее тело дышало чувственностью и гармонией.

Ему хотелось сказать ей об этом. Хотелось убедить, что она вовсе не невольница, Напротив, это он стал невольником неукротимого желания.

— Ты вовсе не невольница. Это я пленен тобой, — прошептал он.

Раф заключил Бренну в объятия. Их губы слились, и его язык проник в глубину ее рта. Он еще крепче прижал Бренну к себе, а она обвила руками его шею.

Сгорая от нетерпения, Раф поднял ее и уложил на постель. Затем стянул сапоги и повернулся к ней, не раздевшись до конца. Бренна ждала.

Она пылала и трепетала от его прикосновений, а Раф, скользя руками по ее телу, наслаждался тем, как Бренна отвечает на его ласки. Он изнемогал от желания, в паху мучительно ныло, но даже это доставляло ему удовольствие. Целуя алые пьянящие губы и соски с привкусом мускатного ореха, Раф снял с себя рубашку и штаны.

Лаская Бренну, он ощущал аромат цветов, солоноватость моря и тепло нежной женской кожи, вскоре покрывшейся испариной. Наконец его пальцы добрались до темного холмика и ощутили влагу расселины, готовой принять его. Раф едва верил в свое счастье.

Бренна оказалась именно такой, как он предполагал: страстной и пылкой. Настолько пылкой, что заставила Рафа спешить. Он чувствовал себя как голодный путник, приглашенный на пир, и жаждал как можно скорее утолить желание… и дать наслаждение Бренне. Доведенный до исступления ласками Бренны, он был уже не в силах продолжать любовные игры. Раф затаил дыхание от того, что ждало его. Приподнявшись, он прильнул к губам Бренны и навалился на нее всем телом.

Внезапно Раф ощутил препятствие, мешающее продвижению вглубь. Обхватив руками зад Бренны, он сделал рывок и полностью вошел в нее. Охваченный экстазом, Раф не мог остановиться, хотя сознавал, что причиняет ей боль. Обычно сдержанный, сейчас он потерял контроль над собой. Теперь ничто не мешало ему, и он погружался в горячую глубину снова и снова. Когда же наконец Раф испытал облегчение, его охватили восторг и тревога.

Положив голову на плечо Бренны, он содрогался от наслаждения и страха.

— Брен, — прошептал Раф, видя, как она потрясена. — Я не знал! Боже, ты никогда не говорила мне об этом. Прости меня! — Она закрыла глаза, и он заметил, как из-под ее ресниц скатились слезы. — Брен, я не знал. Я думал…

— Моя внешность дала тебе повод заподозрить меня в безнравственности, — удрученно прошептала она.

Раф глубоко вздохнул.

— Но ты никогда не говорила…

Бренна промолчала, и он понял, что ей было незачем сообщать об этом, А вот ему следовало быть более высокого мнения о ней! Он приподнялся и посмотрел на нее, но тут же поморщился. Как солдат, он часто видел кровь и привык к ней. Но не к такой крови. Ведь это была кровь Бренны! Раф почувствовал себя негодяем.

— Тебе было очень больно?

— Нет… не очень. — Острая боль притупилась, но теперь она была не только физической.

Бренна закрыла глаза и отвернулась, чтобы Раф не заметил ее разочарования. Она была ошеломлена, расстроена и злилась на себя. Зачем ей понадобилось проявлять такое безрассудство и нетерпение?

Раф догадался обо всем, когда Бренна промолвила:

— Я не предполагала, что это так болезненно.

Раф прикрылся, быстро подошел к умывальнику, смочил салфетку и вернулся к постели. Он овладел своей женой, как дорогой проституткой: с восторженным вожделением, не думая встретить ни сопротивления, ни признаков невинности. Именно так Раф действовал раньше, ибо никогда не имел дела с девственницами. Если бы он знал, что Бренна невинна, то ласкал бы ее часами, чтобы подготовить к завершающей стадии, и не позволил бы страсти овладеть им преждевременно. Сейчас ему казалось, что он дурно обошелся с драгоценным даром, а потому недостоин его. Он протянул Бренне салфетку.

