ЛитМир - Электронная Библиотека

Голубые глаза Драма оживились, и он с любопытством посмотрел на Бренну.

— В самом деле? Но ведь Аннабел говорила об этом, когда мы встретили ее на улице, не так ли?

— Да, — согласился Раф. — Правда, сообщив ей о своей женитьбе, я был уверен, что она передумает.

— Полагаю, Аннабел узнала об этом гораздо раньше, — заметил Драм, изучая блюдо, которое подал ему лакей. Затем поднял глаза и встретился с холодным взглядом Рафа. — Это не пустые слова. Если по Лондону прошел слух о твоей женитьбе, будь уверен, что он дошел и до ушей Аннабел. Тебе ведь известно — она в курсе всех новостей. Полагаю, затевается какая-то интрига. Леди Аннабел имеет большой опыт в таких делах, что тебе также должно быть известно.

Бренна не заметила, как на мгновение изменилось бесстрастное выражение лица Рафа. Друзья часто вели словесную дуэль, но на сей раз тема была крайне важна для Бренны, и ей очень хотелось узнать, как Раф относится к предстоящему визиту.

— Да, у Аннабел есть такое пристрастие, — кивнул Раф, — но как по-твоему, Брен доставит удовольствие, если мы все-таки посетим этот вечер?

— По-моему? — удивился Драм. — Однако, дорогой друг, теперь тебе лучше знать об этом.

Раф раздраженно махнул рукой.

— Я знаю Брен, если ты это имеешь в виду. Она очень чувствительна, а Аннабел может сыграть с ней злую шутку. Поэтому, полагаясь на твою пронырливость, прошу тебя выяснить, каковы намерения этой женщины и можно ли рассчитывать, что Брен будет приятно в гостях у Аннабел.

— Думаешь, Аннабел способна унизить ее каким-нибудь изощренным способом? — осведомился Драм. — Может быть.

— Не кажется ли вам, — не выдержав, вмешалась Бренна, — что я тоже имею право высказаться по этому вопросу?

— А разве мы считаем иначе? — удивился Раф.

— Вы говорите обо мне так, будто меня здесь нет, — возмутилась явно уязвленная Бренна.

— Извини, — быстро сказал Раф. — Дело в том, что мы привыкли обсуждать жизненно важные проблемы вдвоем. Тем более что, по твоим словам, ты не знаешь, как поступить.

— Дети, дети, — улыбнулся Драм, — не ссорьтесь, пожалуйста, по пустякам. Теперь что касается Аннабел и ее намерений. Пожалуй, мне удастся выяснить это, но при одном условии.

— Каком? — отрывисто спросил Раф.

— Если мне дадут чашечку этого ароматнейшего кофе, — промолвил Драм с вожделением.

— Драммонд? — удивилась Аннабел, когда высокий элегантный мужчина склонился к ее руке. — Вот так сюрприз!

— Надеюсь, приятный, — уточнил Драм, — хотя ваше удивление и доставляет мне удовольствие, и поражает меня.

Она звонко рассмеялась, отчего другие джентльмены, явившиеся с утренним визитом, посмотрели на них с завистливым интересом.

— Боже! — воскликнула Аннабел, обмахиваясь веером. — Вас без преувеличения называют обаятельнейшим мужчиной, милорд! Я удивлена, потому что не раз видела вас на званых вечерах, маскарадах, в Воксхолле, в опере и в других местах. При этом вы всегда раскланивались, но никогда не разговаривали со мной. Хотелось бы знать, чем же вызван такой неожиданный интерес ко мне?

— Мне надо проверить свое зрение, — ответствовал Драм. — Думаю, несколько глазных капель позволят мне лучше видеть окружающий мир.

— И мне тоже, — добавила Аннабел со сдержанной улыбкой.

— В самом деле? Я поражен…

— Я тоже, — резко бросила она.

— Если вы уделите мне несколько минут, я все объясню.

— Объясните? Все без утайки? — Аннабел изогнула изящную бровь.

— Конечно, хотя боюсь, что при этом не смогу отдать должное вашей красоте.

— В таком случае задержитесь, когда все уйдут. — Аннабел отвернулась от Драма. — Надеюсь, наш разговор будет приятен для нас обоих.

