ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако, с точки зрения режима, даже пытаемые и казненные должны быть благодарны за свою судьбу.

— «Каср эль-Нихайя» — красивое место, — сказал Саддам западному корреспонденту, когда его спросили о применении пыток в этой печально знаменитой тюрьме, — это дворец, где в 1958 году были убиты члены королевской семьи. Все время, пока мы находились в подполье, мы надеялись оказаться в этом королевском дворце. Содержаться там — большая честь.

Этот саркастический ответ на вопрос о наказаниях в Ираке получил продолжение, когда генеральный директор министерства культуры и информации отвечал на вопрос датского журналиста о казнях в Ираке. Он сказал:

— Вы предоставляете шпиону возможность провести всю оставшуюся жизнь в тюрьме. Мы предпочитаем освободить его и немедленно даровать ему вечный покой. Разве это не гуманнее?

Саддам считает морально допустимым казнить тех своих подданных, которые осмеливаются посмеиваться над ним.

— Разве закон в вашей стране не наказывает тех, кто пытается оскорбить президента? — спросил он корреспондентку телекомпании Эй-Би-Си Диану Сойер, когда она заговорила на эту тему.

— Нет, господин президент, — ответила она, — тогда половина страны сидела бы в тюрьме.

— И никаких мер не принимается ни к кому, кто оскорбляет президента? — продолжал он, не веря своим ушам.

— Нет, их даже показывают по телевизору.

— Ну, — сказал он, по-видимому, потрясенный только что услышанным, — в Ираке президента народ считает символом страны.

Помимо «восточного» образца психологии Саддама, это интервью является иллюстрацией его полного непонимания западных взглядов и ценностей. Такое впечатление подтверждает и следующая история. Арабский журналист, бравший у Саддама интервью, подробно объяснял своему собеседнику, как работает американская политическая система. Терпеливо выслушав, как его гость рассказывает о — системе сдержек и противовесов и разделении на исполнительную, законодательную и судебную власть, Саддам спросил:

— Так с кем же тогда я должен иметь дело?

Сведя роль партии Баас только к поддакиванию и одобрению, Саддам правит страной при помощи небольшой группировки старых партийных соратников и членов семьи, а также более отдаленных родственников из тикритского клана. Глубокая привязанность Саддама к семье своей матери — Тульфахам — восходящая к любезным его сердцу воспоминаниям о годах, проведенных в доме Хейраллаха, проявилась в его женитьбе на дочери его дяди, Саджиде, и в том, что он всю жизнь был близок с сыном Хейраллаха, Аднаном. Не были лишены своей доли власти и члены семьи Хусейна со стороны отца, Маджида, и со стороны отчима, Ибрагима. Последним взобрался наверх генерал Хусейн Камель Хасан аль-Маджид, двоюродный брат и зять президента, который занимал пост министра промышленности и военного производства. Честолюбивый и проницательный, молодой и энергичный министр многими считался восходящей звездой, а то и возможным преемником Хусейна. Лучшим показателем возрастающего значения Камеля было то, что он руководил развитием производства нестандартного оружия, включая ядерный проект — «бриллиант» в короне Саддама. Камель также командовал ракетными войсками широкого радиуса действия, где его брат, Саддам Камель, служил полковником. Другой кузен Саддама Хусейна, Али Хасан аль-Маджид, который проводил чудовищную антикурдскую кампанию в 1987-88 годах, несколько месяцев после иракского вторжения занимал должность губернатора Кувейта.

Единоутробные братья Саддама со стороны отчима также служат его режиму. Барзан аль-Тикрити, младший брат Хусейна и самый близкий ему по линии Ибрагимов, был выдвинут на ключевой пост главы имеющей дурную славу партийной разведки («Мухабарат») уже в 1974 году. Он занимал этот пост до осени 1983, после чего был изгнан и помещен под домашний арест. Васбан Ибрагим, смещенный вместе с Барзаном в 1983 году, был губернатором родной провинции Хусейна Салах эль-Дин (с центром в Тикрите), тогда как Сибави Ибрагим был заместителем начальника полиции. Позднее он был уволен вместе со своими братьями.

