ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Земное притяжение
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Икигай. Смысл жизни по-японски
Поцелуй тьмы
За закрытой дверью
Попрыгунчики на Рублевке
Воскресное утро. Решающий выбор
Рожденный бежать
Ухожу от тебя замуж

Следуя за капитаном, Герольды спустились обратно по лестнице. Когда они очутились на земле, капитан, видя, что ни один из гостей не выказывает признаков усталости, устроил им экскурсию по заставе, которая закончилась уже в темноте. Тэлию заинтриговали не только сигнальные вышки. Здешний пост оказался не простой пограничной заставой: здесь была постоянно расквартирована рота армии Алессандара. В свободное от патрулирования дорог для защиты от разбойников и дежурств на сигнальной вышке время солдаты (мужчины: в войсках Алессандара женщины не служили) охраняли порядок в окрестных деревнях.

Такая система составляла интересный контраст с принятой в Вальдемаре, где войска размещались в центре страны и перебрасывались в другие места лишь в случае необходимости. Но, с другой стороны, Алессандар имел гораздо более многочисленную постоянную армию.

Помимо армейской роты, к заставе были постоянно приписаны четыре Целителя — все женщины. Кроме вышки, заставу составляли еще три здания: казарма, собственно пограничная караульная, где жили Целительницы и производился таможенный досмотр и взимались пошлины с пересекающих Границу, и служебная постройка, где размещались кухня и кладовые.

— Что ж, — покорно сказал капитан, когда они закончили обход заставы, а с вышки так никто и не явился с докладом. — Похоже, на том конце не успели до темноты найти никого, кто обладал бы достаточными полномочиями, чтобы распорядиться насчет вас. Значит, придется вам заночевать здесь — если, конечно, вы не предпочтете снова пересечь Границу.

— Мы с удовольствием останемся здесь, если не слишком стесним вас, — отозвался Крис.

Капитан в нерешительности перевел взгляд с Криса на Тэлию и обратно, затем вежливо кашлянул.

— У меня не найдется для вас отдельного помещения, — объяснил он немного смущенно. — Конечно, я без труда найду для вас место в казарме, а юная барышня могла бы переночевать у Целителей, коль скоро там одни женщины. Но если вы предпочитаете не разлучаться…

— Капитан, мы с Герольдом Тэлией коллеги, и не более того, — с серьезным видом ответил Крис, но Тэлия «прочла», что его позабавило смущение капитана.

— Ваше предложение крайне великодушно, — мягко сказала Тэлия. — Мы оба привыкли к казарменным условиям; обещаю, они покажутся настоящей роскошью в сравнении с некоторыми Путевыми Приютами, где мне случалось ночевать.

Говоря о Путевых Приютах, Тэлия намеренно сказала «я» вместо «мы». Краем глаза она заметила, как Крис подмигнул ей, поздравляя с тактичностью.

— В таком случае, я провожу вас в офицерскую столовую на ужин, — ответил капитан, явно испытывая облегчение от того, что ситуация разрешилась без всякой неловкости и натянутости.

Его радость заставила Тэлию задуматься, не были ли другие гости, посещавшие заставу, гораздо менее покладисты, или же дело просто в том, что он наслушался всяких преувеличенных слухов о Герольдах.

Хотя в присутствии посторонних офицеры и вели себя немного сдержанно, в целом они оказались весьма доброжелательной публикой.

Конечно, Герольды вызывали в них страшное любопытство, и некоторые из вопросов, которые им задавали, были по-детски наивны. Если все подданные Алессандара окажутся столь же радушны и довольны жизнью, как здешние офицеры, Тэлия готова была счесть Алессандара не худшим правителем, чем Селенэй.

Крису досталась настоящая кровать, Тэлии же пришлось довольствоваться раскладной койкой в жилище Целительниц. Она ничуть не возражала. Кошмары, донимавшие ее, по ночам в течение всей поездки, настолько измотали ее, что Тэлии казалась, что она способна уснуть, лежа на куче битого щебня.

Однако на сей раз страшные сны, казалось, отступили. Возможно, сказалось успокаивающее присутствие Целительниц, спавших вокруг. В конце концов, Тэлия, в отличие от Криса, была Эмпатом. Нынешней весной случилось столько бедствий, что она вполне могла воспринимать ощущение подавленности и отчаяния, в последнее время владевшее буквально всеми. Конечно, Тэлия полагала, что укрепила щиты достаточно, чтобы блокировать любое внешнее воздействие, но ведь она пережила напряжение, которое несколько подточило ее защиту.

