ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ужин прошел прекрасно, и удовольствие от него не было испорчено нелюбезностью Ясона по возвращении. Дюмон развязал галстук, снял воротничок и аккуратно убрал их: галстук повесил на специальную вешалку, а воротничок положил в коробку.

Появление Белтайра не было случайностью: маг признался Дюмону, что специально устроил их встречу в ресторане.

— Я уже несколько дней дожидаюсь вашего появления в городке. Мне срочно нужно с вами поговорить. Я хотел бы, чтобы вы сделали для меня две вещи, — сказал он. — Во-первых, нужно, чтобы вы в ближайшие две недели посеяли в девице Хокинс как можно больше сомнений относительно ее хозяина; во-вторых, было бы хорошо, если бы вы сумели уговорить Камерона еще до Рождества надолго отправить вас в Сан-Франциско или Окленд.

Первое устраивало Дюмона как нельзя больше, однако второе требование Белтайра удивило его и заставило насторожиться.

— Для этого есть причина? — спросил он. Белтайр кивнул.

— Я хотел бы, чтобы вы были в моем распоряжении на протяжении достаточно долгого времени. Я намерен воспользоваться вашими воспоминаниями о Камероне, его методах и обо всем, что имеет отношение к его магии. Чтобы победить его, мне нужны ваши знания, а чтобы получить от вас так много информации, требуется время.

— А что я получу взамен? — тут же поинтересовался Дюмон. Если ему предстоит быть на побегушках у Белтайра, уж он позаботится о том, чтобы не прогадать.

Ответ оказался весьма обнадеживающим, и теперь Дюмон широко улыбнулся своему отражению. Белтайр дал клятву, которую ни один Мастер Огня не посмеет нарушить. Клятву посвятить Поля в секреты, открытые выдающимся магом Алистером Кроули; он подробно описал методы, применяемые последователями Кроули, и на Поля они произвели очень глубокое впечатление. Этот путь нравился Дюмону гораздо больше того трудного овладения азами, на котором настаивал Камерон; некоторые намеки на него он уже почерпнул из книги, которую дал ему Белтайр при последней встрече. Магическая сила могла быть достигнута при помощи магии секса и наркотиков, позволяющих проникнуть в оккультные сферы. Не нужно больше ничего запоминать и штудировать неразборчиво написанные манускрипты; это тот самый путь к власти, в существовании которого Дюмон инстинктивно был уверен и который Камерон отказывался ему показать. Какой смысл современному магу ограничивать себя методами древних только потому, что такова традиция! В конце концов, разве не соответствовало традиции освещение комнат свечами, а не электричеством? Путешествие верхом на лошади, а не по железной дороге? Так почему же современные средства не должны применяться в магии? Дюмон никогда не мог понять, почему Мастера вроде Камерона, такие прогрессивные во всем остальном, столь упрямо отказываются модернизировать магию.

Белтайр даже намекнул, что новые средства дают возможность властвовать над духами не одной стихни, но всех четырех!

— Мне удалось справиться с сильфами китайца, когда тот попытался спрятать от меня рабыню, которую я купил, — похвастался Белтайр. — Я отогнал их надолго — мне вполне хватило времени разделаться с негодяем так, как он того заслуживал. Камерон не смог бы этого сделать.

«Я стану более могущественным владыкой, чем Камерон! — радовался Дюмон. — Моя власть будет безгранична!»

Однако, пока он будет искать средства осуществить задуманное, нужно каким-то образом заставить эту кривляку Хокинс прислушаться к его советам.

«Не знаю, какая может у Белтайра быть причина желать, чтобы девчонка бросила Камерона, но, наверное, он имеет свои резоны. Да мне и не важно. Это его дело, а не мое».

Он, конечно, приложит все усилия, чтобы выполнить задание Белтайра, но самое главное для него другое: придумать, как заставить Камерона надолго отправить его в город.

— Найдите предлог для того, чтобы снять собственную квартиру, — предложил Белтайр. — И будьте уверены: я сделаю так, что она окажется вам по вкусу. Тогда у вас будет место, где за вами не смогут шпионить саламандры Камерона. Я могу это устроить, Камерон ничего не заподозрит. — Белтайр усмехнулся. — Есть вещи, которых саламандры не любят: в вашей новой квартире поселятся ундины, и тогда саламандры туда не сунутся.

