ЛитМир - Электронная Библиотека

И хорошо, поскольку Селенэй нуждалась в ней все больше. Стоило преодолеть один кризис, как, словно ядовитый сорняк, вырастал другой, и силы королевы постепенно таяли. А когда некоторые ее решения оказались неудачными — что в конце концов случилось — Тэлия обнаружила, что вынуждена напрячь весь свой Дар и здравый смысл, чтобы выдержать.

Перед членами Совета стоял мокрый до нитки, забрызганный грязью гонец от Герольда Патриса: когда Страж, дежуривший у дверей, узнал, что за весть он доставил, то прервал заседание и сам ввел прибывшего в зал.

— Ваше величество, — сказал гонец с каменным лицом, что чрезвычайно встревожило Тэлию, — Герольд Патрис шлет вам донесение и сообщает, что разбойников больше не существует.

Он протянул королеве запечатанную сумку с донесением под радостные крики и взаимные поздравления членов Совета. Лишь королева, Кирилл и Тэлия не присоединились к общему ликованию. Что-то в лице гонца говорило, что он сообщил далеко не все.

Селенэй развернула донесение и пробежала его глазами; по мере того, как она читала, кровь все больше отливала от ее лица.

— Богиня… — лист пергамента выскользнул из помертвевших пальцев королевы, Тэлия подхватила его. Селенэй закрыла лицо дрожащими руками, и радостный гомон за столом Совета стих, сменившись гробовой тишиной.

Советники не сводили глаз со своей повелительницы и столь же бледного Личного Герольда Королевы, пока Тэлия срывающимся голосом читала угрюмые слова донесения.

«Мы стерли бандитов с лица земли, но к тому времени, когда мы заставили их принять бой, ярость Стражи достигла предела. Мы зажали врага в его собственном лагере — долине у подножия Косматого Пика. Тогда-то разбойники и совершили ошибку, убив нашего парламентера. Увидев это, Стража объявила: пощады не будет. Воины обезумели — только так я могу описать дальнейшее. Из разумных людей они превратились в кровожадных берсерков. Возможно, причина в том, что Стражи слишком долго гонялись за призраками, возможно, в отвратительной погоде — не знаю. Началась чудовищная резня. Никакие уговоры и приказы не могли их остановить: Стражи бросились на лагерь и перебили разбойников всех до последнего.»

Тэлия сделала глубокий вдох и продолжала: «В лагере находились не только разбойники. Воины истребили все живое в их логове, будь то мужчина, женщина или животное. Но, хоть это и ужасно, это еще не самое страшное. Среди убитых…»

Голос Тэлии прервался.

Кирилл взял у нее донесение и хриплым полушепотом дочитал:

«… среди убитых оказались те самые дети, которых мы надеялись спасти. Все… все они погибли. Разбойники убили их, когда стало очевидно, что Стража не пощадит никого».

Советники сидели в немом оцепенении, а Селенэй плакала, не стыдясь слез.

Королева винила себя в том, что не заменила отряды Стражи более свежими частями или не послала кого-то, кто смог бы справиться с вымотавшимися людьми, в каком бы напряжении ни находились войска.

Убийство детей оказалось не единственной, хотя и главной трагедией. Резня навсегда уничтожила возможность получить важные сведения: кто являлся главарем банды и действительно ли разбойники действовали по указке из-за границы.

Прошло несколько дней, прежде чем Селенэй стала снова хоть немного похожа на саму себя.

Что касается Тэлии, единственным облегчением явилось то, что Орталлен проявил некоторое благоразумие и стал чуть менее рьяно ратовать за предоставление местам большей самостоятельности; и вовремя, поскольку вскоре, как и ожидалось, начались нападения пиратов на земли леди Кестер, налеты на прибрежные деревни, и потребовалось перебросить на запад обещанные силы. Но прежде, чем войска успели достигнуть места дислокации, серьезно пострадал Герольд Нэтен, руководивший рыбаками во время отражения набега работорговцев.

И это событие, как по волшебству, открыло путь новым невзгодам.

Нэтен сам предстал перед Советом, хотя Целители и возражали, настаивая, что он еще недостаточно окреп. Нэтен оказался не старым, но и не молодым уже человеком с острыми чертами лица, темноволосым и темноглазым — совершенно непримечательная наружность, если не считать сквозившего в его взгляде напряжения и злости, которая поддерживала его тогда, когда сил уже не оставалось. Нэтен сидел, а не стоял, как полагалось, лицом к Совету. На нем белело несколько повязок, одна рука была прибинтована к телу, и он был все еще настолько слаб, что мог говорить только полушепотом.