Драм обнаружил, что ожидание тоже имеет свои полезные стороны. Сидя в гостиной, он наблюдал, как трое мужчин выставляли себя на посмешище. Аннабел в розовом платье, расшитом золотом, была самой красивой женщиной, какую он когда-либо видел. «Но даже Афродита не стоит такого восхваления, которое принимала она от этих шутов», — подумал Драм. Неужели эти мужчины действительно считают, что их откровенный подхалимаж производит впечатление на Аннабел? Если это так, то молодой лорд с безвольным подбородком, держащийся поблизости от Аннабел, несомненно, подберет ключ к ее сердцу. Если же Аннабел нравятся велеречивые мужчины, то ее идеалом может стать фатоватый лорд Перри. А если на нее действуют многозначительные взгляды, то героем дня, безусловно, будет сэр Майлс. Удивительно, что Аннабел не смущают преклонный возраст и толщина вышеозначенного джентльмена. Драм был ошеломлен, созерцая все это. Аннабел красива и умна. Он также считал, что она холодна, тщеславна и крайне избалованна, хотя не осуждал ее за это. Но Драм, находясь здесь, хотел выяснить, мстительна ли она.

Когда визитеры потянулись к выходу из гостиной, они не раз оглядывались назад, с обожанием посматривая на Аннабел и с завистью на Драма, поскольку он удостоился приватной аудиенции. Дверь оставалась открытой, и снаружи стоял лакей, а у окна сидела служанка, но предполагалось, что слуги ничего не видят и не слышат.

— Думаю, лучше без лишних слов перейти к сути дела, — сказал Драм, опередив ее вопрос. — Я пришел узнать, с какой целью вы пригласили моих друзей Долтонов на свой званый вечер на следующей неделе.

Аннабел удивленно вскинула брови.

— Что здесь особенного? Я часто приглашаю к себе своих знакомых. Если никого не приглашать, то придет лишь несколько гостей. Один мудрец сказал, что у человека настоящих друзей не больше, чем пальцев на одной руке.

— И все-таки, — настаивал Драм, — молодожены — не самые подходящие гости. Все эти вздохи и томные взгляды друг на друга могут раздражать окружающих.

— Вчера я не заметила ничего подобного, — весело откликнулась Аннабел. — Недавно женившийся джентльмен смотрел только на меня, насколько я помню.

Драм холодно улыбнулся:

— Вес ясно. Вы дали мне исчерпывающий ответ.

— Неужели? О, по-вашему, я пригласила их, чтобы показать всем, как легко могу завладеть им? Или вы считаете, что меня гложет зависть к девице, которая увела его у меня из-под носа недостойным леди способом? Думаете, я затаила злобу и скажу ей, что она не добилась ничего, кроме его имени?

— Именно так я и думаю, — серьезно ответил Драм.

— В самом деле? Но ничего подобного не произойдет. — Аннабел чуть улыбнулась. — Потому что я отношусь к своим гостям только как доброжелательная хозяйка. Надеюсь, в этом нет ничего плохого?

— Вы искренне верите, что Бренна специально устроила такую сцену в его холле? И что он по-прежнему желает только вас?

— А вы не верите в это?

— В таком случае хорошо, что вы пригласили их, поскольку у вас будет возможность убедиться в обратном. Желаю вам приятного дня, леди. И мне было бы очень приятно, если бы ваши намерения соответствовали вашему внешнему виду. Вы действительно красивы.

Посмотрев на его худощавое умное лицо, Аннабел усмехнулась.

— Вы так считаете? Странно, что вы заметили это только сейчас. Ваш друг увлекся мной гораздо раньше. И до сих пор увлечен. Можете заключить пари.

— Не могу, потому что это будет нечестно. Я никогда не заключаю пари, имея абсолютно точные сведения и, стало быть, явное преимущество, — сказал Драм, всей душой желая, чтобы уверенность в Рафе не обманула его.

Когда вечером Бренна вошла в кабинет Рафа, он и Драм прервали тихий разговор и с удрученным видом посмотрели на нее.

— В чем дело? Случилось что-то дурное? — быстро спросила она, заметив, как сразу изменилось выражение их лиц.

— Нет, — сказал Раф, — не беспокойся. Просто мы оба в мрачном настроении. Посиди с нами, — добавил он, похлопав по сиденью дивана. — С тобой будет веселее.

— А почему оно мрачное? — осведомилась Бренна, садясь рядом с мужем.

— Так, пустяки. — Раф взял ее руку. — Возможно, нам не стоит идти на этот дурацкий званый вечер у Аннабел. Там будет ужасно скучно… О, только взгляните! — Он указал на ее пальцы с аккуратными длинными ногтями изящной формы.

51
{"b":"18216","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Город под кожей
Астрологический суд
Тролли пекут пирог
Психиатрия для самоваров и чайников
Сновидцы
Падение
Последняя капля желаний
Обычная необычная история