ЛитМир - Электронная Библиотека

Его зубы вдруг блеснули на смуглом лице.

– А вы сможете забыть?

Она прикусила губу.

– Нет. Но это не может случиться снова. Разумеется, вы понимаете, о чем я. Теперь мы не сможем общаться так, как раньше.

– Конечно, нет.

Она кивнула.

– Тогда, может быть, вы отвезете меня на ближайшую почтовую станцию, чтобы я могла продолжать путь одна?

– Думаю, это не лучшее решение. – Даффид мгновенно стал серьезным. – Как насчет того, чтобы ехать дальше, не повторяя того, что случилось и что могло случиться? Я хочу быть скомпрометированным не больше, чем вы…

– Возможно, только никто не будет драться за мою честь на дуэли. – Мэг печально покачала головой. – Я ничего не расскажу ни одной живой душе, а даже если бы и рассказала, то кто мне поверит…

– Вы считаете, что у меня нет чести?

Мэг молчала, однако Даффид не собирался сдаваться.

– Послушайте, Мэг, я тоже хочу найти беглянку. Вы назвали несколько веских причин, когда убеждали меня взять вас с собой, и, возможно, вы были правы. Никто, кроме вас, не сможет узнать ее, тем более если она изменила внешность. Я получил кое-какие интересные сведения относительно того, куда они могли поехать, а это значит, что мы можем возобновить наши поиски. Будьте готовы отправиться через полчаса. – Кивнув Мэг, он покинул повозку.

После этого Мэг оставалось только собирать скудные пожитки и гадать, какие сведения он имел в виду.

Глава 10

Час спустя, после того как Даффид попрощался с Кеей и Джонни, а Мэг поблагодарила их за гостеприимство, они сели на лошадей и двинулись прочь от цыганского табора. Проехав через длинный луг, всадники поднялись вверх по холму, а потом спустились к нужной им дороге. Теперь, при дневном свете, езда показалась Мэг гораздо более приятной, она была рада хотя бы этому.

Дорога выглядела пустынной, и Мэг, подставляя лицо бледному солнцу, слушала пение птиц и беззаботно вдыхала терпкий осенний воздух, решив, что пока она может позволить себе не забеспокоиться о том, куда едет и что ждет ее впереди.

– Мы продолжаем двигаться на юг, – наконец сообщил Даффид.

Мэг вопросительно посмотрела на него.

– Беглецы двигаются в этом направлении, мои сородичи убедили меня в этом.

– Значит, мы уже близко? – немедленно воодушевилась она.

– Возможно, но… Чем больше мы приближаемся к побережью, тем призрачнее наши шансы на успех. Как только они доберутся до моря, мы потеряем их. Или вы последуете за ними по воде?

– О нет, вряд ли! Это было бы слишком глупо.

– Тогда послушайте меня. Скоро мы приедем в гостиницу, и там остановимся на обед. Потом у вас будет выбор: вы можете остаться и ждать моего возвращения либо поехать куда захотите. Решать вам.

– Скажите, а там, куда вы поедете, могут встретиться люди, знающие меня?

Даффид удивленно посмотрел на свою спутницу.

– Сомневаюсь. Разве что ваше…

– А вы не можете назвать меня как-нибудь по-другому?

– Нет, потому что это место, где я всегда говорю правду. Да и как еще я могу представить вас? – Даффид быстро оглядел Мэг, и покачал головой. На ней было ее обычное серое платье, помятое после многих часов в седле; шляпка упала с ее головы и висела на спине. Щеки Мэг порозовели от солнца, на переносице появилось несколько новых веснушек. Она выглядела в точности как недавно ограбленная пуританка.

Даффид улыбнулся.

– Вы одеты совсем не как модная штучка, – добродушно сказал он. – Даже уважающая себя трактирная девка не наденет это платье. К тому же вы не похожи на цыганку, так что с чего бы вам путешествовать со мной?

Мэг покраснела.

– Я могу взять в гостинице утюг и привести платье в порядок, – быстро сказала она.

Даффид покачал головой.

– Нельзя быть респектабельной компаньонкой знатной дамы, если у вас фальшивое имя. Поверьте, если вы солжете, о вас могут подумать гораздо хуже, чем если бы вы сказали правду. Я доверяю человеку, с которым мы встретимся, но у него есть слуги, так что я не могу гарантировать вам абсолютную тайну. Итак?

Мэг ненадолго задумалась.

