ЛитМир - Электронная Библиотека

В ее отношениях с Крисом тоже появилось много проблем.

— Господи, Тэлия, — простонал Крис, откидываясь на спинку стула, — он всего лишь делает то, что считает своим долгом!

Тэлия медленно сосчитала до десяти, сосчитала библиотечные полки, затем сосчитала кольца в сучке на поверхности стола, за которым сидела.

— Он утверждал, что я слишком горячусь, в тот самый момент, когда леди Кестер во всю глотку обзывала Хирона надутым безголовым индюком!

— Ну…

— Крис, он, зараза его возьми, говорит одно и то же на каждом заседании Совета, и по меньшей мере трижды за заседание! Всякий раз, когда кажется, что другие советники начинают прислушиваться к моим словам, он заводит ту же волынку! — Тэлия оттолкнула стул от стола и принялась беспокойно расхаживать взад-вперед по пустой Библиотеке. Нынешнее заседание выдалось особенно тяжелым, и мышцы ее шеи казались натянутыми, как канаты подвесного моста.

— Я просто не вижу совершенно ничего дурного в поведении дяди…

— Проклятье, Крис…

— Тэлия, он стар, ему поздно меняться — а ты для него пугающе молода и можешь узурпировать его должность! Имей же жалость, он всего лишь человек!

— А я что же? — Тэлия изо всех сил старалась не кричать, но от препирательства у нее болела голова. — Мне что, должно нравиться то, что он делает?

— Да ничего он не делает! — Крис насупился, словно у него тоже разыгралась головная боль. — Откровенно говоря, я думаю, что тебе мерещатся оскорбления и опасность там, где их нет.

Тэлия круто повернулась и уставилась на него, сжав губы и стиснув кулаки.

— В таком случае, — ответила она, дюжину раз вдохнув и выдохнув пахнущий пылью воздух, — возможно, мне следует забрать свои глупые фантазии и удалиться с ними куда-нибудь в другое место.

— Но…

Она снова повернулась, почти бегом вышла из Библиотеки и стала спускаться по лестнице. Крис что-то расстроено кричал ей вслед.

Тэлия пропустила его оклики мимо ушей и не остановилась.

Так что теперь они с Крисом почти не разговаривали. А Тэлии не хватало близости, которая существовала между ними, того, как они когда-то поверяли друг другу самые большие секреты.

По правде говоря, этого ей не хватало больше, чем физической стороны их отношений — хотя теперь, когда она отвыкла блюсти целомудрие, Тэлии не хватало и ее…

А еще существовали ее отношения — точнее, их отсутствие — с Дирком.

Он все время бросался из одной крайности в другую: то, казалось, исполнялся решимости остаться с ней где-нибудь наедине, то избегал даже находиться в одной комнате с Тэлией. День-два маячил поблизости, куда бы она ни пошла, а потом так же внезапно исчезал, только затем, чтобы через несколько дней объявиться снова. То, казалось, вознамеривался впихнуть Криса в ее объятия, то с таким же жаром старался и близко не подпускать к ней Криса…

Когда Тэлия увидела свою неуловимую дичь, Дирк стоял, опершись об ограду, окружающую Спутниково Поле, и, ссутулясь, глядел куда-то вдаль. Как ни странно, дождя не было, хотя тусклое и беспросветно серое небо грозило моросью в любую минуту.

— Дирк!

Он подскочил, крутнулся на месте и уставился на Тэлию широко открытыми испуганными глазами.

— Ч-что ты тут делаешь? — как-то нелюбезно спросил он, прижимаясь спиной к ограде, словно только она и удерживала его от того, чтобы обратиться в бегство.

— Вероятно, то же, что и ты, — ответила Тэлия, заставляя себя не огрызнуться. — Ищу своего Спутника и, возможно, кого-нибудь, с кем можно вместе покататься.

— В таком случае, разве тебе не следует поискать Криса? — спросил Дирк с таким перекошенным лицом, словно проглотил что-то на редкость противное.

Тэлия не нашлась что сказать и предпочла промолчать. Вместо ответа она сама подошла к ограде, поставила обутую в сапог ногу на нижнюю перекладину и сложила руки на верхней, подражая позе, в которой стоял Дирк, когда она его заметила.

