ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Великий русский
Браслет с Буддой
Черный кандидат
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Профиль без фото
Буревестники
Мы взлетали, как утки…
Серафина и расколотое сердце
Потерянная Библия
A
A

Ох, это настолько идеальное решение проблемы, что даже трудно поверить! Однако с чего это Дюмон, лентяй от природы, рвется заняться судоходной компанией — ведь это потребует от него настоящей работы?

— По правде сказать, Ясон, — продолжал секретарь, — тишина в вашем доме доводит меня до безумия. Со времени вашего несчастья мне негде проявить активность, да и общества у меня никакого нет, если только я не езжу в Пасифику. Эта благонравная девица, синий чулок, которую вы наняли, едва ли может быть названа приятной компаньонкой. Может быть, поэтому у меня и с магией дело не идет. Если бы я снова оказался среди людей, меня не так угнетала бы скука и я смог бы большего добиться и в магии.

« Едва ли — но не исключено. Что ж, это тот самый предлог, который я искал и который позволит мне избавиться от негодяя «.

Камерон цинично подумал о том, что Дюмон, возможно, сказал правду и причина, по которой тот предложил свои услуги, заключается в желании вырваться из уединения, снова оказаться вблизи от города, от Пиратского берега, где те удовольствия, которых Дюмон лишен в поместье, станут ему доступны. Присутствие Розы Хокинс, не делавшей тайны из своей неприязни к Дюмону, должно быть, лишь сыплет соль на его раны.

— Вам придется жить в Окленде, — заметил Камерон. — Даже если паром будет работать в нужное вам время, вы потратите лишнее время на поездки туда и обратно. Мой агент сможет найти вам подходящее жилье.

— Об этом я мог бы позаботиться и сам. — Дюмон расправил плечи, словно принимая на них тяжелый груз. — И еще мне кажется, судя по тому, что содержится в документах, что лучше взяться за дело немедленно. Если вы распорядитесь, чтобы мне подали поезд, я могу отправиться завтра утром. Я успею упаковать все, что мне будет нужно на эти несколько месяцев: боюсь, что именно столько времени понадобится для наведения порядка. Нужно показать этим бездельникам, что, хоть хозяина и нет поблизости, он не спускает с них глаз.

Камерон кивнул, стараясь не показать, как хочется ему избавиться от Дюмона.

— Мне очень не нравится перспектива обходиться без вас, но вы правы: агент в Сан-Франциско вполне может взять на себя ваши обязанности. —» Не повредит напомнить бездельнику, что главная причина того, что я держу его здесь, — это то, что он мой подмастерье «. — Я пошлю агенту телеграмму и распоряжусь, чтобы он присмотрел за вашим багажом до тех пор, пока вы не сообщите ему, где поселились. — Камерон решил проявить щедрость и не ограничивать Дюмона в расходах. Да жизнь в Окленде и не будет такой уж дорогой. — Вы можете снять небольшой дом, а не квартиру, если найдете подходящий. Наймите слугу и кухарку: нет смысла рисковать здоровьем, питаясь в местных харчевнях. Пожалуй, и лошадь будет вам нужна, чтобы не нанимать каждый раз кеб; где-нибудь поблизости наверняка найдется конюшня. Как только все устроите, пришлите мне счет.

Камерон не стал называть суммы, которую не следовало превышать: избавление от Дюмона стоило любых денег. Если секретарю удастся добиться успеха, хотя бы самого скромного, можно будет отправить его своим представителем куда-нибудь еще, а то и поощрить повышением — сделать партнером в фирме. Такой путь много лучше убийства: саламандры не слишком любят испепелять людей, да и Роза не одобрила бы убийства, несмотря на свою неприязнь к Дюмону.

« Пожалуй, можно будет купить небольшую железную дорогу или судоходную компанию где-нибудь на Дальнем Востоке, в Индии, на Таити или островах южных морей. Где-нибудь подальше, где климат располагает к лени, а обычаи не препятствуют проявлению самых гнусных пороков. Тогда, если компания лопнет, у меня будет повод вышвырнуть его вон без обратного билета «.

Если же вопреки всякой вероятности Дюмон преуспеет, можно будет отдать ему компанию и предоставить вести дела самому. Почему бы и нет? Камерон мог позволить себе щедрость.

— Прекрасно. Деньги на расходы, как всегда, будут в сейфе в вагоне, — решительно сказал Камерон. — Можете также взять чемоданы и сундуки, которые я использовал во время заокеанских путешествий. Думаю, они хранятся где-то в конюшне. Я телеграфирую агенту в Сан-Франциско. Он позаботится и о расходах, и о том, чтобы вы имели все необходимые полномочия. Можно ожидать, что вы возьметесь за дело с послезавтрашнего дня?

Дюмон скупо улыбнулся.

