ЛитМир - Электронная Библиотека

Бренна опять задрожала — на этот раз от внезапного жара, вызванного прикосновением его пальцев.

— Тебе холодно? — снова спросил Раф, прильнув губами к ее шее.

— Я поступила глупо, надев это платье, — призналась Бренна. Она испытывала истому и знала, что прикосновения Рафа — прелюдия любовных ласк. Бренна отчаянно хотела близости сегодня, надеясь обрести спокойствие. Однако сначала следовало поговорить, пока она не потеряла контроль над собой. Сейчас Бренна нуждалась еще и в утешении другого рода. — Это летнее пла-гье, — продолжала она, — но я видела, как великолепно выглядела Аннабел в красном. У меня нет зимнего наряда такого цвета, а мне очень хотелось привлечь твое внимание, Раф.

— Привлечь мое внимание? — усмехнулся он, следуя губами за своими пальцем. — Боже, да разве есть женщины привлекательнее тебя?

Раф обнял жену и, уложив на диван, прильнул к ее губам. Они целовались, крепко прижимаясь друг к другу. Увидев, что его волосы приобрели медный оттенок в пламени камина, Бренна провела по ним рукой.

— Ты становишься еще лучше в красном свете, — сказала она, прерывисто дыша.

Раф поднял голову и улыбнулся.

— К черту обед, — прошептал он. — Подожди секунду. — Он встал, быстро подошел к двери и запер ее.

Бренна наблюдала, как Раф погасил лампы. Затем он вернулся к ней. Однако и при свете камина от нее не укрылось, как Раф возбужден, ибо его выдавали плотно облегающие штаны, Бренну глубоко взволновало, что она столь легко привела мужа в такое состояние. Впрочем, и он без всяких усилий пробуждал в ней желание. Она быстро сняла платье, глядя, как Раф тоже раздевается. Он присоединился к ней на диване, и они слились, вздрогнув от первого прикосновения. В этот вечер оба испытывали необычайное наслаждение, ибо любовные ласки вне постели еще больше будоражили, обостренные чувством опасности.

Бренна заглянула в его глаза и увидела в них удивительное тепло. Закрыв их, Раф склонился к жене, желая доставить ей удовольствие. Но она уже была довольна. То, что они занимались любовью здесь, свидетельствовало о начале нового этапа в их отношениях. Бренна изогнулась и затаила дыхание, когда Раф наконец вошел в нее.

Но любовь ли это?

В конце концов его губы, руки и тело заставили Бренну забыть обо всем на свете, и он вознес ее к вершинам блаженства.

Глава 22

Они завтракали молча, как пожилые супруги или давние друзья. А может, как утомленные любовники, наслаждающиеся тишиной. Раф читал газету, а Бренна — письма. Она улыбнулась, прочитав мамино, и засмеялась над письмом брата. Раф с любопытством посмотрел на нее.

— Это от Эрика. — Бренна протянула ему листок. — Он собирается приехать к нам и просит подыскать ему самую красивую женщину Лондона, даже не обязательно на выданье.

Раф усмехнулся, взял письмо и вскоре сам рассмеялся.

— Думаю, у нас не будет с этим хлопот. Ему скорее придется отбиваться от девиц. — Он снова начал читать газету. — У Эрика незаурядное красноречие, и он похож на викинга. Это убийственное сочетание, по крайней мере для женщин.

— Да, и возможно, именно поэтому он до сих пор не женат, — вздохнула Бренна. — Женщины вешаются ему на шею, но у брата до сих пор не было возможности узнать поближе кого-нибудь из них и понять, нравится ли он им как человек или их привлекает только его внешность.

— Бедный парень! Ты хочешь сказать, что я счастливее Эрика с моей неприглядной внешностью?

— Снова напрашиваешься на комплименты?

Раф улыбнулся, вспомнив, как ночью жена восхищалась его телом.

— Да. — Он многозначительно посмотрел на лакея, стоявшего возле стола. — Поговорим об этом позже.

— Охотно, — улыбнулась Бренна. Она опять вздохнула, но на этот раз с чувством удовлетворения, и открыла следующее письмо, написанное на дорогой бумаге и источавшее аромат духов. Прочитав его, Бренна нахмурилась, отложила письмо и снова взяла, осторожно держа двумя пальцами, как вредное насекомое.

