ЛитМир - Электронная Библиотека

Не в первый раз Мэг пожалела, что у нее нет лучшего платья, и что она выглядит не слишком презентабельно. Да и вообще не стоило ей ввязываться в эту безумную авантюру. Одно дело объясняться с цыганами, но как она посмотрит в глаза графу?

Пока они ждали в молчании, Мэг успела обдумать дюжину способов остаться незамеченной, но тут молодой привратник появился снова.

– Езжайте прямо, – сказал он, открывая ворота. – Его милость ждет вас.

– Ну, вот и славно. – Проезжая в ворота, Даффид бросил привратнику монетку, которую тот ловко поймал на лету.

Величественный въезд в поместье, постоянно изгибаясь, удлинял путь вдвое, чтобы дать возможность обозреть все самые эффектные пейзажи, открывающиеся вдали. Такие дороги созданы для особых гостей, у которых всегда есть свободное время.

Они не спеша проезжали мимо огромных стен рододендронов, за которыми вдалеке виднелись фонтаны, мимо водопада, изливающегося с высоты и превращающегося в поток, извивающийся с радостным журчанием вдоль дороги вплоть до моста, через который они тоже переехали и где ручей окончательно оставил их. Затем они проехали еще по одному мосту, на этот раз восточному, и поднялись на холм, потом миновали арку, и тут Мэг в первый раз увидела величественный красный дом, словно раскинувший крылья по обеим сторонам сияющей белым овалом главной подъездной дорожки.

Через несколько мгновений карета въехала прямо на дорожку и остановилась.

Дыхание Мэг тоже остановилось.

Поместье оказалось куда более элегантным, чем все дома, которые ей доводилось видеть до сих пор, а когда парадная дверь отворилась, на лестницу высыпали слуги в зеленых ливреях.

И тут же все внимание Мэг сосредоточилось на представительном мужчине, который появился на пороге и, легко сбежав по лестнице, направился им навстречу. Одет он был скорее как лондонский щеголь, а не как деревенский житель; его идеально сидящий сюртук чуть распахнулся, демонстрируя замысловато завязанный галстук, заколотый булавкой с изумрудом. Под сюртуком на нем были тончайшая белая рубашка, вышитый золотом жилет, темные, без единой морщинки бриджи и высокие хорошо начищенные сапоги, а на шее висел монокль на золотой цепочке.

Человек был высок и очень худ, а его темно-русые волосы отливали серебром на послеполуденном солнце. Лицо у него тоже было худое, кожа бледная, нос длинный и элегантный; на чувственных губах играла улыбка. Хотя и слишком молодой, чтобы быть графом Эгремонтом, он определенно являлся здесь хозяином.

Когда он приблизился, в солнечном свете стало видно, что глаза у него синие.

– А, Даффид! Добро пожаловать в мое скромное жилище, – протянул он, словно мурлыкающий кот.

– Так уж и скромное, – усмехнулся гость. – Еще немного и Принни[2] попытается отобрать его у тебя. Рад видеть вас, ваше сиятельство. Могу я представить мою спутницу?

– Не можешь, а должен! – воскликнул джентльмен.

– Знакомьтесь, мисс Маргарет Шоу. А это Лиланд Грант, виконт Хей.

– Маргарет? Какое суровое имя. Надеюсь, вы позволите мне звать вас Мэг? – Виконт улыбнулся.

– Да ладно. – Даффид спрыгнул с двуколки. – Она не моя любовница, и ничья, если на то пошло, а просто моя спутница.

– Наверняка за этим стоит целая история, и это чудесно! – воскликнул виконт. – Уверен, Даффид, ты хотя бы на некоторое время оживишь мое унылое существование.

Тут, к неописуемому удивлению Мэг, они обнялись, как настоящие братья.

– Все-таки хорошо, что мы встретились. – Лицо Даффида просияло.

– Да, и очень вовремя, ты, старый плут, – добродушно усмехнулся виконт. – Я тут умираю от скуки, так что, если ты любишь меня, дорогой братец, проходи в дом и поскорее расскажи мне все, что с тобой случилось за это время.

Глава 11

Мэг все еще сидела в коляске и с изумлением поглядывала на двух столь непохожих мужчин. Один брат был высокий и светловолосый, непринужденный и явно благодушно настроенный, другой – стройный и смуглый, напряженный как приближающийся шторм.

