ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Наверное, из-за этого у вас ничего и не вышло в прошлый раз, — сказала Роза. — Если вы не отличаете голубое от зеленого или зеленое от желтого, а помечать их не догадались, вы могли рисовать символы не теми цветами. Чертеж, возможно, оказался так безнадежно запутан, что заклинание и не могло достичь цели.

— Не знаю, сыграло ли это роль, — с сомнением пробормотал Камерон. — Мастера древности имели в своем распоряжении по большей части только белый мел и лишь им и пользовались.

— Подозреваю, что простой белый мел ничего бы не испортил, но вот не правильный цвет навредить мог, — решительно сказала Роза. — В некоторых источниках подчеркивается, что цвет очень важен для духов стихий. Повелителю Огня и так нелегко привлечь к себе внимание духов Воды и заставить их держаться подальше от его пентаграммы; только подумайте, как осложняется эта задача, если нужный символ изображен не тем цветом! В последний раз ритуал ничего вам не дал; возможно, это следствие того, что вы оскорбили духов всех стихий, кроме собственной.

Камерон кивнул, нехотя соглашаясь. Вот поэтому-то Роза сейчас и ползала на четвереньках, нанося символы по четырем сторонам света нужными цветами: красным в южной четверти — для Огня; голубым в восточной четверти — для Воздуха; зеленым в западной четверти — для Воды; желтым в северной четверти — для Земли. Если что-то не получится и сегодня, то это не потому, что чертеж выполнен не правильно!

« Надеюсь, впредь, если он решит работать в одиночестве, он станет пользоваться простым белым мелом «.

Ох, до чего же болят колени и спина! Если такова участь каждого подмастерья, то теперь Роза могла посочувствовать Дюмону и понять его лень. Ей тоже не хотелось бы ночь за ночью терпеть подобные мучения.

Роза особенно тщательно выполняла чертеж еще и потому, что больше ни в чем не разбиралась. Предстоящий ритуал Ясон выполнял всего дважды, оба раза под руководством своего учителя и оба раза ради гораздо менее важного результата. Само по себе заклинание — или его разновидности — было достаточно известным, но требования были так высоки, что мало кто из магов когда-либо прибегал к нему.

Во-первых, для успеха требовалось присутствие девственника или девственницы. Немногие маги сохраняли целомудрие до совершеннолетия, а женщины, с ними связанные и к тому же готовые принять участие в магическом ритуале, как правило, тоже уже не могли похвалиться невинностью. По словам Ясона, по части взаимоотношений с противоположным полом маги делились на две категории: или очень привлекательные и общительные, или аскетичные и отталкивающие.

« Могу себе представить, к какой из этих категорий принадлежал Ясон, прежде чем с ним случилось несчастье «.

Впрочем, Ясон говорил, что даже аскеты среди магов всегда привлекали женщин, словно обладание властью над духами стихии делало их более желанными. Однако женщин, которые поддавались их своеобразному очарованию, Роза относила к классу искательниц приключений, для которых запретный плод был особенно сладок. Подобные красотки с радостью согласились бы заняться магией; беда была в том, что они для этого совершенно не подходили.

« А настоящие леди пришли бы в ужас от одной только подобной мысли. Поскольку ритуал требует от участницы, чтобы она была в полном сознании и произносила требуемые формулы, а не находилась под действием одурманивающих веществ или не визжала от ужаса, понятно, почему он не так уж часто применяется «.

Они с Камероном собирались вызвать — или, точнее, приманить — единорога.

Насколько Роза понимала, средневековый единорог, изображения которого она так часто встречала на миниатюрах и гобеленах, был совсем не тем существом, которое они, если повезет, увидят сегодня. И средневековые, и древние изображения — по крайней мере европейские — имели лишь одну общую черту: спиральный рог, растущий из середины лба; в остальном сходства было мало. Розе случалось видеть миниатюры, на которых единорог больше всего напоминал козла; на других он походил на антилопу или лошадь, а иногда даже — на гибрид коровы и коня. Рог его изображался то золотым, то снежно-белым, то трехцветным: черным у основания, красным посередине и белым на конце. Все это никак не совпадало с китайскими рисунками, на которых» кирин» больше всего напоминал дракона.

