ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но ведь не все же дамы в Лондоне такие, как леди Слоан! – воскликнул граф.

– Почти все. – Мэг бестрепетно выдержала его взгляд. – И джентльмены тоже. Леди Слоан предложила мне место, потому что практична не меньше, чем все остальные.

– И все же вы не можете просто так уехать! – поспешно произнес Даффид.

– Могу и уеду. – Мэг даже бровью не повела. – Для меня это будет не так уж и плохо – крыша над головой, достаточно еды и работа, чтобы занять себя. Вы, несомненно, знаете, что существуют гораздо худшие варианты для женщин, которых свет считает грешницами. А теперь, может, мы, наконец, отведаем ваше замечательное бренди, милорд?

Граф вздохнул.

– Я хотел поднять тост, но за что? Впрочем, откупорить бутылку все равно стоит. – Он налил всем и, встав, поднял свой бокал. – За отважную женщину, которая, я надеюсь, знает, что у нее всегда есть здесь надежная гавань, если она вдруг решит воспользоваться ею.

– Спасибо. – Мэг тоже подняла свой бокал. – Я с удовольствием выпью за это.

Один Даффид молчал; он даже не притронулся к своему бокалу.

– А сейчас я скажу «спокойной ночи» и попрощаюсь с вами. – Мэг поставила бокал. – Завтра рано утром мне надо быть в «Быке и глотке», оттуда отъезжает мой дилижанс. Благодарю вас, милорд, – с улыбкой обратилась она к графу, – за вашу заботу и вашу доброту.

Джеффри вежливо кивнул.

– Поверьте, я не шутил. Вы можете вернуться сюда, когда пожелаете, – серьезно произнес он.

– Знаю. Спасибо вам.

– Что ж, я иду спать, – объявил граф, бросив многозначительный взгляд на Даффида. – Хотя и неприлично оставлять вас наедине, но сейчас мы зашли уже гораздо дальше этой чепухи. Не буду мешать вам прощаться. Доброй ночи.

Когда граф вышел из кабинета, Даффид подошел к Мэг и взял ее за руки.

– Неужели вы это всерьез?

– Почему нет? – Мэг снова улыбнулась. – Граф – очень умный человек. Если бы я не смогла остаться с вами наедине сейчас, мне бы пришлось прийти ночью к вам в комнату, что было бы не вполне удобно в его доме. Теперь у меня есть возможность должным образом попрощаться с вами здесь.

Черные брови Даффида сошлись на переносице.

– Прежде всего, я хотела поблагодарить вас. – Мэг заглянула Даффиду в лицо. – Вы пугали меня, угрожали, дразнили, но при этом всегда обращались со мной мягко, вежливо и с уважением, даже когда дали испробовать, как это… необычно – заниматься любовью. На самом деле вы образовали меня во многих смыслах, и я благодарна вам за это. Но я не могу без конца получать уроки, а вам нужно устраивать свою жизнь. Поэтому позвольте мне попросить всего лишь об одном – не забывайте меня. Мне бы ужасно не хотелось, чтобы это случилось, – прошептала Мэг и, обвив руками его шею, притянула Даффида к себе и поцеловала. Ее губы открылись в тот самый момент, когда он хотел что-то сказать, и, почувствовав вкус бренди, она еще сильнее прижалась к нему, целуя его со всей искусностью и любовью, на которую только была способна.

Внезапно Даффид почувствовал, как напряжение в его теле исчезает; он заключил Мэг в объятия и принялся целовать столь же страстно, как она. Потом они отступили назад, посмотрели друг на друга и поцеловались снова.

Наконец Мэг отстранилась от него; ее лицо пылало, глаза сверкали.

– Забудьте это! – задыхаясь, произнесла она. – Что значит один поцелуй в сравнении с целой жизнью! Но меня помните, прошу – столько, сколько сможете. А теперь – доброй ночи. – Мэг повернулась и пошла к двери, однако, дойдя до двери, обернулась. – Я тоже буду вспоминать вас, – сказала она, – вспоминать с благодарностью.

Поспешно выбежав прочь из комнаты, Мэг неуверенными шагами направилась к себе.

Даффид сделал шаг за ней следом, но тут же остановился и, запустив руку в волосы, упав в кресло, уставился на огонь. Он сидел и смотрел на яркое пламя до тех пор, пока дрова не начали потрескивать, осыпаться и под конец не превратились в пепел.

