ЛитМир - Электронная Библиотека

Даффид внимательно оглядел гавань.

– Половина этих кораблей рыбацкие и военные. Там ее быть не может. Остальные – торговые суда, привозящие товары. Только самые большие возят не только грузы, но и пассажиров, но таких очень мало, и я знаю их названия и порты назначения.

Тем не менее Мэг совершенно упала духом.

– Сможем ли мы узнать, здесь ли она?

– Мы попробуем, – ответил он просто. – Мне сказали, что они направились именно сюда. Это порт дальних рейсов, отсюда корабли отплывают в Новый Свет: в Америку и Канаду.

Мэг вздохнула.

– Канада? Я помню, как Рози все время говорила что-то о Канаде. Одно время эта страна приводила ее в восторг, и она даже начала собирать книги о Канаде. Рози без конца читала рассказы о канадских лесах и знала больше о медведях, бобрах и добыче мехов, чем о французской грамматике или акварелях.

Даффид придержал лошадей и повернулся к ней.

– Когда это было?

– На прошлое Рождество. – Мэг пожала плечами. – Это все из-за Томаса Рэкема, ее жениха – ему всегда удавалось воспламенить Рози своими безумными планами разбогатеть. Прошлой осенью он говорил только о Карибах и хотел поехать туда после того, как они поженятся. Он постоянно мечтал о плантациях сахарного тростника, которые они купят и, разбогатев, удивят всех его знакомых. Рози неделями разгуливала по дому, рассуждая о тропических фруктах, гибискусах и цветах размером с лошадиную голову, которые будут расти в ее саду, когда она приедет туда. В конце концов, ее родители испугались, что она и в самом деле может уехать, родители Томаса тоже, и в итоге вся эта идея провалилась. Потом была Индия и изумруды размером с глаз слона, а также рубины со слоновье ухо и еще что-то – я точно не помню, о чем лепетала эта парочка. Можете себе представить реакцию их родителей! Они пугали своих детей войнами, дикарями и лихорадкой, угрожали лишить их наследства, даже разорвать помолвку, если они не опомнятся, и это положило конец индийской авантюре, не дав ей продвинуться дальше нескольких книг, карт и глобусов. Однако вскоре Томаса увлекло новое направление; он стал постоянно упоминать о своем друге, который уехал в Канаду, чтобы сделать состояние на редких мехах. Рози тут же загорелась. Восток или север, они говорили об этом с одинаковым энтузиазмом, видимо, искренне полагая, что повсюду улицы будут усыпаны драгоценностями, а меха сами лягут к их ногам. – Мэг невольно улыбнулась. – Томас очень мил, но он постоянно доставляет массу хлопот родителям. Они, разумеется, хотят, чтобы он остепенился и занялся тем небольшим имением, которое оставил ему дядя, но Томас постоянно придумывает новые способы, как сделать состояние, поехав за границу и вернувшись богачом. Рози всегда поддерживала его игры, планировала потрясающее будущее и, вероятно, верила ему, но в конце концов, ей это надоело. Неудивительно, что она так легко сбежала от него в… – Тут Мэг вдруг заморгала и неподвижно уставилась на Даффида: – О, неужели в Канаду? Нет! Вы же не думаете, что…

– Именно это я и думаю. – Даффид взмахнул хлыстом и послал лошадей в галоп. – Жаль, что вы не вспомнили об этом несколько недель назад.

– Но ее видели с рыжеволосым мужчиной…

– И с темноволосым тоже, и с блондином, а еще с мужчиной в большой шляпе. Но какой бы парик ни был на голове ее спутника, она всегда хохотала и прекрасно проводила время.

Мэг покачала головой.

– Но как же сообщения о Томасе, преследующем эту пару, словно дьявол?

– Подозреваю, просто отличная шутка. Почему бы этому весельчаку не вернуться назад и не проскакать часть пути по собственному следу, чтобы потом снова вернуться к ней в маскарадном костюме? Потом они наверняка хохотали до безумия.

Мэг помолчала, а потом спросила с замирающим сердцем:

– Так вы все время знали, что это Томас?

Даффид кивнул.

