ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, должна согласиться, — впервые вступила в спор леди Вайрист. — Подозреваю, что ваши рыбаки похожи на моих крепковеров: как может подтвердить Герольд Тэлия, у воспитанных в Приграничье детей редко есть время для детских забав.

— Тем больше вероятность, что они убегут, — настаивал Хирон.

— Нет, раз они видели, как целые семьи были сожжены теми самыми пиратами, которых им положено высматривать, — сказала Мирим. — Я служила в тех местах. Я положилась бы на благоразумие любого из тамошних «детей» скорее, чем на благоразумие некоторых седобородых вельмож, которых я могла бы назвать.

— Хорошо сказано, леди! — одобрила Кестер, затем перевела острый взгляд на лорда-маршала. — И вот еще что, старый ты боевой пес — ты можешь уговорить своих солдат взять да помочь иногда в честной работе…

— А именно? — лорд-маршал едва не улыбнулся.

— Во всяких сухопутных делах: сушить рыбу и губки, чинить сети и удочки, конопатить, солить, готовить лодочные сараи к зиме.

— Можно попробовать; а что вы предложите взамен?

— Жалованье, как в военное время: если моих людей освободят от сухопутной работы и они будут знать, что их близкие на берегу в безопасности, мы могли бы сами выплачивать дополнительное вознаграждение солдатам и все равно остались бы в выигрыше.

— Если все тщательно сформулировать, думаю, получится.

— Тогда решено. Что скажете вы, Кэтан, Гилдас?

Они с радостью согласились. На этой оптимистической ноте заседание Совета и завершилось. Селенэй и Тэлия одновременно встали и первыми вышли из зала; Кирилл шел на шаг позади них.

— А ты многому научилась, верно? — сказал Кирилл на ухо Тэлии.

— Я?

— Да, ты; и не разыгрывай невинность. — Элкарт присоединился к своему коллеге; они стояли одетой в белое группкой за дверью Зала Совета в ожидании, когда Селенэй закончит совещаться с сенешалем по поводу повестки дня послеполуденных аудиенций. Декан Коллегии отбросил с глаз прядь седых волос и улыбнулся. — Умно придумано — привлечь на свою сторону лордов Приграничья.

— То был единственный способ достичь компромисса. Кэтан и Гилдас согласились бы на что угодно, лишь бы сберечь деньги. С ними двумя и Приграничниками у нас получилось большинство, и все только выгадали, — улыбнулась в ответ Тэлия. — В действительности вопрос был только в том, чтобы воззвать к гордости Приграничников: мы гордимся тем, какие мы крутые, даже в детстве.

— Прелестно. Правда, прелестно. — К ним присоединилась Селенэй. — Ты многому научилась, улаживая ссоры упрямых Приграничников в своем секторе! А теперь скажи мне вот что: что бы ты делала, если б не набралась знаний о рыбаках от Керен, Терека и Шерил? Молчала бы, как рыба?

— Не думаю, во всяком случае, после того, как стало ясно, что они никогда не придут к соглашению. — Тэлия с минуту подумала. — Полагаю… если бы никто из вас меня не опередил… предложила бы прерваться до тех пор, пока не разыщем знатока обычаев и жизни людей тамошних мест, предпочтительно Герольда, который несколько раз объезжал их сектор.

— Отлично — именно это я и собиралась предложить, когда ты заговорила; мы начинаем думать, как одна команда. Сейчас у меня деловой полдник с Кириллом и сенешалем. Ты мне на нем не нужна, так что можешь пойти что-нибудь перекусить в Коллегии. В час у меня официальные аудиенции, и тебе придется присутствовать. Они продлятся часа три; затем ты свободна до семи, когда состоится придворный обед. После обеда ты опять свободна, если ничего не случится.

— Но Альберих ждет тебя в четыре… — Элкарт усмехнулся, когда Тэлия застонала, — … а Деван — в пять. Добро пожаловать домой, Тэлия!

— Что ж, — сказала она со вздохом, — Думаю, все лучше, чем разгребать снег. Но я никогда не думала, что так скоро соскучусь по полевой службе!

— Уже скучаешь по полевой службе?

Тэлия обернулась и увидела стоявшего у нее за спиной с нахальной ухмылкой на лице Криса.

