ЛитМир - Электронная Библиотека

— Раздувать патриотический пыл и разносить рассказы о том, что случилось и чего можно ждать? Ад, госпожа Элспет, как обычно, Круг в вашем распоряжении.

— И поддерживать дух народа.

— Всегда к вашим услугам…

Элспет бросила быстрый взгляд на Тэлию, которая откинулась обратно на подушки с усталым и измученным лицом.

— Если других насущных дел нет…

— Ничего срочного, — подтвердил лорд Гилдас.

— Тогда, думаю, нам лучше разойтись и позволить Целителям заняться Тэлией.

Когда советники один за другим стали выходить, в комнату проскользнул Скиф, а с ним Целитель Деван и Целительница Райни.

— Сестренка, внизу ждет Дирк… — начал Скиф. Лицо Тэлии сморщилось, и она расплакалась.

— Пожалуйста… не сейчас… я так устала…

— Послушай меня… послушай, — Скиф взял ее за руку и встал на колени возле кушетки. — Я знаю, что с тобой происходит, я понимаю! Я видел, как ты стараешься не вздрагивать и не отодвигаться, когда он до тебя дотрагивается. Я уговорил Дирка поехать домой, чтобы рассказать о тебе родителям; я еду с ним. К тому времени, как он вернется, ты снова будешь в порядке, я уверен. А сейчас соберись с мужеством и попрощайся с ним ласково, чтобы он не унывал, а?

Тэлия содрогнулась; Скиф утер ей слезы, и она расслабилась.

— Ты за этим привел Райни? Скиф издал смешок.

— Угадала. Она поставит тебе небольшой блок от душевной боли, так сказать. Давай она поработает, а я тем временем приведу Дирка.

Тэлия смогла сделать все, о чем просил Скиф, и даже больше, но, когда они с Дирком уже ушли, раскисла снова.

— Райни, я когда-нибудь смогу снова стать… цельной? Я люблю его, он нужен мне — но стоит ему коснуться меня, как я снова вижу Анкара и тех тюремщиков…

— Ну, ну, ну, — успокаивала ее Райни, словно Тэлия была на дюжину лет младше ее, а не на четыре года старше.

— Сначала все шло хорошо, но после сражения это начало возникать всякий раз, как до меня дотрагивался мужчина, а когда им оказывался Дирк, было еще хуже! Райни, я не вынесу больше, не вынесу!

— Тэлия, дружок, ну, успокойся. Да, ты поправишься, все будет в точности так, как сказал Скиф. Просто нужно Исцеление, не наружное, а внутреннее. А сейчас поспи.

— Она Исцелится? — Деван хмуро посмотрел на Райни, когда Тэлия погрузилась в Целительный транс.

— Да, — безмятежно ответила Райни. — И в основном собственными силами. Увидите.

— Молю богов, чтобы ты оказалась права.

— Я знаю, что права.

Глава двенадцатая

Скиф бегом взлетел по ступенькам башенной лестницы, хотя если бы посторонний человек полагался только на свой слух, он ни за что бы не догадался, что по лестнице кто-то идет. Скиф вернулся из поездки на Север уже несколько часов назад, и ему крайне не терпелось. «К Тэлии еще нельзя, — сказали ему. — Каждое утро ее посещают Целители, и они распорядились, чтобы ее никто не беспокоил». Ладно, но такие новости его отнюдь не успокоили, — он все равно тревожился о Тэлии. Скиф решил подняться к ней в комнату сразу после обеда; торопясь, он проглотил еду, почти не жуя, и в результате чуть не подавился. Он явно немного не рассчитал время, потому что, когда он подошел к полуоткрытой двери на верхней площадке лестницы, изнутри доносились голоса. Скиф отпрянул назад, в тень, и украдкой заглянул за угол. Из укрытия ему хорошо была видна комната. Внутри находились двое Целителей, легко узнаваемых по зеленым одеяниям; они сидели по сторонам дивана, на котором лежал кто-то в Белой форме Герольда — без сомнения, Тэлия.

У Скифа екнуло внутри, когда он разглядел, что лицо Тэлии искажено от боли, а из глаз струятся слезы, хотя она не издавала ни единого стона.

— Хватит, — произнес Целитель справа От нее, и Скиф узнал Девана. — На сегодня совершенно достаточно, Тэлия.

Ее лицо немного разгладилось, и женщина, сидевшая слева, посмотрела на нее с ласковым сочувствием и протянула платок, чтобы вытереть слезы.