– Так вы не хотите, чтобы я поехала с вами? Если так, скажите прямо.

– Совсем наоборот. Когда мне встретится Розалинда, я бы хотел, чтобы вы были там и опознали ее; вот только при этом ваша репутация окажется под угрозой. Поездка вдвоем с мужчиной может уничтожить вас, а то, что этим мужчиной буду я, еще больше осложнит положение.

Мэг вздохнула.

– Я сама сделала свой выбор, и теперь отступать уже поздно. Давайте лучше поедим, а потом поедем искать ее.

Гостиница показалась Мэг маленькой и очень старой, зато чистой, а хозяин явно обрадовался, что может принять их. Мэг была счастлива наконец слезть с лошади и тут же попросила горничную выгладить ее платье. Спускаясь к обеду, она в первый раз за несколько дней не стыдилась своего внешнего вида.

Столовая была устроена в маленькой передней сбоку от общей гостиной и потому имела низкий потолок и выложенный плиткой пол, зато в ней было светло, так как маленькие старинные окна с ромбовидными стеклами, покоробившиеся от времени, все же пропускали достаточно света.

Как только Мэг появилась в столовой, Даффид встал из-за стола, и хотя это была лишь небольшая учтивость, она сразу почувствовала себя гораздо лучше. Даффид тоже переоделся; он расчесал свои иссиня-черные волосы и надел хорошо сидящий сюртук, чистую рубашку, бежевые бриджи и начищенные сапоги.

Однако когда Мэг села за стол, ее радость вдруг померкла; она поняла, что выглядит как бедная родственница или даже служанка. Манеры Даффида изменились вместе с одеждой: теперь он вел себя как истинный джентльмен и казался отстраненным, безразличным и каким-то холодным. Это была маска утонченного богатого щеголя; ничто в нем не напоминало того мужчину, который совсем недавно держал ее в своих объятиях и целовал до безумия.

Мэг опустила глаза: она не хотела, чтобы он догадался, чем занята ее голова.

Хотя Даффида удивляла ее непривычная молчаливость, он все же надеялся, что она не заболела. Подтверждением служил ее вид: волосы Мэг, завязанные сзади в высокий узел, засияли, и вся она выглядела аккуратной, чистой и совершенно респектабельной. Ничто не могло приглушить сияние в ее огромных карих глазах и манящую сладость пухлых розовых губ, приоткрывшихся в робкой улыбке, когда она, подняв глаза, увидела, что он смотрит на нее.

Внезапно Даффид нахмурился. Боже, о чем он думает! Мэг, конечно, хороша, но она не соблазнительница, а просто очаровательная молодая женщина. Скорее всего, все его восторги оттого, что он просто провел слишком много времени в ее обществе, а за исключением этого между ними нет ничего общего, кроме желания в их телах и того, что его желание становилось сильнее с каждым днем. Впрочем, теперь им обоим предстояло измениться. А когда его голова прояснится, он сделает маленькую гувернантку-компаньонку вполне подходящей перспективой для него.

Между тем Мэг кивком соглашалась на все, что хозяин предлагал им на обед, от супа до рыбы, говядины, баранины, птицы и напоследок фруктовых пирогов и сыра.

– Верховая езда пробудила во мне аппетит, – объяснила она, когда хозяин оставил их, – и я умираю от голода. – Ее глаза расширились, и она, вдруг выпрямившись, торопливо поправилась: – Это не значит, что мне не понравилась еда вашей бабушки; она была очень вкусной.

– Кея не могла поступить иначе. – Даффид пожал плечами. – Она ведь цыганка. Цыгане имеют так мало, что используют множество приправ, чтобы украсить свою жизнь и меню. Травы и специи могут сделать вкусным все, что угодно, и их всегда можно найти в лесу. Сам я ем все, поскольку слишком много лет у меня вообще не было выбора.

– А чем вас кормили в тюрьме? – с любопытством спросила Мэг. – И что вы ели в Новом Южном Уэльсе?

– Все, что мог достать, – отрезал он.

Мэг изменилась в лице и надеялась только на то, что не обидела его.

– Мои тетки говорили, что я ем, как библейская саранча, – быстро сказала она, стараясь направить разговор в более приемлемое русло. – По их предсказанию, скоро я так начну толстеть, что мне придется весь остаток дней пробавляться чаем и грызть сухари. А пока вы должны меня простить…

23
{"b":"18218","o":1}