ЛитМир - Электронная Библиотека

Бриджет вдруг ясно представила, как тетя разгуливает по комнате с серебряным чайным сервизом на бюсте. Однако заметив насмешливый взгляд Сесилии, Бриджет подавила улыбку и закусила губу. Обычно она не прислушивалась к чужим разговорам, так как находила более занимательными собственные мысли, и со временем привычка укоренилась. «Вот так втянешься и перестанешь следить за собой, — с тревогой подумала Бриджет. — А потом незаметно сойдешь с ума, как несчастная старая кузина Мэри. Будешь бродить, как она, и постоянно улыбаться каким-то голосам, которых никто, кроме тебя, не слышит».

— Бриджет, а ты что наденешь? Я тебя второй раз спрашиваю!

— О, извини, кузина… Куда надеть? Я хочу сказать, мы куда-то собираемся?

— Виконт приглашает нас на прогулку в сад.

Бриджет почему-то не удивилась выбору места: сад так сад! Что бы ни придумал виконт, скучать в любом случае .не придется.

— Бриджет должна одеться скромно, — вмешалась тетя Генриетта и наградила племянницу выразительным взглядом.

— О, увеселительный сад! — встрепенулась Бриджет, когда до нее наконец дошло, о каком саде шла речь. — Это как Воксхолл-Гарденз и Рейнли! Или Спринг-Гарденз! Я столько о них читала! Говорят, там устраивают фейерверки. Там изумительные фонтаны, большие ротонды с оркестрами, площадки для танцев, картинные галереи, необыкновенные аллеи с цветами.

— И еще там есть аллеи совсем для других вещей?.. — захихикала Сесилия.

— О которых молодым леди не положено знать или, во всяком случае, говорить вслух, — мягко пожурила Генриетта свою дочь. — А ты, вероятно, читала устаревшие книги, — Сказала она Бриджет. — Большинство подобных садов давно закрылось. Некоторые превратили в ботанические, а те, что уцелели, стали буквально местами паломничества. Сейчас все, кому не лень, ходят в Воксхолл. Ты можешь столкнуться там, например, со своей портнихой! У виконта, конечно, вкус более изысканный. Он обещает отвезти нас в необыкновенный парк. Там есть большое озеро с каким-то особенным декором и лодками-лебедями.

— Прекрасно! — ликовала Сесилия. — Мы совершим прогулку, и он сможет лучше узнать меня.

— А мы с тобой, — обратилась тетя к Бриджет, — будем идти за ними в двух шагах, так, чтобы они могли посекретничать, но и не забывали о нашем присутствии.

У Бриджет сразу пропало всякое желание смотреть сад.

— Но, тетя, если вы собираетесь ехать с Сесилией, зачем я вам нужна?

— Ты хочешь, чтобы виконт принял меня за неотесанную деревенщину? Девушке из приличной семьи, кроме матери, положено иметь при себе еще сопровождающее лицо. К тому же, может, мне захочется присесть отдохнуть. На кого я оставлю Сесилию? Нужно, чтобы за ней кто-то присматривал надлежащим образом.

Бриджет послушно кивнула. Ну что ж, в любом случае стоит посмотреть на нескучный сад, хотя теперь это вряд ли доставит ей радость.

Еще меньше удовольствия доставил ей процесс облачения в день самой прогулки.

Бриджет хмуро смотрела на свое отражение в зеркале, вернее — пыталась, потому что в действительности это ей никак не удавалось. Сесилия мельтешила перед глазами, разглядывая себя со всех сторон и под разными углами. Лиловые ленточки, пропущенные сквозь локоны, подчеркивали синеву ее больших глаз. Кузина выглядела юной и очаровательной. Поскольку она так и не перестала вертеться, Бриджет лишь пару раз бегло взглянула на себя и свой наряд.

Ее гардероб состоял из пяти платьев, которые она обычно надевала днем, и сейчас на ней было лучшее.

Следовало отдать должное моде того сезона, достоинство которой состояло в том, что для ее соблюдения не имело большого значения, располагает ли девушка состоянием или двумя пенсами. Основной тенденцией в женской одежде являлась простота: прямой покрой по всей длине, от груди до кончиков пальцев, высокая талия и закругленный вырез.

