ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осенью 1969 года Бакр и Саддам почувствовали себя достаточно уверенно, чтобы сделать первый шаг, направленный против военной группировки. Казалось, партия крепко держала бразды правления. Чистки все еще продолжались, но уверенное сообщение, что Баас «пришла навсегда» было прочно внедрено в сознание и политических противников, и широкой общественности. Казалось, созрел момент для открытого верховенства дуэта в решающих партийных органах. 16 ноября 1969 года Иракское информационное агентство объявило, что все члены Регионального управления и все иракские члены Национального управления партии присоединились к Совету Революционного Командования. Так как восемь из девяти новых членов СРК были штатскими, соотношение сил внутри главнейшего учреждения страны решительно изменилось в пользу оси Бакр — Хусейн. Именно в этот момент был официально объявлен пост Саддама — заместитель председателя СРК, — что отразило рост его влияния и доверия к нему в партии.

Конечно, этот поворот событий был выгоднее для Бакра, чем для Саддама. Для президента это означало чистый выигрыш, бесспорное укрепление его позиции по сравнению с военной группировкой. Однако Саддаму пришлось заплатить определенную цену за свое продвижение: согласие на вхождение в СРК некоторых противников. Но как один из кумиров Хусейна, Иосиф Сталин, использовал своих незначительных противников, чтобы уничтожить злейших врагов, а потом поворачивался и против них, так и Саддам понимал, что невозможно избежать тактического союза с противниками. Время сведения счетов следует отложить до тех пор, пока не удастся взять верх над военной группировкой.

Двумя ключевыми фигурами в военной группировке были Хардан аль-Тикрити и Салих Махли Аммаш, у них обоих были выдающиеся заслуги перед партией и много сторонников как внутри партии, так и среди военных. Хардан занимал пост командующего воздушными силами Ирака во время короткого правления Баас в 1963 году, став начальником штаба, министром обороны и заместителем премьера в 1968, когда партия вернулась во власть. Высокомерный, безжалостный человек, огромного роста и с безграничным честолюбием, он внушал Саддаму антипатию и страх. Саддам знал, что их общее происхождение из Тикрита не спасет его, если Хардан станет чересчур могущественным. Со своей стороны, Аммаш, хоть и не такой жестокий, как Хардан, был столь же честолюбив, и Саддам боялся его как одного из старейших членов партии. Вступив в Баас в начале 1950-х годов, он приблизился к Бакру, и они вместе возглавили центристскую фракцию Баас. Вслед за «Июльскими революциями» 1968 года Аммаш занял влиятельный пост министра внутренних дел и заместителя премьера вместе с Харданом, и, кроме того, он был членом Регионального и Национального управлений партии, а также СРК.

Так как прямая атака на этих двух грозных врагов казалась самоубийственной, Саддам прибегнул к своей любимой стратегии «разделяй и властвуй». Во-первых, он очень постарался дискредитировать эту пару в глазах Бакра, распространив слух, что они, особенно Хардан, нацелились на место президента. Как только доверие Бакра к своим коллегам пошатнулось, он поддержал усилия заместителя столкнуть Хардана и Аммаша друг с другом, и тем самым нейтрализовать их. Следующей стадией в стратегии Саддама и Бакра было вбить клин между Харданом и Аммашем, с одной стороны, и двумя другими видными членами военной группировки — Шихабом и Гайданом. Эта задача оказалась сравнительно легкой, так как последним пообещали посты их коллег. Для решительных действий был полностью подготовлен реквизит.

В ноябре 1969 года, когда были упразднены посты заместителей премьера, позиции Хардана и Аммаша значительно ослабели. Это означало, что ни один из них не мог председательствовать на заседаниях кабинета в отсутствие Бакра (в 1969 году должность премьера сливалась с должностью президента). Через шесть месяцев, 3 апреля 1970 года, обоих сделали вице-президентами, но это повышение оказалось пустячным, так как они вскоре были освобождены от министерских постов. Шихаб заменил Хардана в качестве министра обороны, а Гайдан стал министром внутренних дел вместо Аммаша.