Такая возможность Дюмону очень понравилась.

«Если у меня будет собственное жилье, я смогу приводить туда женщин без того, чтобы на меня презрительно косился этот надутый Снайдер».

Дюмона тем более порадовало предложение Белтайра, что вкусы их во многом совпадали. Теперь он сможет осуществить свою давнюю мечту: завести собственную рабыню.

«Китаянку, пожалуй. Во-первых, они дешевле, а во-вторых, если я ее изувечу или она умрет, можно будет просто вышвырнуть ее, и никто не станет этим интересоваться. Никто не станет беспокоиться из-за очередной китайской шлюхи, подохшей где-то на задворках. Из-за мексиканки или мулатки еще мог бы подняться шум, а уж если бы это оказалась белая девушка, полиция начала бы расследование».

Дюмон ощутил знакомый жар в паху при одной мысли о том, что сможет с собственной рабыней делать все, что пожелает. Единственная неприятность в укрощении девушек для кого-то другого заключалась в том, что их приходилось оставлять целыми и невредимыми. Теперь же ему наконец удастся осуществить все свои фантазии. К тому же, если Белтайр говорит правду, он сможет использовать свои развлечения с женщинами еще и для того, чтобы увеличить магическую силу. Белтайр обещал снабдить его трудами Кроули, чтобы он сам убедился в том, какие возможности перед ним открываются.

«Уж это-то читать будет поинтереснее, чем бредни в старых книгах Камерона!»

Дюмон разделся, аккуратно — как всегда — повесил одежду, улегся в постель и погасил свет. Однако мысли его неслись на полной скорости, и уснуть не удавалось.

«Какое дело может потребовать, чтобы я на неопределенное время отправился в Сан-Франциско? Оно должно иметь отношение к бизнесу… Нужно будет просмотреть всю корреспонденцию за последние дни, найти что-то подходящее, а потом раздуть какую-нибудь мелочь до невероятных размеров».

Посеять в девице Хокинс сомнения легче легкого. Ее заманили в поместье под благовидным предлогом; девчонка охотно поверит в то, что Камерон и теперь ее обманывает. Она погружена в научные изыскания, а такие люди не от мира сего. Ученую даму, гордящуюся своим умом, легко обвести вокруг пальца. Те, кто считает себя умнее окружающих, никогда не верят в то, что их можно обдурить.

«Большая ложь лучше мелкой. Пожалуй, стоит намекнуть, что в переписке Камерона я нашел указания на то, что он причастен к торговле белыми рабынями. Можно сослаться на близость его городского дома к Пиратскому берегу как на косвенное доказательство, на его дружбу с китайцами сомнительной репутации, а также на то, что у него на службе есть человек, связанный с Индией».

Может быть, Белтайр хочет, чтобы девица просто сбежала из поместья? Она ведь единственная потенциальная свидетельница расправы с Камероном. Или у мага какие-то более далеко идущие планы? Не собирается ли он сыграть роль ее покровителя? Если она достаточно испугается того, что ей будет сообщено о Камероне, а Белтайр появится в облике заслуживающего доверия почтенного человека — например, священника, — номер может и удаться.

«Нелишним будет снова напомнить о психической неуравновешенности Ясона, его приверженности к опиуму».

Одна ложь подтвердит другую — ведь известно, что торговцы живым товаром к тому же снабжают наркотиком притоны. Еще до своего отъезда в город он так напугает девицу, что ей и в голову не придет искать встречи с Камероном во плоти.

Так, теперь остается сообразить, как убедить Ясона в необходимости для него собственной квартиры…

«Что бы я ни выбрал в качестве предлога для своего пребывания в городе, деловые встречи должны проходить в поздние часы и как можно дальше от городского дома Камерона. Тогда мое желание жить поближе к месту событий, не нарушая распорядка в резиденции Камерона, покажется естественным».

59
{"b":"18220","o":1}