ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Роза закусила губу, подумав, что, возможно, совершила ошибку. Если Ясон Камерон — постоянный покупатель этого магазина, выбор там, конечно, превосходный, но цены высокие.

— В обоих магазинах ваши расходы запишут на счет мистера Камерона, — как о чем-то само собой разумеющемся сказал Снайдер. — Он распорядился, чтобы вы могли пользоваться его счетами при покупках, как это делает мистер Дюмон.

«Вот и еще одна причина, почему Снайдер хотел узнать, какое положение в доме Камерона я занимаю».

— Мистер Камерон никогда не видел, как я веду себя в книжной лавке, — лукаво сказала Роза. — Как бы он не раскаялся в своей щедрости.

Снайдер посмотрел на нее с откровенным изумлением, но все же позволил себе рассмеяться.

Экипаж остановился у городского дома Камерона совсем ненадолго — только пока слуга заносил сундук внутрь — и двинулся дальше. Едва переступив порог книжной лавки, Роза оказалась в раю.

Внутри все сверкало темным полированным деревом и медью. От пола до потолка тянулись книжные полки, расположенные так тесно, что между ними с трудом можно было пройти. Эта лавка не уступала ни размерами, ни выбором магазину Брентано в Чикаго. Роза увидела здесь книги некоторых «легкомысленных» авторов, которых очень любила — например, лорда Дансени , — и решила почитать их в свободное время, хотя и подумала, что умерла бы от смущения, если бы Ясон Камерон застал ее за чтением описания Страны Фей. В остальном же она выбрала несколько справочников, которых не было в библиотеке Камерона, но которые могли оказаться полезными; прозаические инженерные трактаты пятнадцатого-шестнадцатого столетий, которые никому не пришло бы в голову соотнести с магией, травники, труды по теологии.

В них Роза рассчитывала найти полезные намеки, ключи к иной интерпретации текстов, которые, на ее взгляд, очень помогли бы в ее исследованиях. Камерон подходил к содержанию манускриптов с позиций мага, однако Роза считала, что ему полезно было бы представлять себе мир, в котором жил древний автор, и попытаться увидеть вещи его глазами. Могли существовать оттенки смысла, неуловимые для современного человека, что же касается терминологии, она так же требовала специальных познаний, как и любой самый обыкновенный шифр.

Всякий раз, переходя к новой полке, она находила новые интересные книги и в конце концов перестала противиться искушению, утешая себя мыслью, что многие ее приобретения останутся в библиотеке Камерона. Когда Роза обошла весь магазин, книг набралась порядочная стопка; понадобились услуги двух посыльных, чтобы донести их до экипажа, однако Снайдер и бровью не повел. По-видимому, посещения лавки Камероном приносили такой же урожай.

«Может быть, поэтому он и засмеялся».

Роза подумала о богатой библиотеке в поместье и решила, что для дворецкого ее покупки выглядят вполне обыденно.

В писчебумажной лавке Роза купила несколько больших переплетенных в кожу тетрадей. Из них она сделает собственные справочники, будет записывать свои соображения. К ним присоединилось несколько пачек бумаги и коробок карандашей: у Камерона в доме не было ничего, кроме ручек, а при том обилии записей, которые предстояло делать, Роза не хотела подвергаться опасности опрокинуть на себя чернильницу; да и хорошую бумагу тратить на черновые записи жалко.

Роза воспылала страстью, увидев набор мягких цветных карандашей и акварелей. Они были великолепны — «из Японии», как сказал продавец. Краски переливались всеми оттенками, и Роза не могла удержаться от покупки.

Впрочем, в магических обрядах цвет, кажется, играл важную роль; возможно, карандаши и краски окажутся не менее полезны, чем остальные приобретения.

Купив принадлежности для рисования, Роза решила запастись и бумагой для акварелей, а также бристольским картоном. У нее даже голова закружилась, когда она снова села в коляску, окруженная тяжелыми свертками, упакованными в коричневую бумагу.

«Я никогда в жизни не тратила за один раз так много денег!»

Новое ощущение пьянило ее, как крепкое вино. Чего стоит одна только мысль — войти в магазин и купить все, что захотелось! Даже в самые лучшие времена Роза не могла себе такого позволить.