Как сообщил Розе Камерон, единорог был духом пятой стихии — стихии Духа, и являлся физическим (если можно так назвать духа) воплощением знания, чистоты и мудрости. Иногда он являлся в том виде, в каком его запечатлели средневековые художники, иногда — как мальчик или девочка в белых одеждах, как пылающий куст, как чистый яркий свет, как сияющая чаша или как белая птица. Единорог был ускользающим и пугливым, но удивительно готовым к сотрудничеству, если соблюсти должный ритуал.

Сферу Духа населяли многие существа; единороги были лишь одними из них, однако самыми снисходительными. В отличие от духов остальных четырех стихий их нельзя было принудить; они только иногда откликались на просьбы. Если единорог вообще снисходил до того, чтобы явиться, он открывал лишь то, что хотел открыть. В этом, возможно, таилась одна из причин того, что маги не полагались на заклинание, призывающее единорога, как на надежный способ пополнить свои знания. Большинство Повелителей стихий предпочитали не иметь дела с духами, над которыми они не имели власти. Явление единорога не было похоже на приобретение справочника в книжной лавке; скорее оно напоминало посещение вашего дома почетным гостем, с уст которого, как вы могли надеяться, упали бы перлы мудрости.

«Поразительно, что Ясон дошел до того, чтобы просить кого-то о милости! Он ведь, пожалуй, самый высокомерный представитель мужского пола, каких я только встречала!»

За последние недели Роза многое узнала о Ясоне Камероне; одним из первых среди ее открытий было то, что гордость — его главный грех и причина его несчастья. В момент полного упадка сил Ясон был готов в этом признаться, но гордился даже самим подобным грехом. Впрочем, Роза находила его таким же умным и широко образованным, как раньше сочла на основании бесед через переговорную трубку, и считала, что гордость его в значительной мере оправданна: ему многого удалось достичь.

«Если бы я сделала со своей жизнью то же, что и он, я тоже, наверное, стала бы высокомерной. Он обладает огромной властью, как магической, так и финансовой; люди склоняются перед ним. Поэтому-то я, должно быть, его и развлекаю: я не смотрю на него снизу вверх. Для него такое внове. Интересно, что он сказал бы, если бы узнал, что я его жалею? Должно быть, лишился бы языка!»

Однако за последние недели Роза многое узнала и о себе. Она никогда больше не позволит себе пасть в духовном отношении так низко, чтобы думать о самоубийстве. Во-первых, это полная чепуха, рожденная жалостью к себе. Во-вторых, на примере Камерона она увидела, как много можно достичь, просто отказавшись признать поражение: нужно только идти вперед и добиваться своей цели. Дерзость часто приносит победу; самоуничижение — почти никогда.

Роза очень много времени проводила теперь с Камероном. Поль Дюмон уехал, чтобы занять пост агента в Окленде, за неделю до Рождества. Роза не сожалела о его отъезде, хотя секретарь вел себя с ней необыкновенно любезно и предупредительно. Он продолжал прозрачно намекать на то, что Камерону нельзя доверять, используя реальные факты для подкрепления обвинений, которые, как догадывалась девушка, были чистой воды измышлениями. Все это заставляло ее чувствовать себя очень неуютно; в конце концов Роза нашла, что проще притвориться, будто она с ним согласна: тогда Дюмон оставлял ее в покое. Она пообещала Дюмону как раз накануне его отъезда, что в следующий раз, оказавшись в городе, непременно поговорит с одним из его «друзей», хоть и не собиралась выполнять это обещание. После того как Поль Дюмон уехал, Розе больше не нужно было скрывать своего тесного сотрудничества с Камероном; то время и силы, которые раньше тратились на поддержание видимости, теперь можно было посвятить исследованиям и работе. Роза так усердно занялась тем и другим, что покидала дом лишь для того, чтобы дважды в день повидаться с Закатом: иначе несчастный конь начинал грустить.

64
{"b":"18220","o":1}