ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Роза села, кусая губы и глядя на поднос широко раскрытыми глазами. Сопровождаемый огненным существом, он скользнул к двери, которая послушно открылась перед ним, а потом закрылась.

Однако Камерон еще не закончил демонстрацию. Мгновение спустя дверь снова отворилась, и в комнату плавно скользнул, направляемый летящим пламенем, и опустился на стол кофейный сервиз. Роза вытаращила на него глаза.

«Я это вижу, но все равно такого не может быть. Должен же быть способ логически объяснить летающие по воздуху предметы! Камерон наверняка морочит мне голову».

— Я подумал, что после выпитого вина вам захочется чего-то, что прояснит ваш разум, — раздался насмешливый голос Камерона. — Тогда вы сможете быть уверены, что вас не обманывают.

Кофейник поднялся в воздух, наклонился и аккуратно налил кофе в чашечку тонкого фарфора. За ним последовал молочник. Два куска сахара — столько обычно добавляла в кофе Роза — выскользнули из сахарницы и точно опустились в чашку, которая вместе с блюдцем поднялась и двинулась к Розе. Та рассеянно протянула руку, и чашка, как дрессированная птичка, опустилась ей на ладонь. Только теперь огненное существо перестало вращаться.

Роза молча пила кофе, искоса поглядывая на странную фигурку, все еще висящую в воздухе и посматривающую на нее голубыми глазками. Наконец девушка поставила чашку и обратилась к существу:

— Что ты такое?

— Саламандра, — раздался тоненький серебряный голосок, доносящийся, казалось, сразу отовсюду. Саламандра лукаво подмигнула Розе.

Она точно знала мистическое значение этого слова: дух Огня не имел ничего общего с маленькими амфибиями, живущими в саду. Саламандры часто упоминались в средневековых манускриптах, которые Роза изучала в Чикаго, и в книге Ди, которую она только что прочла.

— Саламандра, — повторила Роза. — Стихийный дух, дух Огня.

— Превосходно. Как я вижу, память не подводит вас, — прокомментировал Камерон.

— А сильфы — духи Воздуха, ундины — духи Воды и гномы — духи Земли, — продолжала Роза. Возможно ли, что Камерон повелевает ими всеми? — Как насчет остальных? Вы можете…

Камерон предвосхитил вопрос, прежде чем Роза его сформулировала.

— Я — Повелитель Огня, Роза. Мне служат только саламандры. Сильфы и гномы помогают мне, если хотят или если им прикажет их Повелитель. Ундины при виде меня обращаются в бегство или пытаются меня уничтожить по приказанию своего Повелителя. Вода — моя противоположность, Воздух и Земля — союзники. Каждый стихийный знак дружествен своим соседям и враждует с противоположностью.

Роза вспомнила теперь, что прочла в книге Ди. Земля и Воздух — противоположности, так же как Огонь и Вода. Земля поддерживает Огонь, Воздух его питает. Вода насыщает Землю и дает субстанцию Воздуху. Трансмутация Огня и Воды рождает Воздух, а Земля черпает жизнь из Воздуха и Воды.

Однако, согласно книге Ди, человек может стать Повелителем только той стихни, которая соответствует его собственной магической природе, и только те немногие, кто познал ее и научился управлять своей природой, могут стать Повелителями стихий и их духов. Чтобы стать Повелителем хотя бы одной стихии, нужно затратить годы и годы, зато власть, которую получает при этом человек…

— Но если вы — Повелитель Огня, то почему вы живете здесь затворником… — Роза ахнула, спохватившись, прижала руку к губам и покраснела. Как могла она задать такой дерзкий вопрос!

Однако Камерон, по-видимому, не счел его дерзким.

— Я заточен в своем доме именно по той причине, которую сообщил вам, когда вы только что прибыли. Из-за моей самонадеянности произошел несчастный случай. Я попытался использовать магию, не соответствующую моей природе. Я… изуродован, как я вам и говорил, но иначе, чем вы можете предположить. — Голос его был спокоен, однако Роза чувствовала, что внешнее спокойствие скрывает бурю эмоций. — Я уволил всех слуг, за исключением Поля Дюмона, который знает о моем могуществе мага, и живу здесь отшельником. Я не смею никому показаться в моем теперешнем виде. Саламандры обеспечивают почти все мои потребности, а Поль занимается теми делами, которые требуют контактов с внешним миром.

