ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ясон! — вскрикнула она, преодолевая резкую боль в подбородке и вслепую пытаясь повернуться туда, где, как ей казалось, должен был находиться Камерон. — Не надо! Оставьте меня! Он хочет использовать меня как приманку в ловушке!

— Я это прекрасно знаю, Роза.

Девушка ничего не могла рассмотреть отчетливо, но Камерон был не один; рядом с ним высилась огромная светящаяся фигура, а вокруг сновали маленькие огненные существа. Саламандры — но что еще?

— Вы явились вооруженным, как я вижу. — К Белтайру снова вернулось хладнокровие. Он по-прежнему был так близко к Розе, что при желании мог ее схватить прежде, чем Ясон успел бы вмешаться. — Огненная Кобылица! Вы превратили одну из ваших саламандр в Огненную Кобылицу? Ясон, это вам дорого обойдется. Слишком дорого, пожалуй!

— Уходите, Белтайр, нам с вами не обязательно сражаться, — бросил Камерон. — Дюмона я уже вывел из игры. У вас теперь нет подмастерья, из которого вы могли бы высасывать силы.

Белтайр усмехнулся:

— Тем легче мне будет разделаться с вами. Убийство Дюмона, да и создание Огненной Кобылицы должны были потребовать от вас много сил. Уж не из-за Дюмона ли ваш увядший цветочек сбежал в город? Я так и рассчитывал: действия Дюмона должны были привести к нужным мне событиям.

Он сделал шаг к Розе. В густом дыму, без очков, девушка не видела, куда можно от него скрыться.

— Существует альтернатива, Ясон, — продолжал Белтайр пронзительным голосом. — Если вы поддадитесь ярости, которая кипит в вас, вы лишитесь помощи Огненной Кобылицы и своих саламандр и к тому же навсегда останетесь в своем достаточно непривлекательном виде, однако, возможно, сумеете убить меня прежде, чем я разделаюсь с вашим синим чулком. — Он сделал еще один шаг к Розе. — Если же нет, я, пожалуй, прикончу вас или ее, а то и обоих. Скорее всего так оно и будет. Роза зажмурилась и затаила дыхание. Она чувствовала, как отчаянно Ясон борется со слепой яростью.

— Вы блефуете, — прорычал он, когда Белтайр сделал еще один шаг.

— Ничего подобного. Я специально побывал дома прошлой ночью, чтобы взять этот любопытный манускрипт. — Роза услышала шелест пергаментных страниц. Белтайр многозначительно кашлянул.

«Продолжай, продолжай болтать, негодяй! — думала Роза, лихорадочно стараясь направить свой разум по нужному пути; сейчас ей не могли помочь обычные ритуалы, а боль во всем теле мешала сосредоточиться. — Дай мне время!»

— Здесь вполне определенно говорится, что каждый раз, когда вы впадаете в ярость и проливаете кровь, вы все крепче срастаетесь с сущностью волка. Чем сильнее гнев, тем нерасторжимые связь. — Белтайр усмехнулся. — Более того, если пролитая вами кровь — человеческая, вы, так сказать, забили гвозди в крышку собственного гроба. Очень возможно, что даже симпатичное заклинание, которое здесь приводится, не сможет вернуть вам человеческий облик.

Роза услышала скрежет когтей по камню, но Камерон промолчал.

— Так что же, Камерон? — издевательски протянул Белтайр. — Подожмете хвост и уползете, оставив мне свою сучку? Я буду бить ее до тех пор, пока она не покорится или не умрет. А может быть, сразитесь со мной как маг с магом и попытаетесь спасти ее и отобрать у меня заодно этот манускрипт, хоть и знаете, что я сильнее? Или дадите волю ярости и растерзаете меня? — Белтайр расхохотался. — Вы же понимаете, что последний выбор — единственный шанс для вас спасти и свою, и ее жизнь. При этом вы даже, возможно, завладеете манускриптом.

Роза услышала рычание Камерона… Но теперь она была уже готова. Она широко открыла глаза — хоть и мало что при этом увидела — и раскинула руки, призывая на помощь магию Воздуха. Она щедро выплеснула свою духовную силу. Она не ожидала, что ее сразу охватит такое изнеможение… Но, может быть, раз ее договор с сильфами не основан на принуждении, на помощь ей явится не только знакомый дух, но и кто-то из его родичей, привлеченный отданной ею энергией?

В тот же момент на ее призыв явилась не пара-тройка сильфов, а целая армия. Они вились вокруг, как рой разъяренных пчел; Роза не могла понять, что вызвало такой гнев духов Воздуха.