— Знаешь, тебе действительно незачем так мучить себя, — сказал Деван немного сварливо. — Если бы ты позволила нам лечить тебя с нормальной скоростью, все могло бы происходить совершенно безболезненно.

— Дорогой Деван, ты прекрасно знаешь, что у меня нет времени, — мягко ответила Тэлия.

— Тогда ты должна позволить нам ставить болевой блок! И я все равно не понимаю, с чего ты взяла, что у тебя нет времени!

— Но ведь под болевым блоком я не смогла бы помогать — а если не могу я, не может и Ролан. В таком случае потребовалось бы шестеро Целителей для работы, с которой сейчас справляется один. — В ее голосе прозвучала довольная нотка.

— Тут она тебя поймала, Деван, — лукаво заметила Целительница — Мирим, представительница Круга Целителей в королевском Совете.

Деван негодующе фыркнул.

— Окаянные Герольды! Не знаю, чего ради мы вас терпим! Когда вы не в отъезде, где гробите себя, то пытаетесь принудить нас лечить вас побыстрее, чтобы вы смогли снова умчаться обратно и поскорей себя доконать!

— Ну, друг мой, если помнишь, мы с тобой познакомились, когда я попала к тебе в пациентки. Уже тогда имела место попытка избавить от меня мир, а ведь я была всего-навсего ученицей. Вряд ли можно рассчитывать, что после такого благоприятного начала традиция изменится, верно?

Целитель протянул руку и погладил Тэлию по щеке жестом, выдававшим искреннюю привязанность.

— Просто мне больно, что приходится подвергать тебя таким мучениям, милая.

Тэлия поймала его руку и задержала в своей, улыбаясь Девану. Улыбка превратила ее из просто хорошенькой девушки (невзирая на покрасневшие веки) в очаровательную.

— Мужайся, дружище. Осталось не так уж много таких дней; дальше Целительство потребуется только для сращивания костей, а его не ускоришь. — Она засмеялась. — Что же до того, почему у меня нет времени, то я не могу ответить, потому что сама не знаю. Знаю только, что это правда, такая же, как то, что у Ролана глаза синие. И потом, я тебя насквозь вижу. Пациентка я покладистая; в отличие от Керен и Дирка, в точности выполняю все, что мне велят. Поскольку на мое непослушание ты пожаловаться не можешь, тебе пришлось найти какой-нибудь другой повод побрюзжать!

Мирим усмехнулась, Деван — тоже.

— О, вы превосходно его изучили, барышня, — сказала Целительница, вставая и потягиваясь. — Ну, до завтра.

Они вышли из комнаты и прошли мимо Скифа, даже не заметив его. Но Тэлия, по-видимому, почувствовала, что за дверью кто-то есть.

— Кто бы там ни был, пожалуйста, заходите, — окликнула она. — Стоять на темной и холодной площадке слишком неуютно.

Скиф хихикнул и, широко распахнув дверь, предстал перед Тэлией, которая смотрела на него, выжидательно склонив голову на бок.

— Мне никогда не удавалось тебя провести, верно?

— Скиф! — с восторгом воскликнула она и протянула к нему обе руки. — Я не рассчитывала, что ты вернешься так скоро!

— О, ты же меня знаешь: кусок мыла, запасная смена одежды, и я готов в путь. — Скиф очень осторожно обнял ее и поцеловал в лоб, после чего уселся на пол рядом с диваном. — А раз Скиф здесь, то — учитывая, что мы ездили вместе — может ли Дирк намного отстать?

— Это ты мне ответь, — Скиф обрадовался, увидев, что глаза Тэлии загорелись тщательно сдерживаемой радостью.

— Ну так вот: нет. В смысле, не может. Он собирался задержаться там еще на денек, но, если я хоть что-нибудь понимаю, он наверстал его по дороге. Не удивлюсь, если Дирк появится уже сегодня днем. Сердечко мое, я рад видеть, что он снова стал тебе желанен.

Глаза Тэлии блеснули, и она улыбнулась.

— Значит, я тоже тебя не провела, да?

— Ничуть. Потому-то я и придумал отправить его домой, чтобы он лично рассказал все родным. Я же видел, что весь твой былой страх перед мужчинами — и даже хуже — просыпался в тебе всякий раз, когда Дирк до тебя дотрагивался, а ты пыталась не подавать виду, чтобы не обидеть его.

— Ох, Скиф, чем я заслужила такого друга, как ты? Ты прав: я чувствовала себя ужасно, так, словно разрывалась на части.

63
{"b":"18221","o":1}