— Отвезти все покупки в салон-вагон, или что-нибудь понадобится вам сейчас, мэм? — спросил Снайдер, прервав ее мечты.

— Ох… — Роза порылась в покупках и достала два романа и один из справочников. — Остальное можно отвезти. Безусловно, незачем загромождать дом покупками: они мне не понадобятся, пока я не вернусь к мистеру Камерону.

— Я прослежу, чтобы все было доставлено. — Снайдер откинулся на сиденье с видом хорошо поработавшего человека. Роза обхватила руками лежащие на коленях тома и тоже удовлетворенно перевела дух.

Солнце уже садилось в океан, на небе сияли прозрачные алые облака, воздух становился все более сырым и холодным. Роза порадовалась своему теплому плащу: сырость делала холод особенно ощутимым.

Снайдер помог ей выйти из коляски и задержался, чтобы дать указания вознице. Роза поднялась по ступеням ко входу в дом, но дверь распахнулась прежде, чем она успела коснуться большой медной ручки.

На мгновение девушке показалось, что она увидит перед собой саламандру, но дверь ей открыла самая обыкновенная горничная — она, должно быть, дожидалась их приезда.

— Прошу вас, следуйте за мной, мисс, — сказала горничная — женщина гораздо более преклонного возраста, чем ожидала Роза. Следом за ней Роза поднялась по лестнице на второй этаж, и служанка распахнула дверь в небольшую уютную спаленку, отделанную в чистых бело-голубых тонах. Обстановка не была ни выраженно мужской, ни подчеркнуто женственной: это явно была комната для гостей, обставленная так для представителя любого пола. В камине горел яркий огонь…

Но освещение давала электрическая лампа на стене! Роза уставилась на нее, как на саламандру. Этого она никак не ожидала: в очень немногие частные дома было проведено электричество. Даже в книжной лавке и в писчебумажном магазине такого не было, они освещались газом,

«Ох, как было бы хорошо, если бы Камерон обзавелся такими же лампами в поместье — никакого мигания, только яркий ровный свет! При нем читать было бы настолько легче!»

Однако на столике у кровати и на комоде Роза обнаружила напоминания о том, что электричество не совсем надежно: свечи в подсвечниках и спички.

Хотя комната была невелика, она была так же комфортабельна, как и апартаменты в поместье Камерона. Там был диван, расположенный так, чтобы было удобно читать, туалетный столик с креслом, небольшое бюро, гардероб. Вся мебель была обита голубым шелком, на полу лежал синий ковер, стены оклеены обоями в сине-белую полоску. Дверь в дальнем конце вела в ванную; заглянув туда, Роза обнаружила, что с другой стороны к ней примыкает такая же спальня. Горничная уже разложила ее вещи и теперь вешала в гардероб плащ.

— Ужин в восемь, мисс, но если вы хотите перекусить сейчас, я принесу чашечку чая и что-нибудь легкое, — предложила она.

— Если это не очень обременительно… — начала Роза, разрываясь между желанием утолить голод и опасением побеспокоить слуг.

— Да нисколько! Я сейчас принесу поднос, — улыбнулась горничная. — У нас всегда на плите горячий чайник. Вы предпочитаете чай по-английски?

— Безусловно. И если это избавит вас от лишних хлопот, я предпочла бы вообще питаться у себя в комнате. — Роза привыкла добавлять в чай сливки и сахар, потому что так делали английские ученые, посещавшие ее отца. Ей всегда казалось, что такой напиток лучше подкрепляет.

«Интересно, почему это у слуг Камерона всегда горячий чайник на плите, когда в поместье обычно подается кофе?»

Когда горничная принесла обещанный поднос, Роза отчасти получила ответ. Ей подали угощение для настоящей леди: крошечные бутерброды с салатом и сыром, а чай был «пукка Кибер» (что в приблизительном переводе означало «настоящий чай Кибера высшего качества») — черный, как смертный грех; такой чай было абсолютно невозможно пить без сливок и сахара. Это был настоящий английский напиток, не менее крепкий, чем кофе. Должно быть, повар Камерона был родом из старой доброй Англии — отсюда и «чашечка чая».

47
{"b":"18220","o":1}