ЛитМир - Электронная Библиотека

Только теперь она поняла, что была полной дурой. Не имело никакого значения, кем он родился и какой жизнью жил; главное, это был мужчина, с которым она хотела провести вместе всю жизнь. Теперь это время сократилось всего до нескольких дней. Очень скоро они расстанутся, и тогда у нее останутся одни только сожаления.

– Вы правы. – Мэг заставила себя улыбнуться. – Вероятно, я делаю из мухи слона.

Даффид нахмурился и посмотрел на нее внимательнее. Он колебался. Маловероятно, что она заигрывает с ним, пытается быть развязной.

– Теперь я хотела бы узнать, сколько времени понадобится, чтобы добраться до Лондона. Я хочу уехать к теткам как можно раньше, чтобы не терзать себя попусту напрасными надеждами.

– Сначала нам нужно переговорить с графом, и только потом станет ясно, куда вам ехать дальше.

– А, по-моему, это лишнее. – Мэг нахмурилась. – Наше путешествие окончено, и теперь я сама позабочусь о своей судьбе.

– Пожалуй, но только когда выполните мои условия.

Карета остановилась перед высоким домом графа Эгремонта в лучшем районе Лондона около парка, но Мэг даже не пошевелилась.

– Идемте же! – Даффид протянул ей руку, дожидаясь, когда лакей опустит лесенку кареты.

– Не знаю, стоит ли. – Мэг поежилась. – Такой огромный дом – что я там буду делать? О, Даффид, неужели это действительно необходимо?

– Да, но ты напрасно боишься. Граф – очень приятный человек, и он совсем не такой холодный и внушительный, как его дом. Джеку он достался в наследство, но так и не стал его гнездом: слишком похож на мавзолей. Граф – сердечный человек, и вы сами скоро в этом убедитесь. Черт возьми, Мэг, если вы могли предстать перед моим заносчивым братом в его дворце греха, спали как убитая в кибитке, окруженной множеством воров-цыган, то вам ли бояться встречи с графом? Ну же, идемте!

Не желая показаться не в меру капризной, Мэг протянула руку и вышла из кареты вслед за Даффидом. Шеренга лакеев в синих ливреях выстроилась на ступенях, ведущих в дом, а наверху, у парадной двери, их уже ждал дворецкий, что заставило Мэг невольно почувствовать себя участницей какой-то важной церемонии.

Как только они подошли к двери, из дома вышел мужчина среднего роста, мускулистый, бодрый и здоровый; одет он был как джентльмен со средствами. У него была густая шевелюра каштановых волос, зачесанных назад по последней моде, и голубые глаза; загар делал его мужественные черты еще выразительнее. Улыбался он так широко, что Мэг видела почти все его ровные белые зубы.

– Даффи! – приветливо воскликнул граф, обнимая гостя и похлопывая его по спине. – Наконец-то ты вернулся. Ах ты негодник! Ты присылал мне только короткие записки о твоих приключениях в дороге, но теперь я должен услышать все… – Увидев Мэг, которая молча стояла в сторонке, он на мгновение замер. – Так это и есть мисс Шоу? – Его столбняк тут же прошел, и он мило улыбнулся ей. – Та самая храбрая молодая женщина! Я одобряю вашу энергию, такую редкую в наши дни среди молодых леди из хороших семей. Женщин учат быть меланхоличными и бояться перемен, тогда как смелость им нужна не меньше, чем мужчинам. Сожалею, что беглецы скрылись от вас – должно быть, они просто очень везучие, ведь от Даффида не так-то легко ускользнуть. Впрочем, они официально обручены, а что до вас, юная леди, то, полагаю, вы наконец-то оказались в нужном месте. Мы позаботимся о том, чтобы вы не пострадали из-за этого несчастного случая, будьте уверены. А сейчас входите, смойте дорожную пыль, отдохните, поспите и потом делайте все, что пожелаете. Не отказывайте себе ни в чем: мой дом – ваш дом.

– Давайте начнем с того, – перехватил инициативу Даффид, – что познакомим вас друг с другом. Мэг, позвольте представить вас моему другу и наставнику, графу Эгремонту. Граф, это мисс Маргарет Шоу.

Джеффри рассмеялся и похлопал Даффида по плечу.

– Ты быстро учишься и ничего не забываешь, не так ли? Простите, мисс Шоу, – продолжил он, – это моя вина. Должно быть, я слишком волнуюсь. В любом случае я рад видеть вас обоих.

