ЛитМир - Электронная Библиотека

Наряд Бренны гармонировал с тонами его костюма. На ней было ярко-голубое платье, шубка более темного оттенка и светло-коричневая шляпка с голубым пером. Наверное, Пек, готовивший, одежду для Рафа, видел, что она надела в это утро. Бренна и Раф спали вместе, но пользовались разными гардеробными комнатами, и она оделась первой.

Бренна знала, что светские дамы должны иметь служанок, но она не привыкла пользоваться чьими-то услугами и пока не решалась пополнить домашний персонал личной горничной. Пек — другое дело. Он старый армейский спутник Рафа, давно уже исполнявший обязанности камердинера.

— Раф! — послышался чей-то голос, прервавший ее мысли. — Леди Бреина!

Навстречу им быстро шел высокий темноволосый джентльмен с удлиненным умным лицом и характерным носом.

— Драм! — радостно воскликнул Раф. — Какая встреча!

Друзья обменялись рукопожатиями. Бренна чуть склонила голову, когда Драм взял ее руку и окинул изучающим взглядом. Его голубые глаза ярко светились.

— Замужество вам явно к лицу, — удовлетворенно заметил он. — Хотя вы были очаровательны и прежде. Вы вся сияете. И этот плут выглядит таким счастливым, что я едва узнал его.

— Может, тебе нужны очки? — рассмеялся Раф. — Ведь достаточно одного взгляда на мои волосы, чтобы узнать меня. И от счастья их цвет не меняется. Но ты прав, я действительно счастлив, поскольку эта прелестная леди — моя жена. — Он с любовью посмотрел на Бренну и оторвал от нее свой взгляд, лишь почувствовав, что Драм наблюдает за ним и по его лицу медленно расплывается улыбка. — И какая жена! — восхищался Раф. — Экономная, как приходский священник, и скромная, как монахиня. Она даже не хочет утруждать меня переездом из моих холостяцких апартаментов. Я едва убедил ее сегодня утром посмотреть новые дома… Постой! Ты ведь как раз тот, кто нам нужен! У тебя наверняка есть на примете подходящий для нас дом. Я хочу, чтобы Бренна гордилась им. Нас интересует не только его внешний и внутренний вид, но и то, где он находится. Скажи, каких районов следует избегать.

— Заметьте, какой у него пессимистический подход к делу, — обратился Драм к Бренне, — Он не спрашивает, где следует искать. Раф озабочен тем, где не надо искать. По-моему, дорогая, ваше влияние на него приносит положительные результаты: вы добились того, что он стал чаще улыбаться. Теперь вы должны заставить Рафа поверить, что в нашей жизни существует не только плохое, но и хорошее, как, например, районы для жилья. На мой взгляд, таковы места вблизи сквера, где совершают прогулки представители светского общества, но они находятся не так уж близко отсюда.

— Как я и думал, — сказал Раф. — Именно туда мы и собираемся пойти после ленча. Присоединишься к нам?

Драм задумался.

— Мы не будем ворковать, и обниматься, обещаю, — добавил Раф. — Теперь мы уже степенная пара, поскольку женаты почти три недели. Точнее — двадцать дней, так что вполне подходим для компании. Разве только Брен потеряет голову и внезапно бросится в мои объятия. Она вполне способна на это. Сначала кротко смотрит на меня, а потом вдруг как кинется! Я просто теряюсь.

Бренна сделала вид, что возмущена и хочет высвободить свою руку из его руки, хотя в душе ликовала. Значит, он считал дни, как и она!

— Я пойду, — ответил Драм, — если Бренна пообещает сдерживаться, поскольку меня очень легко смутить. Заодно я посвящу вас в то, что происходило в Лондоне, а вы расскажете о своем путешествии.

— Мы ездили к моим родителям. — Улыбка Рафа увяла. — В Эрроу-Корт. Но провели там три дня.

Драм шел рядом с ним, и выражение его лица тоже изменилось.

— Понятно… — отозвался он.

— И я представил Бренну Гриффину, — добавил Раф.

— Это ритуал, — пояснил Драм Бренне. — Я прошел через то же самое, когда был у Рафа во время школьных каникул. Тогда я испытал страх и благоговение у гробницы Гриффина. Несомненно, он вдохновлял Рафа на совершение мужественных поступков.

— Это плохо, — заметила Бренна. — Если бы он не оказывал такого влияния, Раф, возможно, избрал бы другую карьеру. Представьте себе, каким скромным, смиренным приходским священником он мог бы стать. И не исключено, что получил бы сан епископа!