— Не вижу препятствий. До тех пор, пока я не найду себе постоянного жилья, можно поселиться в отеле. Не думаю, что на обзаведение уйдет больше недели. Не беспокойтесь, Ясон. Я обо всем позабочусь.

— Вот как? — протянул Камерон. — Вы говорите так, словно очень уверены в себе.

Улыбка Дюмона стала шире; он напомнил хозяину кота, который слизал сметану.

— Так и есть, — тихо сказал Дюмон. — Я вас еще удивлю. Камерон не мог поднять брови, но в голосе его прозвучал скептицизм.

— В самом деле?

— В самом деле. — Дюмон с усмешкой поднялся на ноги и уже от двери сказал:

— Я решил считать это дело личным вызовом, пусть оно станет для меня ступенькой к успеху. Уверяю вас, — продолжал он с самодовольством, — я намерен использовать представившуюся мне возможность и показать вам, на что я способен.

Глава 12

Роза заправила за ухо выбившуюся прядь волос и крепче сжала в руке кусочек мела. Она никогда не любила смелого стиля в одежде, пропагандируемого Амелией Блумер , однако с разрешения Ясона заказала себе шаровары; сегодня они оказались как нельзя более к месту. Может быть, скромность и изящество, диктуемое модой, и страдали, но Роза понимала: будь она в юбке, ей ни за что не удалось бы начертить на каменном полу все эти символы. Даже на четвереньки опуститься было бы затруднительно, не говоря уже о том, что пышные оборки могли стереть значительную часть магических диаграмм.

« Как было бы хорошо, если бы сейчас меня никто не видел: я чувствую себя такой неуклюжей замарашкой! — Оглянувшись через плечо, Роза с облегчением обнаружила, что Ясон смотрит вовсе не на нее, а на ту часть чертежа, которую она уже закончила. — По крайней мере он только и сказал: „Как практично“«.

Роза утешала себя тем неоспоримым фактом, что блумерсы не более откровенная одежда, чем модный купальный костюм. Да к тому же Камерон наверняка видел на сцене театров Сан-Франциско куда более обнаженное женское тело. Господи помилуй, воздушные одеяния кордебалета в Опере так мало скрывают! А уж по сравнению с костюмами танцовщиц в мюзик-холлах даже эти туники и пачки кажутся образцом целомудрия!

Самое же главное заключалось в том, что сейчас на кон было поставлено много больше, чем соображения благопристойности.

« О Боже, мои несчастные колени!»

Розе казалось, что ее ноги сплошь покрыты синяками и ссадинами, спина не гнулась и болела: черчением на полу девушка занималась уже не первый час. Она испытывала глубокое сочувствие к тем несчастным, которым приходится зарабатывать на жизнь мытьем полов.

Ясон стоял рядом с Розой и руководил созданием магического рисунка, держа в руке образец. Перед Розой, рядом с горкой цветных мелков, лежал такой же, однако было очень важно, чтобы кто-то со стороны следил за правильностью пропорций и наличием всех деталей. Они с Ясоном разметили пространство пола с помощью линейки, компаса и плотничьего угольника; теперь Роза передвигалась от центра к краям, совершая круги, как планета вокруг солнца. Рабочая комната Ясона была странным местом: стены покрывали панели из такого же сланца, как тот, которым был вымощен пол, — некоторые заклинания требовали изображения символов и на стенах. В помещении не было окон, и комната на самом деле оказалась не столь большой, как представлялось из-за отсутствия мебели. На стенах висели корабельные фонари — благодаря отражателям они давали самое яркое освещение; когда все они горели, комнату заливал свет. Как раз сейчас все фонари были зажжены, чтобы можно было сразу обнаружить любую погрешность в чертеже.

Символы наносила Роза, а не Ясон, но трем причинам. Во-первых, Мастеру было трудно наклоняться, поскольку суставы особенно пострадали при трансформации, и полчаса рисования на полу означали для него настоящую пытку. Во-вторых, черчение пентаграмм относилось к обязанностям подмастерья, чтобы сам Мастер мог сосредоточиться на общем замысле. Роза была подмастерьем, и когда Ясон сообщил о своем намерении совершить ритуал, предложила сделать все чертежи, как подмастерью и полагалось. В-третьих, у Розы возникло подозрение — вскоре подтвердившееся, — что неудачное превращение отчасти сделало Ясона дальтоником. Улавливать тонкие оттенки — различия между разными мелками, например, — он был не в состоянии. Камерон видел только насыщенные цвета, да и то лишь на ярком свету; о своих ограничениях он не догадывался до тех пор, пока Роза не указала на них. Более того, если мелки он еще мог различить, приложив усилие, то цвета проведенных линий — голубых и зеленых — при искусственном освещении путал, а рассмотреть готовый чертеж на солнечном свету в комнате, лишенной окон, было невозможно.

63
{"b":"18220","o":1}