ЛитМир - Электронная Библиотека

— Могу чем помочь, господин? — спросил он так же приветливо, как разговаривал капитан.

— Я не очень разобрался в карте, — ответил Крис, — не могли бы вы подсказать, как далеко отсюда до Южного Брода?

— Версты четыре с гаком будет. Кабы не тот холм, вы бы прям отсель увидали, — осклабился крестьянин. — Хотя, конечно, не будь холма, так и спрошать бы не пришлось, а?

Крис рассмеялся вместе с ним.

— Что правда, то правда, — ответил он. — Спасибо.

— Славный малый, — заметила Тэлия, когда Крис вернулся и они бок о бок двинулись дальше. — Мог бы быть одним из наших. — Она, прищурясь, поглядела на поля, покрытые быстро поднимающимися зелеными всходами, и Крис посмотрел туда же. — И они, похоже, процветают. Пока что я ставлю Алессандару только высокие отметки.

— Да, — ответил Крис, — но ведь предполагаемый жених — не Алессандар.

— Что верно, то верно. — Тэлия очень серьезно взглянула на Криса. — И хотела бы я пореже слышать рассказы об уродах в семье…

Им полагалось останавливаться только в гостиницах — таково было предписание — поэтому, когда начало вечереть, Герольды исследовали карту в поисках ближайшего городка, где могло размещаться нужное им заведение.

Гостиницы были новшеством, введенным Алессандаром с целью обеспечения необходимых удобств тем, кто путешествовал по его королевству по делам службы. Они очень напоминали хорошие трактиры, за исключением того, что с постояльцев не брали платы. Государственным чиновникам, посланцам других королевств и священнослужителям позволялось пользоваться гостиницами без ограничений.

Сначала Герольды доложились на одном из сигнальных постов в деревушке по дороге, как их и просили. Найти пост не составило труда, поскольку его башня возвышалась над крышами всех остальных деревенских построек.

— Вы остановитесь здесь или двинетесь дальше в потемках? — спросил седой солдат-ветеран, с которым они говорили.

— Поедем, — ответила Тэлия. — Мы рассчитываем заночевать в… Лесничьей Росстани, так? — Она взглянула на Криса в поисках подтверждения.

Он сверился с картой и кивнул.

— Далече отсюда, ну да вам видней. Знать, правду бают про ваших лошадей. — Солдат одобрительно оглядел Ролана с Тантрисом. — Я сам когда-то служил в кавалерии. Но в жизни не видал коняшек справней. Вы что, с утра от самой Границы досюда отмахали?

Ролан и Тантрис не удержались и загарцевали, лучась от удовольствия под его восхищенным взглядом.

— Так точно, сударь, — с улыбкой ответил Крис.

— И не запыхались… даже не устали… только чуток размялись. Владыка Солнце, я бы не поверил, кабы не видел собственными глазами. Ну, ежели и дальше так же резво пойдете, будете в Росстанях где-нибудь через свечное деление после заката. Гостиница на главной площади, как въедете, по правую руку.

— Большое спасибо, — крикнула Тэлия, когда они развернули Спутников обратно в сторону дороги.

— Попутного ветра! — донесся ответ ветерана; пока они не скрылись из виду, он так и стоял и восхищенно смотрел им вслед.

Гостиница действительно сильно напоминала трактир: нашелся даже трактирщик. Герольдов предупреждали, что и обстановка, и пища здесь простые, но хорошего качества.

Спешившись у входа в гостиницу, Крис с Тэлией предъявили свои верительные грамоты деловитому хозяину. Тот тщательно изучил их, уделив особое внимание печатям Вальдемара и Хардорна. Затем, удостоверившись, что печати подлинные, крикнул мальчишку-конюха. Парнишка подбежал и увел Спутников, а хозяин жестом пригласил Герольдов войти.

В общей комнате оказалась жарко, дымно и людно, и Герольдом потребовалось некоторое время, чтобы отыскать для себя свободные места за гладкими, истертыми деревянными столами на козлах. Наконец Тэлия втиснулась рядом с парой путешественников в священнических одеяниях — очевидно, представителей соперничающих сект Киндаса Зажигателя Солнца и Тембора Потрясателя Земли. Они вели горячую дискуссию о недостатках своих прихожан и только кивнули Тэлии, когда она примостилась на самом краешке скамьи. Крис сел напротив нее, его соседом оказался худой, похожий на чиновника субъект с испачканными чернилами пальцами, который интересовался исключительно содержимым стоящей перед ним глиняной тарелки.