– Мне так приятно называть тебя братом. – Лиланд поднял глаза на Даффида. – Но, к сожалению, я не могу чувствовать то же к моему другому презренному братцу, что тебе хорошо известно.

– Только не говори этого в присутствии твоей матери, – предостерег Даффид.

– Нашей матери, – поправил виконт. – И почему нет? Как будто она этого не знает.

– Знать и выслушивать напоминания – это не совсем одно и то же.

– Верно. Твоя взяла. – Лиланд хлопнул брата по плечу. – Но с каких это пор ты так сочувствуешь ей? Или я чего-то не знаю?

– Нет, я люблю упоминания о моем родстве с ней не больше, чем она, но подумал, что ты пользуешься ее благосклонностью.

– Не больше, чем ты, дружок, и я уже говорил тебе это. Как это скучно – повторяться. В этом ты совершенно прав.

– Мои извинения, – произнес Даффид без малейшего намека на сожаление в голосе.

Мэг была слишком занята своими мыслями, чтобы прислушиваться к их подтруниванию. Какие странные братья, думала она, глядя, как худой и апатичный виконт радостно улыбается Даффиду. Они не только не похожи, но и выглядят по-разному; при этом Лиланд скорее напоминает расфранченного модника времен ее деда.

– Идите скорее к нам, моя дорогая мисс Шоу! – внезапно воскликнул виконт, как будто услышав ее мысли. – Клянусь, я не настолько плох, что бы ни наговорил вам про меня мой брат.

– Ха, если бы я рассказал ей хоть что-то о тебе, она не приехала бы сюда, – усмехнулся Даффид и протянул руку. Мэг оперлась на нее и, словно в тумане, вышла из двуколки.

По-видимому, Лиланд заметил это.

– Ты не рассказал ей всего, чудовище, только потому, что она, совершенно очевидно, даже не знала, что мы родственники. У нее такое умное личико, что каждая мысль и эмоция совершенно ясно читаются на нем. Тебе придется присматривать за ней здесь, иначе, – добавил он с плутоватой улыбкой, – я буду вынужден сам сделать это. Ну, моя дорогая, – обратился он к Мэг, – добро пожаловать. И запомните: я, как старший, гораздо умнее моего брата Даффида.

Мэг неловко сделала реверанс.

– Простите, я не знала, – растерянно сказала она.

– Ну конечно, как вы могли? – сказал виконт, кладя ее ладонь на свой локоть. – Даффид у нас молчун и так не похож на меня! Я живу с открытым сердцем и откровенен со всеми. Тем не менее, сдержанность делает его гораздо более очаровательным, вы не согласны? Хотел бы я овладеть искусством быть необщительным и грубым, это так пленяет дам! Впрочем, довольно болтовни. Идемте же. – Он повел Мэг по лестнице к парадной двери. – Я приготовил для вас самую очаровательную комнату в доме.

Внезапно умолкнув, Лиланд посмотрел через ее голову на шедшего рядом Даффида.

– Ты действительно хочешь отдельные комнаты, или мне стоит снова приготовить комнату на двоих?

– Отдельные, – отрезал Даффид. – Мы ведем совместные поиски, и ничего больше.

– Ты разочаровываешь меня, брат, – с улыбкой заметил виконт.

– У меня слишком изысканный вкус, – парировал Даффид, – и у Мэг тоже – к несчастью для меня.

Это замечание явно развеселило виконта – ведя Мэг вверх по лестнице, он оживленно рассказывал ей о ее комнате и обещал восхитительное времяпрепровождение. Лиланд держался с ней крайне обходительно, и поэтому она чувствовала себя здесь равной даже в своем ужасном платье.

Комната, отведенная Мэг, была великолепна, как и все в доме виконта; не зря он называл свою усадьбу «маленьким деревенским гнездышком». Повсюду хозяина и гостей окружала прекрасная мебель, везде были расставлены дорогие антикварные вещицы и суетилось множество слуг: все они улыбались и, казалось, каждую минуту были готовы немедленно выполнить любое ее распоряжение.

Жаль только, печально подумала Мэг, сидя на подушках у окна в своей комнате, что у нее нет никаких распоряжений.

Встав и умывшись, она, как могла, привела себя в порядок. У нее не имелось никакой лучшей одежды, ничего, что сочеталось бы с этим роскошным домом, и все, что ей оставалось, это любоваться его убранством и окружавшими дом окрестностями.

вернуться

2

Прозвище принца-регента, впоследствии короля Георга IV.

25
{"b":"18218","o":1}