ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я доставил вам двоим настоящий ворох, — сказал он, когда они подошли к Приюту. — как вещей, так и новостей. Надеюсь, вы готовы.

— Более чем готовы, — заверила его Тэлия. — Мне изрядно поднадоело рассказывать изо дня в день одно и то же.

— Можно подумать, я не знаю! Ну, у меня куча новостей, личных и общественных, больше, чем вы можете себе представить. Что желаете сначала — новости или вьюки?

— И то и другое, — сказал Крис с очаровательной улыбкой ребенка. — Ты можешь рассказывать новости личного характера, пока мы будем радоваться конфеткам.

— Почему бы и нет? — со смешком сказал Скиф. — Начну с Коллегии, а потом буду расширять охват.

Первая новость состояла в том, что Гэйта и Меро поразили почти всех, неожиданно решив пожениться. Они обручились как раз перед отъездом Скифа и собирались сыграть свадьбу осенью. При этом известии у Криса отвисла челюсть, но Тэлия, припомнив кое-что из того, что она видела во время каникул, еще в студенческую пору, кивнула, не слишком удивленная.

Минувшей зимой Керен сломала бедро. Она поскользнулась и неудачно упала, пытаясь вызволить жеребенка-Спутника из-под упавшего дерева (жеребенок перепугался до одури, но в остальном вышел из испытания невредимым. Чего явно нельзя сказать о Керен). Шерил взяла на себя обязанности Керен в качестве преподавателя верховой езды в дополнение к собственной нагрузке. Когда кости Керен срослись, та решила, что в любом случае приближается пора подумать о подготовке преемника, поэтому в настоящее время они ведут занятия вместе.

Альберих наконец-то почти оставил преподавание — теперь он занимается только с наиболее одаренными учащимися; на свое место он назначил Джери, что никого не удивило.

Нынешней весной Спутники Избрали двадцать юнцов — рекордно большое число. Впервые за много лет Коллегия оказалась заполненной до отказа. Никто не знает, радоваться ли такому внезапному наплыву Избранных или же мучиться дурными предчувствиями: последний раз Коллегия была полна во времена отца Селенэй; тогда вскоре на восточной границе разразилась Тедрельская война с Карсом, и, когда она закончилась, то потребовались все до одного студенты, чтобы заменить Герольдов, которые ушли в Гавани.

Элспет показывала неожиданно хорошие успехи в учебе; Тэлия очень обрадовалась, услышав это. Элкарт пересмотрел очень напряженное расписание девочки и значительно разгрузил его, а Элспет ответила тем, что на оставшихся занятиях стала вкалывать, как сущий дьявол. Похоже, она полна решимости доказать, что благодарна за передышку и что не собирается отлынивать от обязанностей.

О дворе известий было мало, но все плохие. Жернова слухов вращались без устали, перемалывая главным образом все, что относилось к Элспет и отсутствующей Тэлии. Примерно половину составляли вариации сплетен, которые Крис и Тэлия уже слышали, остальное касалось предполагаемой непригодности Элспет для трона — она-де чересчур доверчива, у нее слишком мальчишеские повадки, она недостаточно умна… и чрезмерно зависит от Герольдов вообще и Тэлии в частности, которая и принимает за нее все решения.

Крис заметил тень боли, которая пробежала по лицу Тэлии, но ничего не сказал.

— Но я твердил всем, кто брал на себя труд поднять сей вопрос, что, кто бы ни распускал такие байки, у него не все дома. Элспет — просто-напросто сорвиголова, вроде Джери, а им ведь страшно хочется считать Джери Наследницей престола! И еще я им сказал, что никому из тех, кто тебя знает, даже в голову не придет, что ты можешь злоупотребить своим Даром! Вот так-то. Ладно, теперь ваша очередь, — распорядился Скиф. — Вы должны рассказать мне всю историю с метелью. Половина Круга строго-настрого наказала мне разузнать все подробности. Если вы хоть что-то пропустите, я не уверен в своей безопасности по возвращении.

Крис рассказал большую часть, начиная с мора в Развилке и до появления Тедрика, умолчав об утрате Тэлией контроля над Даром.