— Дамы, господа… — он закашлялся, — я не осмелился доверить такие сведения постороннему. Гонца можно перехватить, документы — похитить…

— Господин Герольд, — ровным голосом сказал Гартезер, — Думаю, вы, вероятно, преувеличиваете угрозу. Ваши раны…

— Не могли вызвать у меня слуховые галлюцинации, — отрезал Нэтен: злость придала ему сил. — Советники, мы захватили пленного, и я сам допросил его, наложив Заклятье Правды, до того, как был ранен. Пираты служат тем самым работорговцам, которых мы считали уничтоженными!

— Что?! — ахнула леди Кэтан, привстав и снова падая в кресло.

— И это еще не самое плохое. Работорговцы действуют не одни. У меня на руках признание пленного и письменные доказательства того, что им пособничали лорд Джоффери из Шлемного Уклона, лорд Нестор из Купелицы, лорд Тэвис из Бренгарда, а также члены Купеческой Гильдии Остен Деверал, Джерард Камнебоец, Петар Кольчужник и Игэн Хорстфел.

Договорив, Нэтен бессильно откинулся на спинку кресла; его глаза все еще горели сдерживаемой яростью. Совет взорвался шквалом обвинений и контробвинений.

— Как такое могло случиться без вашего ведома, Кэтан? — вопросил Гартезер. — Клянусь богами, я начинаю задумываться, насколько усердно вы искореняли эту заразу в прошлый раз…

— Вы были одним из тех, кто с пеной у рта обвинял меня в прошлый раз, — язвительно усмехнулась Кэтан, — но, помнится, именно вы настояли на том, чтобы я сделала всю грязную работу, Мне не разорваться; я не могу быть повсюду одновременно.

— Но, Кэтан, я действительно не понимаю, как подобное могло произойти без вашего ведома, — возразил Хирон. — Первые четверо названных — фигуры первой величины.

— А остальные трое — подданные Кестер, — добавила Вайрист с ноткой подозрения в голосе. — Хотелось бы мне знать, как они смогли наладить цепочку работорговли под носом у Кестер.

— Мне бы тоже этого хотелось, — огрызнулась леди Кестер, — И, думаю, больше, чем вам.

И пошло, и поехало. Селенэй пыталась урезонить сцепившихся советников, а Тэлии пришлось попотеть, следя за тем, чтобы сохранить в течение всего заседания здравый рассудок.

Такое положение дел, конечно, означало, что у Тэлии не оставалось времени разобраться с собственными проблемами — особенно проблемой ссор между Дирком и Крисом, ее и Крисом, и ее и Дирком.

И, как будто всего этого было мало, Ролан в последнее время причинял своей Избраннице значительные трудности.

Он был вожаком в табуне Спутников, а пока Тэлия проходила стажировку, ему приходилось довольствоваться обществом Тантриса — другого жеребца. Теперь же Ролан с лихвой вознаграждал себя за вынужденное воздержание, причем партнершей, с которой он проводил время особенно часто, оказалась Диркова Ахроди.

А Тэлии приходилось разделять переживания Спутника — она не могла заблокироваться, сколько бы ни пыталась. Нет, она не винила Ролана: Ахроди была милой, привлекательной и в высшей степени пылкой партнершей — уж Тэлия-то знала: будучи Эмпатом, она воспринимала все чувства своего Спутника.

Но то, что их «свидания» происходили снова и снова, по два-три раза в неделю, в то время как у нее, Тэлии, буквально сердце кровью обливалось из-за Избранника Ахроди… чересчур уж походило на пытку. Ролан явно не представлял, какую боль причиняет своей Избраннице, а Тэлия не хотела отравить ему удовольствие, дав понять, что с ней творится.

Так что она окончательно потеряла покой по ночам: либо переживала то, что Ролан, сам того не ведая, вынуждал ее чувствовать, либо ей снилось, что она отчаянно силится сложить воедино какой-то непонятный, но очень важный предмет, который все время распадается на части.

25
{"b":"18221","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
На волне здоровья. Две лучшие книги об исцелении
Сису. Поиск источника отваги, силы и счастья по-фински
Стеклянное сердце
Замок из стекла
Роковое свидание
Квази
Лидерство без вранья. Почему не стоит верить историям успеха
Рестарт: Как прожить много жизней
Объект 217