Все дружно рассмеялись. Они продолжали смеяться и беседовать за ленчем. Граф Драммонд был одним из самых давних друзей Рафа, и Бренна с удовольствием наблюдала, как они предавались воспоминаниям. За этим ленчем она узнала о прошлом Рафа гораздо больше, чем за время их пребывания у его родителей. Раф не любил рассказывать о себе, но Драм умел расшевелить его.

— Мы познакомились в школе, — пояснил Драм, — и у нас было мало общего. Я ужасно скучал по дому, а Раф, напротив, радовался тому, что не находится под родительским кровом. Тем не менее мы нашли занятие, сблизившее нас.

— Всевозможные проказы, — усмехнулся Раф. — Этот парень был мастак на выдумки, и мы часто озорничали вместе, что помогало отвлечься от грустных мыслей,

— А этот парень, — сказал Драм, — никогда не отказывался от моих затей.

Бренна мало знала о прошлом Драма, но вполне допускала, что он был первоклассным шпионом. Драм избегал разговоров о себе с помощью разнообразных уловок. Но она видела, что, несмотря на это, а также загадочность его поведения, Раф очень ценил дружбу с ним. Она тоже испытывала расположение к Драму, когда они отправились посмотреть третий дом, предложенный агентом по продаже недвижимости. Но за то, что он сделал потом, Бренна была готова задушить его.

— Вполне сносный, — отозвался Драм без особого энтузиазма после того, как они осмотрели дом.

Бренна вскинула голову. Ей понравилось помещение, светлое и просторное, с высокими потолками, широкими окнами и современными удобствами, такими, как газовое освещение и водопровод, доставляющий воду даже на второй этаж. За домом находился небольшой сад, а сбоку — удобно расположенная конюшня. Бренне не терпелось признаться Рафу, как ее привлекает все это.

Однако Раф, услышав не слишком высокую оценку Драма, выразил согласие с ним.

— Верно, сносный, — буркнул он. — Вы можете предложить нам что-нибудь еще? — обратился он к агенту.

«Раф даже не поинтересовался моим мнением!» — возмутилась Бренна.

Они покинули дом, договорившись с агентом о новой встрече, и пошли назад по улице. Бренна молчала, стараясь овладеть собой. К счастью, она не успела выразить обиду, потому что, едва они расстались с агентом, Драм начал посмеиваться.

— Какое у вас выражение лица! — обратился он к Бренне. — Дорогая леди, это действительно чудесный дом, вы правы.

— Но нельзя показывать агенту, что он нам очень нравится, — заметил Раф. — Он мысленно все время поднимал цену, видя твой восторг! Ты светилась от радости, и агент уже почти потирал руки, рассчитывая на большой куш. «Сносный» — самая правильная оценка, пока продавец находится рядом. Я обращусь к нему завтра, если не возражаешь.

— Мне очень по душе этот дом, — призналась Бренна.

— Хорошо, мы купим его, но я предложу агенту половину той суммы, которую тот запросил.

Драм улыбнулся:

— Он согласится и на четверть.

— Я тоже так думаю, — подтвердил Раф и обратился к Бренне: — Ты довольна?

— Да, довольна. Хотя эти слова и наполовину не выражают моих чувств, так же как сумма, которую ты намерен предложить агенту, не соответствует настоящей цене дома.

Они так громко рассмеялись, что привлекли внимание окружающих. Какая-то леди выглянула из проезжающей мимо кареты, внимательно присмотрелась и сделала кучеру знак остановиться.

Выйдя, она подождала, когда все трое поравняются с ней. Как только они приблизились, дама ослепительно улыбнулась.

— Раф! — воскликнула леди Аннабел. — Очень рада видеть вас. Как вы, однако, капризны! Исчезли из Лондона и не появляетесь на балах!

От холода Аннабел защищала красная накидка, Бренне нравился этот цвет, но она редко носила одежду таких тонов, считая, что выглядит в ней слишком фривольно. Но Аннабел смотрелась великолепно и напоминала «Красный Плащик» из детской сказки, только во взрослом варианте: невинная, элегантная и потрясающе красивая. Яркий цвет накидки и ее темные локоны, выбивающиеся из-под капюшона, выгодно контрастировали с ослепительно белым и свежим лицом. Ее голубые глаза были устремлены на Рафа.

48
{"b":"18216","o":1}