— А то, что касается моей работы — книги, чтение вслух… Это должно помочь вам найти способ излечиться? — Во всем этом безумии начала вырисовываться логическая система, отрицать которую Роза не могла. Части мозаики занимали свои места. Если только допустить, что магия существует… — Как я понимаю, мистер Дюмон не знаток языков?

— Поль не знаток чего бы то ни было, — сухо ответил Камерон. — Он владеет современным французским и английским, а также латынью, но, как вы видели, большинство нужных мне книг написаны на других языках, часто весьма редких. По причине своего уродства я не могу читать книги сам. Отсюда и та уловка, благодаря которой здесь оказались вы.

Роза на мгновение закрыла глаза, обдумывая услышанное, потом налила себе еще кофе.

«Если бы я была тем кротким и безответным книжным червем, которого, как я понимаю, он искал, чем бы дело кончилось? Оставалась бы я в неведении, пока делала все эти переводы? Был бы мой разум намеренно затуманен?»

— Что будет, если я скажу вам, что не желаю здесь оставаться?

Ответом был смех, в котором прозвучала жестокая нотка.

— У меня были и другие кандидатки. Что касается вас — для женщины без гроша в кармане существует много способов заработать себе на жизнь в Сан-Франциско, но мне не кажется, что вы нашли бы их привлекательными.

Услышав столь бесцеремонное заявление, Роза почувствовала, как гнев вытесняет замешательство.

— Вы использовали меня… Воспользовались моими обстоятельствами, чтобы поставить меня в положение, когда я не имею выбора!

— Я никогда не утверждал, что я джентльмен, мисс Хокинс, — возразил Камерон. — Я деловой человек, и вы должны представлять себе, что это значит. Я использую людей и не несу ответственности перед ними за их действия. Они сами должны использовать сложившееся положение, сами должны делать его взаимовыгодным. Вы — неглупая девушка. Можете ли вы со всей искренностью утверждать, что не извлекаете пользы из пребывания здесь?

«Он прав. Жалованье, прекрасная пища, роскошное помещение, прелестная одежда — я и в самом деле в несравненно лучшем положении, чем раньше. Даже если я оказалась во власти безумца… Или мага… А может быть, это одно и то же?»

— Нет, — признала Роза, — я гораздо лучше обеспечена, чем была бы в Чикаго. Однако мне не нравится, что меня используют!

— Тогда сделайте что-нибудь, — сурово ответил Камерон. — Решите, остаетесь вы или уезжаете, согласны ли вы, чтобы вас использовали, или попытаетесь использовать меня для того, чтобы получить желаемое. Выбор эа вами, мисс Хокинс.

Розе не было нужды размышлять: она уже знала, какое примет решение.

— Конечно, я остаюсь! — бросила она; возможно, выпитое вино вкупе с раздражением излишне развязали ей язык. — Неужели вы думаете, будто я настолько глупа, чтобы пожертвовать роскошными условиями и интересной работой только потому, что мой наниматель питает иллюзии, считая себя феодальным владыкой, наделенным магической силой?

Эти слова заставили Камерона рассмеяться, и девушка снова покраснела.

— Это вовсе не иллюзия, дорогая моя мисс Хокинс! Я и в самом деле феодальный владыка, наделенный магической силой. Проявления этой силы вы наблюдали сами, а что касается феодализма, то почему, как вы думаете, нас называют железнодорожными баронами? Однако я рад, что ваш здравый смысл преодолел страх перед нанимателем, занимающимся магией,

Теперь пришла очередь Розы рассмеяться: Камерону удалось снова поменяться с ней ролями. Впрочем, в ее колчане оставалась еще одна стрела, которой можно было уязвить его.

— Я не боюсь вашей магии: я не видела от нее пока ничего, кроме весьма уместной замены вечно сплетничающих слуг. Но если вы так могущественны, мистер Камерон, то вы не должны были нуждаться в поезде, чтобы доставить меня сюда. Более того, вам вообще не должны быть нужны мои услуги. Летающие подносы — вещь удобная, однако вы явно очень зависите от обычных людей: иначе вам не был бы нужен и Поль Дюмон.

32
{"b":"18220","o":1}