Как только эти двое лишились своей власти, их судьба была определена. Когда обрушится окончательный удар — было только вопросом времени. В октябре 1970 года Хардан был лишен всех своих постов якобы за то, что он не поддержал приверженность Баас арабскому делу. Его обвинили в том, что он не помог спасти палестинцев, которых убивали иорданцы во время кровавых событий в сентябре 1970 года («Черный сентябрь»). Его также резко критиковали за временную «измену» Баас в 1963 году. На самом деле эти обвинения были лишены оснований. Так как он уже потерял пост министра обороны в апреле 1970 года, Хардан не имел возможности обеспечить военную реакцию Ирака на события «Черного сентября». Если кто-нибудь и должен был поплатиться за иракское бездействие, так это Шихаб и его начальник штаба, Абдель Джаббар Шаншал, или, прежде всего, верховный главнокомандующий, сам президент Бакр. Более того, не только Хардан возражал против вмешательства Ирака в гражданскую войну в Иордании; большая часть иракского руководства — особенно Саддам — в равной степени противились такому шагу. И Хардан не был единственным, кто «сотрудничал» с Арефом, когда Баас лишилась власти. Бакр поступал точно так же, пока он не разочаровался в Арефе и не решил попытаться свергнуть его.

Так или иначе, Хардан узнал горькую новость в Мадриде, куда его послали во главе Иракской миссии. Он не подозревал об этом шаге, так как Саддам очень постарался его успокоить. Он лично приехал в аэропорт, чтобы попрощаться с Харданом, нежно поцеловал своего соперника в обе щеки, чтобы продемонстрировать, что он не испытывает к нему вражды. Фактически это был поцелуй смерти. Удивленный и взбешенный неожиданным развитием событий, Хардан ослушался правительственного приказа, отказался от назначения послом в Марокко и вернулся в Ирак, чтобы оправдаться. Однако по прибытии в Багдад он немедленно был посажен на особый самолет и отправлен в ссылку — в Алжир. Через несколько месяцев он переехал в Кувейт, где был убит иракскими секретными службами в марте 1971 года.

Аммашу не пришлось долго ждать своей очереди. Подвергающийся все больше изоляции и поруганию со стороны Саддама и его сторонников, в сентябре 1971 года он потерял свои партийные и правительственные посты и был назначен послом в СССР. Однако его судьба не была столь суровой, как у Хардана. Так как он больше не представлял никакой политической угрозы, в середине 1970-х годов, после целого ряда посольских назначений, ему позволили вернуться в Ирак, где он умер в полной безвестности.

Пока несколько старших офицеров следовали за Харданом и Аммашем, лишаясь власти, Саддам мог гордо заявить: «С нашими партийными методами нет шансов ни у кого из тех, кто с нами не согласен и намерен, оседлав парочку танков, напасть на правительство». Тут, без сомнения, он был прав. Власть военной группировки была сломлена навсегда. Политическая преданность нового военного руководства была бесспорной. Офицерский корпус, находящийся под постоянным наблюдением служб безопасности, непрерывно фильтровался и пополнялся сторонниками Бакра и Саддама. Молодой заместитель председателя теперь свободно мог направить всю свою энергию на дальнейшее укрепление своей власти. Очень скоро он займется систематической чисткой действительных и потенциальных соперников внутри «гражданской» группировки партии.

Разумеется, чистка «штатского» лагеря началась не сразу. Уже во время своей длительной кампании против Хардана и Аммаша Саддам избавлялся от тех членов партии, чья поддержка не требовалась для титанической борьбы против военной группировки, но кто мог в будущем угрожать его положению. Первой жертвой в списке Саддама был министр культуры и информации Абдалла Саллум аль-Самарраи. Баасист и член СРК, он был освобожден от всех своих обязанностей и назначен послом Ирака в Индии. Другой член СРК, Шафик аль-Камали, был отстранен от этого престижного органа в том же 1970 году. За ними последовал Салах Умар Али, земляк-тикритянин и родственник Бакра, потерявший и свое место в СРК, и свой министерский пост летом 1970 года после враждебной стычки с Хусейном.

15
{"b":"1822","o":1}