Запыхавшаяся служанка поставила перед Герольдами такие же тарелки с мясом, хлебом и тушеными овощами. Следом за ней появился мальчик, принесший поднос, на котором стояли деревянные кружки с жидковатым элем и лежали ключи от комнат.

Крис с Тэлией ели быстро: еда не заслуживала того, чтобы ее особенно смаковать, а на скамье, на которой сидела Тэлия, было так тесно, что она еле-еле удерживалась на краю, чтобы не упасть. К тому же входили все новые приезжие и с явным нетерпением ждали, когда и для них освободится местечко за столом. Немного утолив голод, Герольды забрали кружки и ключи и перешли на другую половину скупо освещенной лампой комнаты, где находился камин, вокруг которого стояли скамьи и табуреты.

Тэлия ощущала обращенные на Герольдов любопытные взгляды — не враждебные, только любопытные. Она решила, что они с Крисом единственные иностранцы среди постояльцев, поскольку никто из присутствующих не говорил по хардорнски с акцентом. Взяв табурет, Тэлия быстро села, чувствуя себя очень заметной в белой форме, которая ярко выделялась в полутемной комнате.

— Вы, должно быть, Герольды Вальдемара? — спросил тучный человек, одетый в коричневый бархат, когда Крис присел на угол скамьи.

— Вы правильно угадали, милостивый государь, — ответила Тэлия.

— Нечасто мы видим Герольдов, — пытливый взгляд незнакомца не оставлял сомнений в том, что ему очень хочется узнать, что привело их сюда.

— Еще до конца лета вы увидите их немало, — сообщила Тэлия, надеясь, что говорит достаточно дружелюбно. — Королева Селенэй собирается нанести визит вашему королю. Мы здесь, чтобы помочь все приготовить.

— Да? — откликнулся собеседник, еще более заинтересованный. — Вот как? Что же, быть может, дела, наконец, пойдут на поправку.

— А что, разве до сих пор дела шли плохо? — спросила Тэлия как можно более легким тоном. — У нас в Вальдемаре тоже хватило хлопот — наводнения, и все прочее.

— О да — наводнения и прочее, — ответил хардорнец чуть-чуть чересчур поспешно и, повернувшись к сидящим справа от него, присоединился к их беседе.

— Извиняйте, сударыня, но вы не подскажете, какие нонче цены на зерно по вашу сторону Границы? — Между Тэлией и ее предыдущим собеседником вклинился высокий худой купец, и проигнорировать его было бы откровенной грубостью. Он так забросал Тэлию вопросами, что не дал ей ни малейшей возможности задать свои. Наконец она устала от такого положения дел и дала знак Крису, что готова уйти.

Когда Крис зевнул, сослался на усталость и поднялся, чтобы удалиться в номер, Тэлия последовала за ним. Комнаты походили на монашеские кельи, тянущиеся вдоль стен: ни каминов, ни окон, хотя отдушины под потолком пропускали достаточно воздуха. Отпирая свою дверь, Крис глянул на Тэлию, вопросительно приподняв бровь; Тэлия утвердительно кивнула, показывая, что узнала кое-что интересное, и сделала знак рукой, означающий, что они поговорят об этом позже.

Даже без окна Тэлия знала, что наступил рассвет. Она не слишком удивилась, увидев, что Крис уже спустился к завтраку, опередив ее на несколько минут. Больше никто в гостинице еще даже не зашевелился. Тэлия не обратила особенного внимания на то, что ей подали — кажется, какую-то кашу, заправленную орехами и грибами. Завтрак оказался таким же безвкусным, как и ужин.

— Мальчик уже седлает, — сказал Крис с полным ртом. — Сможем выехать, как только ты будешь готова.

Тэлия запила последнюю ложку клейкой массы торопливым глотком несладкого чая.

— Я готова.

— Тогда едем.

Спутники пошли коротким галопом, и только достигнув окраины поселка, сбавили скорость.

36
{"b":"18221","o":1}