Глава 20

Почему бы тебе просто не поехать и не вернуть ее? – Граф нервно расхаживал по библиотеке своего лондонского дома. С отъезда Мэг прошел уже месяц, однако эта тема так и не была закрыта.

Даффид посмотрел на него и поднял бровь, а затем посмотрел в пространство. Нераскрытая книга так и осталась лежать у него на коленях. Лицо Даффида стало заметно темнее и вытянулось, он похудел, а его обычно полные жизни глаза потускнели.

– Послушай, – продолжил граф, – не пора ли тебе прекратить? Это самый ужасный приступ мрачного настроения, который я когда-либо видел у взрослого мужчины. Либо забудь девушку, либо верни ее. Пойми, так дальше продолжаться не может. Эймиас согласен со мной, он был потрясен твоим состоянием, увидев тебя на прошлой неделе.

– Я не виню его. Я тогда пил, а сейчас не пью.

– Да, но ты вообще ничего не делаешь. Даже не знаю, что хуже. Эймиас написал Кристиану, и теперь я получил от него письмо с требованием вмешаться. Виконт Хей перед тем, как позавчера уехать, сказал, что если я не помогу тебе завоевать мисс Шоу, он сам сделает это.

– Забавно, – Даффид мрачно усмехнулся, – виконт Хей дает советы страдающему от безнадежной любви…

– Так ты не отрицаешь этого? – быстро спросил граф, садясь напротив.

Даффид пожал плечами.

– Бог свидетель, у меня есть свои недостатки, но ложь не из их числа.

– Но тогда…

– Почему я не еду завоевывать ее? – Даффид снова усмехнулся. – Я не из тех, кто женится, и в этом все дело. Смешно, правда? Однако признаюсь, она таки нанесла мне запрещенный удар. И все же я не могу пообещать, что буду верен ей всю жизнь, не могу, и все. Я происхожу из рода эгоистичных обманщиков и бродяг, это у меня в крови. Мои мать и отец никого не любили больше, чем самих себя. Как я смогу стать другим, даже если захочу? Я отношусь к любви слишком легко, а значит, не буду ей верен, и это убьет ее. Лучше я отрежу себе руку, чем причиню ей боль. К тому же я никогда не смогу убедить себя, что она сохранит верность мне навечно. Это безумие, но я так чувствую, потому что никогда не видел супружеской верности. Разумеется, Кристиан и Эймиас счастливы со своими женами, но они женаты всего несколько месяцев, а я говорю о годах, даже десятилетиях. Вот почему неуверенность ни на минуту не покидает меня.

– И что же дальше? – Граф в недоумении посмотрел на него.

– Не знаю. – Даффид пожал плечами. – Пусть сейчас я несчастлив, но все могло быть гораздо хуже. Так я могу лишь сожалеть, но с сожалением я справлюсь.

– А она? – тихо спросил граф.

– О, она тоже, разумеется. Это не то, чего я бы хотел для нее, но теперь Мэг в безопасности, накормлена, одета, и ей не так уж плохо без меня. Стоит ли отравлять ее веру и ее любовь. Мэг слишком хороша для меня, так что лучше все оставить как есть.

– Твой любимый поэт считал по-другому.

– «Лучше любить и потерять, чем не любить никогда», – процитировал Даффид. – Да, я потерял ее, так что ничего не поделаешь.

– Неужели ты позволишь прошлому писать твое будущее? Если бы ты так же думал раньше, тебя бы сейчас здесь не было.

Даффид пожал плечами.

– Маргарет Шоу откровенно восхитительна и настолько же умна, – продолжал граф. – Она действовала опрометчиво, это правда, но делала это от отчаяния, и теперь признает это. Девушка скромна, порядочна, она не поддалась даже тебе, когда ты соблазнял ее… А ведь ты многое можешь предложить ей. Ты обладаешь умом, смелостью, твердой волей, и у тебя есть богатство. Я знаю, что сейчас это ничего не значит для тебя, как и для нее, но ты уже на полпути к тому, чтобы быть принятым везде. Твои дети станут частью светского общества, если пожелают. Все препятствия только в твоей голове.

Даффид поднял голову, его глаза горели.

– Господи, Джефф, я всегда боялся реальности и рисковал только потому, что был вынужден. Трусость убила бы меня, а я хотел выжить… и до сих пор хочу. Однако, когда что-то было мне не по силам, я оставлял все как есть.

46
{"b":"18218","o":1}