— Воспользуйся этим. Помочь тебе?

Бренна села в постели и обхватила руками колени.

— Извини. Я, наверное, сделала что-то не так?

— Ты? — изумился Раф, — Бог с тобой!

Он присел на край кровати и обнял Бренну,

— Я не умею красиво говорить и, видимо, действовать тоже, — признался он с горечью. — Понимаешь, Брен, ты вела себя так страстно, что я ни на секунду не предположил… Я никогда не знал невинных девушек и даже не подозревал, что кто-то из них способен заинтересоваться мной. Я умею быть нежным и буду таким с тобой. Пожалуйста, не сердись и не разочаровывайся во мне.

Она взглянула на него сквозь волосы, упавшие на лицо.

— Я не сержусь на тебя.

— И зря.

Бренна усмехнулась:

— Здесь есть и моя вина, поскольку я вела себя слишком безрассудно. Каждый подумал бы, что у меня есть опыт в любовных делах, поскольку я была помолвлена и… никогда не намекала на то, что невинна. Но я не знала, что будет так больно!

Раф нахмурился.

— Это только в первый раз. Хочешь убедиться? Она устало посмотрела на него.

— Не сейчас, разумеется. — Раф поднялся. — Пойду умоюсь. Вот увидишь, Брен, боли никогда больше не будет. Впоследствии тебя ждет только наслаждение, обещаю. И я не буду настаивать, пока ты сама не захочешь этого.

Когда Раф вернулся, Бренна, уже помывшаяся, лежала под покрывалом в ночной рубашке.

Раф скинул халат, скользнул в постель и обнял жену. Она положила голову ему на грудь и с волнением ощутила его обнаженное тело. «По крайней мере он разделся, ложась в постель», — с удовлетворением подумала она. Но этого недостаточно. Бренна рассчитывала на большее. Она радовалась, сознавая, что доставила ему удовольствие. Но каково ей самой? Прелюдия волновала и многое обещала, однако затем последовала боль и ошеломляющий натиск, почти неистовый. И при этом Бренна не испытала никакой радости. Неудивительно, что мужчины так интересуются женщинами, как неудивительно и то, что женщины заставляют их сначала жениться на себе и только потом вступают с ними в интимные отношения. Она подавила жалость к себе, когда руки Рафа сомкнулись вокруг нее.

От него пахло каминным дымком и мылом для бритья. Волосы на его мускулистой груди щекотали ей ухо. Боль, причиненная им, прекратилась, хотя между ног все еще слабо пульсировало, и это ощущение усилилось от близости Рафа. Бренна пошевелилась и услышала, как ускорилось биение его сердца. Приложив руку к груди Рафа, она почувствовала мгновенный отклик его тела.

— У тебя сердце бьется слишком часто, — прошептала она.

— Оно бьется так только для тебя. Но сейчас мы больше ничего не будем делать. Только спать.

Однако Бренна не могла уснуть рядом с ним, тем более что он тоже не спал.

— Брен?

Она подняла голову и посмотрела на него.

— О Господи, я не могу уснуть из-за тебя, — тихо сказал он.

Бренна вздрогнула и испуганно раскрыла глаза.

Смущенный своими словами, он проклял себя за них. Сейчас не до шуток, и Бренна наверняка не поняла скрытый смысл его фразы.

— Из-за меня? — удивилась Бренна и снова опустила голову ему на грудь. — Я тоже не могу уснуть.

Раф напрягся.

— Я понимаю, на что ты намекаешь. — Она улыбнулась.

— Ах ты, негодница. — Раф ласково погладил жену по спине, радуясь, что она так спокойно отнеслась к его словам. — Я совсем не то имел в виду.

— Разве?

Его рука замерла.

— А может быть, и то самое… Ты не возражаешь?

45
{"b":"18216","o":1}