ЛитМир - Электронная Библиотека

Лиланд подозрительно посмотрел на брата.

– Но как ты добрался сюда так быстро?

– Я цыган, и у меня есть нож, – ответил Даффид, демонстративно пожимая плечами. – Я думал, тебе это известно.

– Нож? Понятно. К черту сонет, так? Ты услышал голоса и прорубил себе дорогу прямо сюда? – Виконт чуть не задохнулся от возмущения. – Ты действительно сделал это, варвар? Неужели тебе не ясно, что понадобится всего не меньше двух поколений, чтобы привести лабиринт в должный вид? Впрочем, ладно: по крайней мере, моим садовникам будет чем заняться. И все же я аплодирую тебе: это так в твоем характере – двигаться прямо и точно, без отклонений. Наша ситуация напомнила мне Александра и гордиев узел.

– Александр? – переспросил Даффид. – Разве у меня тоже есть лживый, ведущий нечестную игру брат?

Улыбка исчезла с лица виконта.

– Ты не хочешь объяснить поподробнее?

– А ты не хочешь пересмотреть сегодняшний день? – так же серьезно спросил Даффид. Он выпрямился и теперь стоял, расставив ноги, в упор глядя на брата. – Мне не нужен ни покровитель, ни защитник. И мне совершенно точно не нужен брат, который к тому же еще и соблазнитель.

– Не очень успешный, правда, – сказал виконт, тоже вставая. – Притом я ухаживал в твоих интересах.

– Заглядывая ради них за корсаж, да? – спросил Даффид.

– Я нахожу это оскорбительным, и ты прекрасно это знаешь, – холодно произнес Лиланд. – У меня нет ножа, но я буду рад угодить тебе шпагой.

– Ножом, шпагой или пистолетом, – мрачно ответил Даффид. – А может, руками? Что ты выбираешь?

Мэг в волнении вскочила на ноги. Братья явно не шутили; она видела это по их напряженным позам, слышала в их голосах. Так, чего доброго, дойдет и до кровопролития! Более того, она понимала, что это дом виконта и Даффид здесь всего лишь гость, к тому же с криминальным прошлым: даже выиграв в ссоре с братом, в результате он все равно проиграет.

– Джентльмены, – крикнула она. – Послушайте меня, пожалуйста!

Оба брата мгновенно обернулись и вопросительно посмотрели на нее.

Мэг постаралась выпрямиться во весь рост, чтобы стать как можно выше.

– Мне не нравится чувствовать себя костью, из-за которой грызутся две дворняги, – громко объявила она. – Если вы злитесь друг на друга – прекрасно, это не мое дело, но не делайте из меня причину всего этого. Меня никто не соблазнял, а в случае чего я сама могу постоять за себя. И знаете что? Мне не нужно общество ни одного из вас, потому что теперь я ясно вижу то, чего не видела раньше. Вы действительно братья, вы абсолютно одинаковы, и оба мне не нравитесь!

Она бросилась в проход в живой изгороди и побежала, Некоторое время Мэг решительно шла по узкому зеленому тоннелю, в котором очутилась, и ее сердце громко стучало от ликования. Трудно сказать, кто из них выглядел более удивленным, услышав ее отповедь, но она определенно утихомирила обоих разом. Теперь ей оставалось только надеяться, что сможет найти выход из лабиринта до заката или позвать на помощь.

Через несколько мгновений она услышала позади громкий топот, а еще через минуту вдруг обнаружила, что Даффид идет следом за ней.

– Эй, погодите, вы же не знаете дороги к выходу, – крикнул он.

– Зато я знаю и не позволю больше делать дыры в моем лабиринте, – поспешно произнес виконт, появляясь позади брата.

– Тогда помиритесь. – Мэг продолжала идти, не останавливаясь. – Не выношу драк.

– Да ладно. – Даффид небрежно пожал плечами. – Он знает, что я ничего такого не имел в виду.

– И, правда знаю. Умоляю о мире, брат. – Виконт прижал руку к сердцу. – Я сжульничал, но из добрых побуждений – это было испытание, и ради твоей пользы. Мисс Шоу прошла мое испытание, как прошла бы любое, потому что она чиста сердцем и в ней нет никакой фальши, чем я, увы, не могу похвастаться. Я должен был убедиться, потому что действительно люблю тебя и не доверяю тем, кто готов выслушивать признания от кого угодно. Что до обольщения, оно привело только к тому, что теперь Мэг просто не может видеть меня.