— Что там у тебя? — спросил Раф, как бы услышав ее невысказанные мысли. — И почему ты держишь этот листок таким образом? Боишься, что укусит?

— В известном смысле да. — Бренна протянула ему письмо. — Это приглашение… на званый вечер к Аннабел.

Она наблюдала за выражением лица мужа, но оно было непроницаемым. Пробежав глазами приглашение, Раф снова посмотрел на жену.

— Ты хочешь пойти?

— Не знаю. Ведь я не принадлежу к ее кругу. — Бренна не решилась признаться в том, что на самом деле беспокоило ее. — Она прежде всего твоя подруга.

Раф откашлялся.

— Подруга? Едва ли.

— Но ты хотел жениться на ней.

Он пожал плечами и снова взял приглашение. Взглянул на него, затем опустил и посмотрел поверх листка на Бренну.

— Я знал Аннабел не настолько хорошо, чтобы считать подругой.

— Тогда это просто нелепо… — начала она и замолкла, глядя в тарелку. Когда они объявили о своей помолвке, Раф тоже знал ее не слишком хорошо.

Раф внимательно посмотрел на жену.

— Не обязательно постоянно общаться с Аннабел, но она принадлежит к светскому обществу, и мы не можем избегать ее. Думаю, для тебя неплохо было бы познакомиться с лондонским высшим светом. Полагаю, там будут Синклеры, Райдеры, Уайкофы и даже Драм, который представит тебя влиятельным людям, если, конечно, ты захочешь. По правде, говоря, мне они не очень интересны. Но думаю, тебе следует познакомиться с другими дамами в Лондоне, чтобы иметь возможность с кем-то поболтать за чашкой чая или принять участие в других мероприятиях. Мы могли бы тоже устроить прием, когда переедем в новый дом. На званом вечере у Аннабел ты определишь, кто тебе нравится, чтобы потом пригласить к себе. Впрочем, решай сама.

Раф снова взял газету, как будто визит к Аннабел почти не имел для него значения. Однако он редко говорил так много об их будущей светской жизни, и они никогда не обсуждали прежде подробности. Бренна задумчиво поднесла руку ко рту и коснулась губами ногтей… Затем, осознав, что делает, поспешно опустила руку на колени. Она поклялась покончить со своей привычкой грызть ногти, чтобы они всегда были ухоженными и красивыми, как у Аннабел. Однако, нервничая, Бренна забывала об этом. А сейчас она очень нервничала.

— Не утруждайте себя объявлением о моем прибытии, — послышался бодрый голос у входной двери. — Я чувствую запах тостов и яиц. Хозяева, несомненно, ждут меня.

Раф поднял голову.

— Я же просил не готовить тостов. Они такая же приманка для Драма, как рыба для кота.

— Доброе утро, мой прижимистый друг. — Драм вошел в комнату, одетый по последней моде. — Миледи, — обратился он к Бренне, склонившись к ее руке, — надеюсь, я желанный гость за вашим утренним столом?

— Конечно, — искренне ответила она.

— Как всегда, — добавил Раф.

— Я подумал, что, поскольку медовый месяц еще не кончился — и, вполне возможно, не кончится никогда, — мне все-таки будет позволено, как прежде, наносить вам визиты, по крайней мере по утрам, — улыбнулся Драм. — Раньше я обычно навещал в это время моего кузена Синклера, — сообщил он Бренне, подходя к буфету и оценивая стоящие там блюда, — но он женился и переехал за город. После этого у меня не осталось выбора, и я присоединился к Рафу, у которого тоже не было партнера за завтраком. Мы привыкли питаться вместе, и очень тяжело ломать эту привычку. Я не люблю есть один. По вечерам можно провести время за стаканчиком вина в клубе, где собираются джентльмены, но гораздо приятнее встречать новый день с хорошим другом. О, омлет со сливками и сухариками! — с удовольствием отметил он, приподнимая горячую крышку посудины. — Превосходное блюдо! Особенно с ветчиной, кусочком говядины и, конечно, с тостами, — сказал Драм лакею, стоящему у буфета.

— И с ломтиком грудинки, — согласился Раф. — Хорошо, что ты заглянул к нам, — добавил он, когда Драм сел за стол. — Ты можешь дать хороший совет. Мы получили от Аннабел приглашение на званый вечер, и Брен не знает, следует ли нам идти туда.

50
{"b":"18216","o":1}