Что именно произошло между Хусейном и его братьями по материнской линии в 1983 году, не вполне ясно. Одно из объяснений — то, что они были замешаны в заговоре против своего старшего брата. Согласно этой версии, к Барзану обратилась группа армейских офицеров, предложивших ему президентство, и его братья, соблазнившись, присоединились к нему. Другое объяснение состоит в том, что все трое, особенно Барзан, были изгнаны за то, что не смогли раскрыть заговор против Хусейна. С Барзаном, по крайней мере, такого не должно было случиться: в 1982 году он опубликовал книгу под названием «Неудавшиеся покушения на Саддама Хусейна», в которой он описал семь заговоров против Саддама (некоторые из них имели место до того, как Саддам стал президентом) и обвинил зарубежные страны, включая Иран, Сирию, Соединенные Штаты и Израиль, в тайной подготовке этих «заговоров». Однако некоторые обозреватели полагают, что Ибрагимы попали в немилость не из-за каких-то заговоров или непокорности, а в результате крупной семейной распри Говорили также, что к опале Ибрагимов привела смерть матери Саддама в августе 1983 года, так как она была их главной «защитницей».

То, что последняя версия более вероятна, чем две другие, можно вычислить не только по публичному признанию Саддама, что Барзан не заговорщик, но и по тому факту, что троица не была наказана, а более того, через три года снова получила ключевые посты: Сибави занял прошлое влиятельное положение Барзана в качестве главы «Мухабарата», Васбан стал главой внутренней службы государственной безопасности, а Барзан был назначен представителем ООН в Женеве. Если бы эти трое замышляли заговор против Саддама, такое «возвращение» было бы невозможно.

Хусейн также использовал своих детей в качестве фигурантов в запутанной паутине преданных ему династий. Его старший сын, Удай, женат на дочери Из-зата Ибрагима, заместителя председателя СРК. Его младший сын, Кусэй, был женат на дочери генерала Махера Абдель Рашида, но потом этот брак, по слухам, был расторгнут, поскольку Абдель Рашид впал в немилость, когда его победы в ирано-иракской войне превратили его в угрозу абсолютной власти Саддама. Старшая дочь президента, Рагда, замужем за Хусейном Камелем Хасаном, а младшая, Рана, — за Саддамом Камелем, братом Хусейна Камеля. Считали, что помолвка Рагды с Хусейном Камелем Хасаном в 1983 году вызвала бурную перепалку между Саддамом и его братьями по материнской линии, опасавшимися, что будущий брак укрепит клан аль-Маджида в ущерб им.

У Ибрагимов были веские причины бояться будущего. Жить под властью брата было очень выгодно. Говорили, что когда Аднан Хейраллах умер в 1989 году, у него было больше 500 автомобилей. Его отец и «крестный отец» семьи, Хейраллах Тульфах, нажил сказочное состояние, заставляя землевладельцев продавать ему свою продукцию по бросовым ценам. Ходили слухи, что Хусейн Камель Хасан сколотил миллионы на сделках по поставкам оружия, а старший сын Саддама Удэй использовал свое привилегированное положение, чтобы срывать колоссальные прибыли. По сведениям лондонского еженедельника «Обсервер», в 1985 году он ввез партию коров из Индии без необходимой санитарной документации, и хотя все коровы оказались больными и их пришлось уничтожить, он все-таки получил плату за них. Кроме того, утверждали, что Удэй владеет обширной сетью предприятий, включая национальную мясную компанию, фабрику по производству мороженого и многие производства пищевых продуктов. В 1988 году Удэй урвал больше 20 миллионов долларов в одной сделке, заставив центральный банк продать ему иностранную валюту по официальному курсу и обменяв ее на черном рынке. Его коллекция автомобилей уступала только коллекции его покойного дяди Аднана.

Хотя Саддам не боролся с коррупцией в своем окружении и, очевидно, даже поощрял ее, чтобы при случае легче было прижать своих алчных родичей, он время от времени запускал кампании «против коррупции», дабы успокоить общественное недовольство или показать своим соратникам, кто на самом деле хозяин. Так, казнь министра здравоохранения в 1982 году была официально объяснена спекуляцией, как и увольнение его преемника шесть лет спустя. Точно так же в июне 1986 года бывший мэр Багдада Абдель Вахаб Муфти был повешен по обвинению в коррупции. Хотя совершенно неясно, до какой степени он действительно был коррумпирован, поскольку его казнь совпала с «разоблачением» очередного «сирийского заговора», это лишний раз подтверждало решимость Саддама сохранять «чистоту» своей администрации.

53
{"b":"1822","o":1}