– Думаю, она и теперь видит достаточно хорошо, – усмехнулся Даффид, – но я согласен. Это дело прошлое, прошло и забыто.

– Надеюсь, с вашей стороны тоже, мисс Шоу.

– Забыто, – согласно кивнула Мэг, удивляясь тому, что два столь надменных джентльмена нашли нужным извиниться перед ней. Она тут же решила извлечь из этого выгоду и, остановившись, обернулась.

В узком коридоре было сумрачно, и поэтому ей не сразу удалось разглядеть выражение лиц обоих братьев. Впрочем, так ей было даже легче.

– Я здесь только в гостях, и то ненадолго, – сказала она. – Поэтому, пожалуйста, если кто-то из вас знает, скажите мне – где сейчас, по-вашему, Розалинда Осборн? Может быть, мне пора оставить надежду найти ее?

– Она действительно была здесь, – ответил виконт. – Благодаря моим превосходным слугам я теперь это знаю, но я не знаю, в качестве кого. Много непредсказуемых путешественников находят путь сюда. Мое гостеприимство широко известно, так же как моя скука и желание отвлечься, не задавая вопросов. Я не думаю, что Розалинда вернется, зато могу узнать, куда она убежала. Давайте обсудим это за чаем. Даже если вы хотите уехать немедленно, было бы глупо выезжать на ночь глядя. Куда разумнее остаться здесь по крайней мере ненадолго. Тем более что мы заключили мир. Ты останешься, чтобы уверить меня в твоей дружбе, брат?

Даффид поклонился.

– Разумеется. Мир, брат.

Братья пожали друг другу руки, после чего пошли назад к дому в спокойном молчании; при этом Лиланд шел впереди, оставив Даффида рядом с Мэг.

Но когда они наконец вышли из лабиринта, виконт оглянулся назад и нахмурился.

– Мне показалось, что в стенах лабиринта нет ни единой дыры. Я не видел ни прорехи, ни развилки, в которую ты, брат, мог бы протиснуться.

Даффид улыбнулся:

– Знание – это оружие. По крайней мере, так говорил граф, когда учил меня грамоте в Ньюгейте. Я предпочитаю использовать свое как нож, потому что оно может прорезать что угодно, как меч Александра. Попав в заключение, мы часто читали друг другу стихи по пути в Новый Южный Уэльс, и это помогало скоротать ночные часы, когда нас запирали в камеры до рассвета. Поразительно, как старания запомнить стихи могут мобилизовать способность сосредоточиться, даже когда шторм переворачивает вверх дном весь мир и начинаешь думать, что придется доканчивать стихи пузырями, а не словами. «Сравню ли с летним днем твои черты?» – эти строки я хорошо помню. Ты дал мне преимущество, прочитав первую часть, а потом я вспомнил остальное. «Да у тебя не убывает день, – процитировал Даффид. – Не увядает солнечное лето. И смертная тебя не скроет тень – Ты будешь вечно жить в строках поэта. Среди живых ты будешь до тех пор, доколе дышит грудь и видит взор». Этот сонет о любви и о том, как она может помочь преодолеть время и смерть, – он один из моих любимых.

Виконт зааплодировал и радостно рассмеялся, но Даффид, кажется, этого не заметил: он читал для Мэг, и его так привлекла ее расцветающая улыбка, что он уже не обращал внимания ни на что другое.

Глава 13

Гости в доме удовольствий виконта нашли смуглую красоту и отчужденность Даффида очаровательной – к такому выводу постепенно пришла Мэг, наблюдая местные нравы. Это касалось и юной графини, глупой любовницы баронета, и половины слуг, прежде всего женщин. Даффида забавляло это внимание, но не более того. К тому же он великолепно умел скрывать свои чувства.

После ужина, сидя на краешке стула, Мэг с тревогой ожидала новостей о Розалинде, в то время как Даффид, расхаживая по кабинету, то и дело поглядывал на брата. Виконт, развалившись в кресле у камина, держал в руке бокал с бренди и неподвижно смотрел на него, как будто то, что он должен сказать, было написано на его поверхности.

– Красивая поза, брат, – заметил Даффид, останавливаясь у каминной полки. – К тому же очень аристократично. Усади у своих ног пучеглазого спаниеля и прикажи написать портрет для потомков, только сначала расскажи нам о девчонке Осборнов, иначе Мэг лопнет от нетерпения и перепачкает весь твой кабинет.

30
{"b":"18218","o":1}