Мэг почувствовала, как ее наполняет тепло. Граф ничуть не был похож на высокомерного, придирчивого аристократа, и ее напряжение начало понемногу отступать. Однако ей все еще не верилось, что она наконец нашла для себя безопасную гавань.

– Ну вот, теперь, когда все формальности соблюдены, – воскликнул граф, – не лучше ли нам войти в дом, прежде чем мои соседи попадают из окон в попытке увидеть и услышать больше, чем они уже увидели и услышали. Я у них вечный повод для сплетен, – признался он, предлагая Мэг руку. – Стоит мне только сделать шаг, как об этом тут же узнают все окрестные жители.

Эти откровения несколько поумерили восторги Мэг; как оказалось, мир и здесь был таким, каким она привыкла его видеть все последние дни.

– Твоя крошка просто очаровательна, но я и не ожидал, что она будет другой, – сказал граф Даффиду после того, как они поужинали, и Мэг ушла в свою комнату.

Даффид кивнул и начал возбужденно ходить по комнате.

– Прошу тебя, остановись; у меня начинает болеть шея, от того что приходится все время вертеть головой.

Даффид покинул дальний угол кабинета и уселся в кресло напротив графа.

– Что поделаешь; я всегда хожу, когда чувствую себя загнанным в угол.

– Надеюсь, это не я загнал тебя в угол? – спросил граф несколько смущенно.

Даффид пожал плечами.

– Вы предположили, что Мэг очаровательна еще до того, как увидели ее. А все потому, что я, по-вашему, никогда не могу устоять перед хорошенькой штучкой.

– Ну-ну, у нее очаровательное личико, похожее на только что распустившийся цветок, и очень обаятельное. У меня нет сомнений, что она станет еще очаровательнее с возрастом. – Граф серьезно посмотрел в глаза гостю. – Но в твоей мисс Шоу есть еще кое-что, и это заметил даже твой не совсем путевый брат, который, как он пишет, имел все шансы стать ее героем.

– Вот это уж вряд ли, – мрачно заметил Даффид. – Его идея о спасении заключается в том fчто он готов платить самую высокую цену за общество женщины до тех пор, пока она не надоест ему, чтобы потом отправить ее в отставку, назначив приличную пенсию.

– А твоя идея в том, чтобы привезти ее сюда и найти ей хорошее место, на котором она работала бы до старости?

Даффид нервно постучал каблуком по полу, но так ничего и не ответил.

– Возможно, у тебя есть серьезные чувства к ней? – мягко спросил граф. – Если да, то это было бы очень хорошо, Даффи. Девушка мне кажется порядочной, умной, и мы знаем, что у нее есть отвага. Она хорошего происхождения и образованна, но не напичкана жеманством и позерством. Это действительно достойный вариант.

– Вы ведь знаете, как я отношусь к браку, – коротко бросил Даффид. – И пока мое мнение не изменилось. Эта девушка мне нравится по всем причинам, которые вы назвали, и она просто чудо, но она не для меня. – Даффид выразительно смотрел на графа. – Проклятие, Джефф, когда Кристиан и Эймиас нашли девушек, которых полюбили, любовь уже была в них. Брак был нужен им обоим, чтобы снова почувствовать себя нормальными людьми. Во мне любви нет, как и в тебе, и пока я что-то не вижу никакой женщины, готовой заправлять в этом курятнике. Не думаю, что эта ситуация скоро изменится, но тебя никто и не уговаривает жениться; так почему же ты пытаешься запихнуть меня в мышеловку брака только потому, что я помог женщине, которая к тому же действительно нуждалась в помощи.

– Ну, я-то не женюсь, потому что у меня был чудесный брак, и я не хочу разрушить добрые воспоминания о нем, – мягко заметил граф. – Представь, что ты в разгар лета гуляешь по загородной аллее и видишь куст ежевики. Ты бросаешь одну ягоду в рот: она нагрета солнцем и такая сочная, у нее такой вкус, как будто у тебя во рту вся сладость лета. Потом, когда ты возвращаешься в Лондон, слуга приносит тебе ягоды с рынка, тоже свежие и сочные: они только что из теплицы или после долгого путешествия из южной страны. Ты бросаешь ягоду в рот – и вдруг удивляешься, почему кто-то в здравом уме вообще ест эти ягоды; их кислота заставляет тебя забыть об удовольствии, полученном от настоящих ягод.

40
{"b":"18218","o":1}