— Звучит мрачновато, — сказал Скиф, когда он закончил. — Странно, что вы не перегрызли друг другу глотки — хотя бы от скуки, если не от чего другого. Но, впрочем, вы были слишком заняты, чтобы соскучиться, — вы ведь раскапывали снег.

Пытаясь удержаться от смеха, Крис поперхнулся вином и едва не задохнулся насмерть.

Тэлия скрыла румянец смущения, принявшись колотить его по спине, а затем вступила в беседу, метнув в его сторону суровый взгляд, от которого с Крисом чуть не приключился новый припадок.

— Хорошо, что у нас была с собой арфа, — сказала она, решительно подавляя настойчивое желание вцепиться Крису обеими руками в горло и придушить. — Музыка очень нас поддержала. И мы выяснили одну очень странную вещь, Скиф. Знаешь ли ты, что вечные рассказы северян о том, что чирры поют, правда?

— Ты слишком долго объезжала свой сектор, — ответил тот с недоверчивой усмешкой.

— Она говорит правду, Скиф, — подтвердил Крис. — Чирры действительно поют… ну, их пение больше похоже на мычание или пение без слов. Но они это делают осознанно, и мне приходилось слышать, как человеческое горло издавало менее мелодичные звуки.

— Доказать можете? Иначе мне нелегко будет убедить остальных, а тем более себя.

— Ты как, собираешься здесь заночевать?

— Если не помешаю.

— Можешь остаться, если вымоешь посуду после ужина, — поддразнила его Тэлия. — Еду мы для тебя приготовим, но тебе не худо бы тоже сделать что-нибудь полезное.

— Пожалуйста; хуже, чем есть мою собственную стряпню, ничего быть не может! — ответил Скиф с тяжелым вздохом. — Во время моей стажировки Дирк наотрез отказался позволять мне готовить после первых двух раз, когда я только испортил продукты. Я его не виню. Я единственный из всех известных мне людей, который может час варить яйцо, а потом оказывается, что оно наполовину подгорело, наполовину сырое!

— Ну, тогда после ужина получишь свои доказательства.

Когда они покончили с вечерней трапезой, Тэлия подозвала чирр от озера, возле которого те паслись, к Приюту, и предъявила доказательства, которых требовал Скиф. Когда из глоток длинношеих вьючных животных полились первые звуки, глаза Скифа недоверчиво расширились. Однако, быстро оглядевшись по сторонам, он убедился, что никакого подвоха нет. После первых двух песен он расслабился и признал, что находит странное пение чирр довольно приятным, хотя поначалу и ошеломляющим.

Устав петь, они принялись рассказывать дорожные байки. У Скифа оказался гораздо больший запас хохм, поскольку благодаря тому, что его назначили курьером, он сталкивался с самыми разнообразными ситуациями (однажды ему пришлось спасать своего связника на месте встречи от некой любвеобильной и не в меру восторженной коровы). Однако посредине истории, которую Скиф считал одной из самых забавных в своем репертуаре, Тэлия внезапно извинилась и весьма поспешно вышла наружу, в ночь.

— Я что, что-нибудь не то сказал? — спросил ошарашенный Скиф, поскольку до того момента Тэлия, судя по всему, наслаждалась рассказом. — Что с ней?

— Я знаю не больше твоего… — начал Крис. Тут ему кое-что пришло в голову. — Погоди-ка минутку. — Он закрыл глаза и мысленно окликнул Тантриса. Получив ответ, слегка улыбнулся, хотя и почувствовал прилив жалости к Тэлии.

— Она скоро вернется, — сказал он озадаченному Скифу. — Когда будет испытывать меньшую… неловкость, скажем так.

— И что сие должно означать? — рассердился Скиф.

— Скиф, твоя Симри — кобыла.

— Что вполне очевидно.

— А Ролан — жеребец, причем жеребец, который не видел Спутника-кобылы несколько месяцев. На случай если ты забыл, Дар Тэлии — эмпатия, и она говорит, что, в отличие от всех нас, ее Спутник всегда с ней — «на заднем плане сознания», как она выражается.

— Что? — Скиф был сбит с толку; потом до него дошло. — Ого. Я и забыл про тот маленький эксперимент, который она провела. Когда между тобой и Спутником такая тесная связь, то заблокироваться невозможно, так?

61
{"b":"18219","o":1}