– По крайней мере, это казалось мне очень вероятным. В этом свете побег в Плимут и попытка сесть на корабль, отплывающий в Новый Свет, приобретают гораздо больше смысла. Все, кто знал спутника Рози, говорили, что он отчаянный человек с буйным воображением, поэтому побег посреди ночи на континент был очень в его духе. Правда, когда он не поехал в Дувр, а продолжил двигаться на юго-запад, я был изрядно озадачен. Теперь-то я понимаю, что к чему.

– Мне очень жаль. Я не знала, что это так важно…

– Откуда вам было знать – вы ведь доверяли ей. Но теперь это уже не имеет никакого значения; мы уже здесь, и скоро все выяснится само собой.

Мэг вздохнула.

– По крайней мере, все выглядит так, что Рози не легкомысленная обманщица. Для меня это большое облегчение. На самом деле она не плохая, просто своевольная; ей кажется, что она пытается найти свою судьбу, соединиться со своей истинной любовью. Я могу это понять, а вот ее родители – вряд ли. Я даже сочувствовала ей, считая, что мы друзья, а не просто компаньонки. Возможно, все это чепуха, ведь мне платили за то, чтобы я присматривала за ней… Мы не слишком различаемся по возрасту, и мне больше нравилось читать, а ей нравилось разговаривать; тут у нас было мало общего, но зато мы вместе смеялись… Как я могла так ошибиться! Кстати, Рози знала, что мне нравится Томас. Почему она не доверилась мне, почему не рассказала мне все?

– Почему? Да потому что вы милая, порядочная, законопослушная, добродетельная девушка с сильным чувством ответственности. Рози отлично знала это, так же как и то, что вам платят за заботу о ней. Сомневаюсь, чтобы она хоть на мгновение забыла об этом. Аристократы редко относятся дружески к тем, кто ниже их, хотя, наверное, бывают и исключения. Уверен, что вы это заметили. – Даффид быстро взглянул на нее, чтобы проверить, заслужил ли он улыбку, и хотя улыбки не было, продолжил как ни в чем не бывало: – В любом случае я готов поспорить: ваша Рози не сказала ничего, зная, что у вас есть чувство ответственности. Разумеется, она понимала, что вы тут же передадите все ее родителям.

Мэг печально вздохнула:

– Полагаю, что сказала бы. Или вы считаете, что это было бы неправильно?

Даффид пожал плечами.

– И да и нет. Вы из тех людей, кто честно выполняет свою работу. Если бы вы этого не сделали, у вас были бы неприятности, даже большие, чем сейчас. Самое неправильное во всем этом то, что Рози не оставила оправдывающую вас записку.

Мэг опустила глаза, и Даффиду неожиданно стало жаль ее.

– Перестаньте терзать себя. Сколько бы Рози ни говорила о поездках за границу, вы не могли знать, что она сбежит, да при этом еще и изменит внешность. Сами вы такого никогда бы не сделали.

– Но я это сделала, – сказала она так тихо, что он едва услышал ее.

– Вовсе нет. Вы помчались за ней, вы пытались спасти ее, а это совсем другое.

– Я пыталась спасти себя! – Мэг всхлипнула.

– Вы так отлично умеете обвинять себя, что не оставляете другим возможности делать это. – Повернув голову, Даффид попытался заглянуть ей в глаза. – Но я все равно не могу согласиться с этим. Вы были вынуждены искать Рози, которая хотела приключений, и только. Вы стараетесь ради пропитания, а она сбежала ради шутки. Хуже всего, что она могла попасть в беду, и вы были правы, поехав за ней, каковы бы ни были ваши личные причины. Ваша подопечная до крайности наивна. Дорогие меха не валяются на улице, они растут на диких животных, которые совсем не хотят расставаться с ними. В Канаде повсюду непроходимые леса, а Рози, похоже, из тех, кто не может защитить себя даже в собственном саду. Ее возлюбленный тоже действует, не думая, но удача сопутствует влюбленным, так же как и дуракам, и она еще может выпутаться из всего этого невредимой. Тогда все кончится тем, что она выйдет за своего воздыхателя, если уже не вышла. Заметьте, именно этого хотели ее родители, и, может быть, он все-таки сможет защитить ее. Их побег был спланирован достаточно хорошо, но я не верю в безумные планы и не полагаюсь на везение. Так что давайте попытаемся добраться до них вовремя, чтобы помочь удаче.

Мэг молча кивнула и стала смотреть на пейзаж за окнами, пока они мчались по длинной извилистой дороге к порту.

35
{"b":"18218","o":1}