— Тэлия… — Дирк сделал шаг в ее сторону — она слышала, как чавкнула под его сапогом мокрая трава — потом остановился. — Я… Крис… он мой очень дорогой друг. Больше, чем друг. Я…

Тэлия ждала, когда он скажет, что у него на душе, надеясь, что уж на сей-то раз он договорит до конца. Может быть, если она не будет смотреть на него, ему это удастся.

— Да? — подтолкнула она Дирка, когда молчание затянулось настолько, что Тэлия даже заподозрила, что он уже улизнул. Она повернулась и встретила беспомощный взгляд его синих-пресиних глаз прежде, чем Дирк успел торопливо их отвести.

— Я… Мне надо идти… — выдохнул он и сбежал. Тэлия готова была завизжать от досады. Вот уже четвертый раз Дирк разыгрывал этот фокус — начинал что-то говорить, а потом убегал. А поскольку Тэлия с Крисом находились в раздрае, ей не очень-то хотелось обращаться за помощью к Крису. Кроме того, после той последней размолвки они почти не виделись.

С сердитым вздохом она мысленно позвала Ролана. Им обоим требовалось поразмяться… и он, по крайней мере, сможет выслушать ее с сочувствием.

Крис намеренно избегал Тэлии.

Сразу после того, как он вернулся, его дядюшка выкроил время, чтобы по-родственному поприветствовать его — как и следовало ожидать. Но в последнее время Орталлен, казалось, прилагал все усилия, чтобы два-три раза в неделю поговорить с племянником, и как-то так получалось, что разговор всякий раз сворачивал на Тэлию.

Причем не случайно. Крис мог бы голову дать на отсечение.

И приятными их разговоры не были, хоть и казались поверхностными. У Криса начинало складываться впечатление, что Орталлен что-то выведывает — быть может, о слабостях Личного Герольда Королевы. И уж конечно, когда бы он, Крис, ни говорил о Тэлии что-нибудь похвальное, его дядюшка непременно вставлял «да, но, безусловно…» каким-то странным доверительным тоном.

Вот как в последний раз.

Он возвращался с консультации у Элкарта об одном из своих новеньких учеников-Дальновидцев, когда его «случайно» перехватил Орталлен.

— Племянник! — приветствовал его Орталлен, — У меня весточка от твоего брата…

— Что-нибудь случилось? — с беспокойством спросил Крис. Владения их семьи находились в центре самого сильного за целое поколение наводнения. — Я нужен ему дома? Я освобожусь через несколько недель…

— Нет-нет; дела далеко не блестящи, но пока ничего неотложного. Мелкие арендаторы потеряли в общей сложности десятую часть полей; конечно, кому-то пришлось хуже, чем другим. Скота пало столько, что весенний приплод едва покроет убыль… да, и еще твой брат лишился одного из своих жеребцов Шинаинской породы.

— Проклятье, он нескоро найдет другого. Посторонняя помощь не требуется?

— Пока нет. В хранилищах достаточно зерна, чтобы компенсировать потери. Но твой брат хотел, чтобы ты точно знал, как обстоят дела, и не волновался.

— Спасибо, дядя. Я признателен вам за то, что вы нашли время передать мне известие.

— А твоя юная протеже осваивается, как ты думаешь? — ровным голосом спросил затем Орталлен. — Учитывая все чрезвычайные происшествия, что случились за последнее время, я иногда спрашиваю себя, не свалилось ли на ее плечи больше, чем ей под силу.

— Гавани, дядя, меня о Тэлии следует спрашивать в последнюю очередь, — несколько нетерпеливо сказал Крис. — Я ее теперь почти не вижу. У нас у обоих есть обязанности, так что наши дорожки сейчас редко пересекаются.

— Вот как? У меня почему-то было впечатление, что вы, Герольды, всегда знаете, что происходит в жизни друг друга.

Крис просто не нашелся, что ответить — во всяком случае, вежливо.

— Я спросил только потому, что мне показалось, что она выглядит немного переутомленной, и мне подумалось, что она, может быть, что-то говорила тебе, — продолжал Орталлен, впиваясь холодными глазами в лицо Криса. — Ей выпало тяжкое бремя ответственности для столь юного существа.

15
{"b":"18221","o":1}