Или же исчезновение кошмаров объяснялось тем, что она просто выдохлась настолько, что они ее больше не тревожили. Как бы то ни было, Тэлия впервые после отъезда из Коллегии спала спокойно и утром лишь смутно помнила какие-то тревожные обрывки снов.

Глава седьмая

Конечно, будь Крис глух на оба уха, возможно, ему и удалось бы не проснуться от шума, когда возвращались ночные дозорные и вставали и выходили на дежурство дневные. Однако глух он не был, а потому решил превратить неизбежность в заслугу и встал тоже. В офицерской столовой он обнаружил заспанную Тэлию: она ждала его и предусмотрительно попросила повара подать завтрак на двоих. Капитан появился, когда они уже доедали.

— Что ж, я получил указания. Я должен снабдить вас картами, и вам следует, не дожидаясь эскорта, двигаться дальше, к столице. Перед остановкой на ночлег вам нужно отмечаться на сигнальных вышках.

— Звучит довольно просто, — ответил Крис. — Я и сам хотел двигаться дальше — не потому, что мы не ценим вашего гостеприимства, просто не хотелось бы мешать вашей службе. И то, что нам не обязательно дожидаться эскорта, тоже только к лучшему.

— Должен признаться, я тоже рад, что не придется выделять для вас сопровождение, — откровенно сказал их хозяин. — У меня маловато людей, к тому же, если хоть половина того, что я слышал о ваших Спутниках, правда, ни одной из наших лошадей нечего и надеяться двигаться с той же скоростью, что и вы.

— Что правда, то правда, — с простительной гордостью отозвался Крис. — Не родился еще такой конь, который сможет сравниться со Спутником резвостью и выносливостью.

— Хорошо. Все, что от вас требуется — держаться главной дороги, ведущей к столице — что достаточно легко — и останавливаться на ночлег в гостиницах Алессандара. Они всегда расположены на главной площади села или города, зачастую по соседству с постом Стражи, а выглядят как обычные трактиры. Единственная разница между трактиром и такой гостиницей в том, что на вывеске гостиницы изображен сноп пшеничных колосьев, увенчанный короной. Да… вы ведь говорите на нашем языке, верно?

— Свободно, — ответил Крис по-хардорнски.

— О, хорошо. Я так и думал, иначе вас бы не прислали, но как знать — а уже в нескольких верстах от Границы не найти никого, кто говорил бы по-вальдемарски.

— Что не слишком меня удивляет, — вступила в разговор Тэлия, медленно, но чисто выговаривая хардорнские слова. — Уже в нескольких верстах от нашей Границы никто, кроме Герольдов, не говорит по-хардорнски!

— Ну что ж, можете выезжать, как только будете готовы. Вот карта, — капитан вручил Крису пакет, — и желаю вам всяческой удачи.

— Спасибо, — сказал Крис. Они с Тэлией поднялись и направились к двери.

— И не забудьте, — крикнул им вдогонку капитан, когда они пошли к конюшне, — каждый вечер отмечайтесь на почтовых станциях. Столица хочет быть в курсе того, где вы находитесь.

Первый день пути прошел без происшествий. Подданные Алессандара казались столь же довольными жизнью, как и жители Вальдемара: они держались дружелюбно и выглядели цветуще, по крайне мере издали.

— Разве здесь поблизости не должно быть деревни? — спросила Тэлия около полудня.

Крис вытащил из поясной сумки карту, которую дал им капитан, и углубился в ее изучение.

— Если я ничего не перепутал… давай-ка попробуем найти кого-нибудь из местных.

Еще один поворот дороги привел их к небольшой рощице в углу огороженного поля у дороги. Под деревьями сидела группка людей, которых легко можно было принять за вальдемарских крестьян: самый пристальный взгляд не заметил бы разницы. Они степенно жевали грубый хлеб с сыром, составлявший их обед, но стояло одному заметить, что двое Герольдов направляются к ним с какой-то целью, как он встал, отряхнул крошки со штанов и пошел им навстречу.

35
{"b":"18221","o":1}