— А мне казалось, ты говорила, что никогда по ней не соскучишься!

Тэлия ухмыльнулась в ответ.

— Я лгала.

— Не может быть! — Крис прикинулся потрясенным. — Ну, как заседание Совета?

Тэлия хотела все ему рассказать… и тут внезапно вспомнила, кто он… кто его дядя. Все, что она ему расскажет, скорее всего дойдет до Орталлена, а Крис, бесхитростно перескажет дядюшке все, даже не догадываясь, что тем самым дает ему в руки оружие против Тэлии.

— О… ничего особенного, — сказала она нехотя. — Помолвка откладывается до тех пор, пока Элспет не закончит учебу. Слушай, Крис, извини, но у меня сейчас мало времени. Потом расскажу, ладно?

И убежала прежде, чем он успел спросить что-нибудь еще.

Полдник представлял собой несколько кусков, наскоро проглоченных на бегу между дворцом и комнатой Тэлии: приемы требовали несколько более официальной формы одежды, чем та, в которой она присутствовала на заседании Совета.

Тэлии удалось умыться, переодеться и вернуться вовремя, чтобы обсудить с сенешалем назначенные аудиенции. Тэлии предстояло играть на них, кроме прочего, роль телохранителя, хотя в ее обязанности входила оценка эмоционального состояния тех, кто представал перед королевой, и сообщение ей любых казавшихся своевременными сведений.

Длинная и узкая зала для приемов была сложена из того же серого гранита и отделана той же темной древесиной, что и вся остальная старая часть дворца. Трон Селенэй стоял на возвышении в дальнем ее конце.

На стене позади трона был высечен королевский герб; занавеси, за которыми могли бы спрятаться убийцы, отсутствовали. Личный Герольд Королевы все время находился позади трона справа от королевы, откуда Селенэй могла слышать малейший шепот. Просителям приходилось пересекать всю длинную залу, давая Тэлии предостаточно времени, чтобы «прочесть» их эмоциональное состояние, если она сочтет нужным.

Аудиенции оказались совершенно неинтересными, просители — разными, от мелкого арендатора, испрашивающего разрешения построить на своем участке Дом Гильдии Красильщиков, до двоих дворян, вызвавших друг друга на поединок и теперь отчаянно ищущих возможности выйти из положения, не потеряв лицо. Ни разу Тэлия не сочла ситуацию настолько серьезной, чтобы потребовалось «читать» кого-либо из челобитчиков.

Когда прием окончился, Тэлия бегом кинулась обратно к себе, чтобы переодеться во что-нибудь старое и поношенное для тренировки во владении оружием под руководством Альбериха.

Когда она вошла в зал, ей показалось, что она вернулась в прошлое: ничего не изменилось — ни обшарпанные скамьи без спинок вдоль стен, ни разбросанное по и под скамьями снаряжение и полотенца, ни свет, льющийся из окон. Даже Альберих не изменился ни на волос: на нем по-прежнему был все тот же старый кожаный наряд — или настолько похожий, что вполне мог сойти за прежний. Иссеченное шрамами лицо учителя боевых искусств, как всегда, казалось таким же неулыбчивым, как стены дворца; в длинных черных волосах виднелось не больше и не меньше седины, чем в последний раз, когда Тэлия его видела.

Элспет уже находилась здесь, вовсю сражаясь с Джери под придирчивым оком Альбериха. Тэлия затаила дыхание от удивления: Элспет (по крайней мере, на ее взгляд) не уступала Джери. Молодая преподавательница боевых искусств выкладывалась без остатка, но не раз спасалась от «смерти» только тем, что яростно изгибалась, уклоняясь от удара деревянного клинка. Обе были мокрыми от пота, когда Альберих наконец остановил бой.

— Молодцы, девочки, обе, — сказал он, кивнув головой. Элспет и Джери, вытирая лица полотенцами, начали медленно кругами прохаживаться по залу, чтобы остывать постепенно и избежать скованности мышц.

— Джери, тебе нужно как следует поработать над защитой: работа со студентами тебя разболтала. Элспет, если бы ты и так не была гораздо более загружена, чем положено студентке, я назначил бы тебя помощницей Джери.

Элспет вскинула голову, и Тэлия увидела, как она зарделась от похвалы; глаза девочки загорелись.

13
{"b":"18221","o":1}