Бриджет была в темно-зеленом платье. Конечно, в шелке она выглядела бы наряднее, чем в муслине, зато ей очень шел этот цвет. К тому же современный фасон подчеркивал достоинства ее фигуры. Только это ничего не меняло. Будь на ней даже платье из золотых нитей, это не имело бы никакого значения для Синклера, который подкрался к ней тайком и предложил стать его содержанкой. С ее кузиной виконт разговаривал прилюдно, на свету, предполагая в ближайшее время просить ее руки. И вот теперь устроил эту прогулку для благородного семейства, чтобы все выглядело как в лучших домах. А убогой компаньонке нужно шагать следом за счастливой парочкой и притворяться, что ей ни до чего нет дела.

Сесилия перестала кружиться, довольная своим видом, и внимательно посмотрела на старшую кузину.

— А знаешь, Бриджет, ты очень неплохо выглядишь. Я говорю это вовсе не потому, что присмотрелась к. твоему лицу. — И Сесилия залилась звонким смехом. — О Мег, — заметила она горничной, которая замерла в изумлении, — не делай такие глаза! Кузина Бриджет с самого начала просила меня быть с ней честной. И вообще в этом нет никакого секрета. Что толку притворяться, будто шрама нет? Точно так же можно не замечать носа на лице. Но твой шрам, Бриджет, выглядит вовсе не безобразно, в самом деле… в этом даже что-то есть. Темные волосы и глаза придают тебе какую-то необузданную дикость, как цыганке или женщине с загадочным, интригующим прошлым. Будь ты мужчиной, можно было бы говорить о безрассудстве. А так… скорее о строптивости и силе характера. Многих мужчин, наверное, это привлекает.

— Видимо, так и есть, кузина, — спокойно сказала Бриджет, — если ты так говоришь.

— Не я! — Сесилия снова захихикала. — Я слышала, как говорят джентльмены. И мама не зря так считает. Поэтому смотри, будешь сегодня таращить глаза на виконта, у него определенно сложится о тебе превратное представление.

— Может, мне переодеться в белое? — равнодушно предложила Бриджет.

— Да нет же! — засмеялась Сесилия. — Какая ты бестолковая! Я минуту назад сказала тебе, что ты хорошо смотришься в зеленом.

Бриджет вздохнула. Да, похоже, вредно слишком много времени разговаривать самой с собой! Тот месяц, что она провела здесь, нужно было больше слушать других. Сесилия вместе со своей мамочкой и в самом деле два сапога пара.

Все тревоги оказались напрасными. Виконт даже не обратил на нее внимания. А если и обратил, то лишь при встрече, во время обмена приветствиями. Он мельком взглянул на Бриджет, снова посмотрел на Сесилию и улыбнулся. Бриджет почти усомнилась в реальности недавней ночи. Значит, его чувства, выказанные той ночью, являлись голой похотью.

Она смотрела, как склонялась его темная голова к ручке кузины. Да, выпал редкий случай наблюдать соблазнителя экстра-класса во время работы… или игры.

Экипаж Синклера дожидался их возле дома. Виконт сел напротив тети Генриетты и Сесилии. Бриджет съежилась и, прижавшись к стенке, стала глядеть в окошко, стараясь держаться как можно незаметнее. Должно быть, ей это удалось, потому что никто не обращал на нее ни малейшего внимания.

Вскоре Бриджет открыла для себя возможность тайно следить за виконтом, потому что видела его отражение в окне. Конечно, такое изображение было ничто в сравнении с тем, как он выглядел на самом деле, в полный рост, при ярком солнечном свете. Волосы у него не просто темные, а черные и густые. Лицо не просто загорелое, а словно слегка припыленное. Этот бронзовый оттенок усиливал блеск его глаз, похожих на топазы и меняющихся, как окраска хамелеона. Виконт был одет в темно-синий сюртук и яркий жилет поверх ослепительно белой сорочки с небрежно и в то же время искусно повязанным шейным платком вокруг мощной шеи.

Кажется, ему полагалось проводить большую часть времени меж простыней. Вряд ли! От подобных упражнений, как бы энергично он ими ни занимался, не могло быть ни таких широких плеч, ни таких сильных мышц на крепких бедрах, ни…

От неожиданности Бриджет даже заморгала. Вот уж действительно, сама себя вогнала в стыд! Она покачала головой и стала разглядывать пейзаж за окном, игнорируя отражение мужчины.

5
{"b":"18217","o":1}