— Помогите ему! — крикнула Роза, вслепую указывая на Ясона.

Она не смогла бы описать звуки, которые раздались в ответ: в них было и ликование, и холодная издевательская насмешка, и боевой клич. Роза почувствовала, что сильфы только ждали ее приказа, который позволил бы им пересечь границу, отделяющую их владения от реального мира. Теперь она поняла: когда-то в прошлом Белтайр совершил нечто, вызвавшее гнев детей Воздуха. Роза поежилась, ощутив их бездушную жажду мести.

«Воздух питает Огонь…» Ясон словно ждал именно этого момента. Как только появились сильфы, он выпустил всех своих саламандр, и духи двух стихий закружились вокруг Белтайра. Тот выругался от неожиданности и призвал себе на защиту собственных саламандр.

Слишком поздно!

«Воздух питает Огонь».

Сильфы вихрем носились вокруг Белтайра, втягивая в это миниатюрное торнадо саламандр Ясона и раздувая их пламя. Белтайр оказался окружен огненным коконом; хотя подвластные ему многочисленные духи Огня и пытались его защитить, без помощи сильфов они не имели для этого достаточно сил. Власть над огнем какое-то время давала Белтайру возможность сопротивляться, но длилось это недолго. Духи Воздуха питали своей яростью немногих саламандр Камерона и его Огненную Кобылицу, сделав их во сто крат сильнее. Крики Белтайра превратились в хрип: сильфы задушили его, лишив воздуха.

Роза зажала уши и зажмурилась, когда Белтайр вскрикнул в последний раз.

Камерон помог Розе подняться. Она без сил привалилась к нему; маг сразу понял, как безрассудно тратила Роза энергию в сражении: она не упала бы в его объятия, если бы могла держаться на ногах.

Одной рукой поддерживая девушку, Камерон протянул другую, и его любимая саламандра, та самая, которая пожелала превратиться в Огненную Кобылицу, подала ему Розины очки. Камерон осторожно надел их ей. Роза наконец смогла поднять руку, чтобы поправить дужки, и взглянула на Ясона. На ее щеке образовывался огромный лиловый синяк.

— Ох, Ясон… — Роза помотала головой. — Я… Он и в самом деле…

— Да, — мрачно ответил Камерон. — К несчастью, с ним вместе погиб и манускрипт.

— Какая разница! — взволнованно воскликнула Роза, вцепившись в него так крепко, словно хотела никогда не выпускать.

Камерон сделал глубокий вдох и в свою очередь оперся о стену полуразрушенного здания.

— Я не умею объясняться в любви… — начал он.

— Я тоже, — перебила его Роза.

— Тогда я сделаю это за вас обоих, — произнес усталый старческий голос. Из клубов дыма, хромая, появился господин Пао; его поддерживал молодой китаец с лицом, изуродованным старыми ожогами. — Вы влюблены в Розу, она — в вас. Вы подходите друг другу, и все у вас будет хорошо. К несчастью, из-за смерти этого жалкого Белтайра его саламандры остались без хозяина, и теперь их ярость обрушится на разрушенный город. Никто из нас ничего с этим поделать не может; остается только бежать.

— Ах вы шарлатан! — рявкнул Камерон — точнее, попытался рявкнуть. Только теперь он обнаружил, что сил ему хватает лишь на хриплый шепот. — Где вы были, когда мы больше всего в вас нуждались?

Потом он внимательнее присмотрелся к Пао и понял, что тот столь же измотан, как и они; старик слишком устал, чтобы ответить.

— Господин Пао сдерживал драконов, иначе они так трясли бы землю, что не осталось бы ни одного целого строения от Лос-Анджелеса до Портленда, Повелитель Огня, — сказал незнакомый китаец и поклонился. — Прости меня, Повелитель Огня. Я не назвался: я Хо, Повелитель орлов.

— Повелитель Воздуха! — выдохнула Роза, выпрямившись. Камерон отпустил ее, и девушка поклонилась Хо. — Это из-за вас сильфы… орлы так ненавидели Белтайра?

Господин Хо только снова поклонился.

— Прошу вас… Мы все можем обсудить в доме Повелителя Огня — там безопаснее. Посмотрите! — Он показал куда-то за спину Камерона. Тот обернулся и увидел языки пламени, подбирающиеся как раз к тому полуразрушенному дому, около которого они нашли убежище. Камерон вздрогнул: он думал, что все усиливающийся жар — следствие сражения саламандр с сильфами, а вовсе не пожара.

86
{"b":"18220","o":1}