ЛитМир - Электронная Библиотека

Казалось, Тэлия снова видит вещи чужими глазами — и не только видит, но и чувствует. Она ощутила жуткий страх — чужой страх — и увидела себя, как ее затягивает под толстую корку льда, покрывающего большую часть реки. И еще она увидела то, что за этим последовало.

— Вы нырнули под лед вслед за мной… — сказала она в благоговейном ужасе, — Вы же могли погибнуть!

Керен чуть не поперхнулась.

— Сети Владычицы, Ильза была права! Мне лучше следить за своими мыслями, когда я вблизи тебя, детка. Мы можем поделиться друг с другом большим, чем нам обеим бы хотелось! Чтобы сменить тему — да, раз уж ты знаешь, это было чертовски опасное дело. Нам обеим повезло, что за спиной у меня оказалась Шерил. Когда я тебя зацепила, она смогла вытащить нас обеих из-под льда. Правда, помогло то, что у меня хватило ума сорвать с седла Ильзы запасную веревку и обвязаться ей по пути к реке. Когда Шерил увидела веревку, которая тянулась за мной из-подо льда, она ухватилась за конец. Хорошо, что ей доводилось самой спасать людей, провалившихся в полыньи.

— Она тоже цела?

— О, она не такая жилистая старая змеюка, как я; она подхватила простуду. Можешь ее не жалеть: поскольку тебя мы поместили вне пределов досягаемости, остальные ученики принялись наперебой вокруг нее суетиться. Шерил — их героиня; они уложили ее в постель и безотлучно дежурили у нее в ногах и у изголовья до тех пор, пока у нее даже насморк не прошел.

— Что вы имеете в виду — поместили вне пределов досягаемости? Зачем? И зачем вы вынули меч. О чем вы умалчиваете?

Керен сокрушенно покрутила головой.

— Ты выглядишь такой наивной… невинной, беспомощной… но, даже полумертвая от сотрясения мозга и воспаления легких, ты мало что упускаешь, правда? Ах, малышка, нет смысла пытаться скрыть это от тебя. Мы тебя охраняем. Тех, кто бросил тебя в реку, поймали: в Крыле Слуг у тебя есть друзья, которые засекли их, когда они входили, перемазанные в навозе. Они клялись, что это была только «шутка» — хороша шуточка! — и все, что королева могла сделать в соответствии с законом, это прогнать их от двора и Коллегии. Формально, поскольку не нашлось никаких свидетелей, которые опровергли бы их слова, она ничего другого не могла предпринять. Ну, я лично сняла бы им головы с плеч, — Тэлия почувствовала гнев, который таился за ласковым выражением лица Керен, — или, скорее, содрала шкуры; но я не королева, а по закону она смогла сделать только это. Поскольку тебе удалось пережить их «шуточку», она не могла даже наложить на мерзавцев Заклятье Правды.

— Один из них велел мне передать от них привет Таламиру… это было перед тем, как появился Ролан, — сказала Тэлия.

Керен присвистнула, и Тэлия почувствовала, как закипает в ней негодование.

— Проклятье! Жаль, что мы не смогли рассказать Совету об этом, когда этой шайке предъявляли обвинение! Ну, да им и так никто не поверил, поэтому Ильза, Джедус и я по очереди охраняем тебя; Меро сам готовит для тебя всю еду, а Терен приносит ее сюда прямо из его рук.

— И Джедус? — Тэлия с сомнением взглянула на меч на коленях Керен.

— Не впадай в заблуждение, считая, что, раз у него не хватает ноги, то он беспомощен, милочка. Все то время, что Джедус находился здесь, под рукой у него лежал арбалет, а внутри этой его тросточки спрятан клинок. Всякого, кто попробовал бы напасть на него, ждал бы большущий сюрприз.

— Неужели все так серьезно? — спросила Тэлия, начиная испытывать нешуточный страх.

— Опасность достаточно реальна, чтобы принять несколько простых мер предосторожности. Мы и так теряем достаточно членов Круга, и не намерены потерять тебя по беспечности. — Керен помолчала, а потом добавила (полу-сердито, полу-обиженно). — И в следующий раз, детка, говори кому-нибудь, если что-то не так! Мы могли бы избежать всего этого… может быть, поймать тех, кто грыз тебе хвост, кто бы они ни были. Проклятье, Герольды всегда держатся друг за друга! Ты что, думала, мы тебе не поверим?

— Я… да… — проговорила Тэлия и ужаснулась: язык опять ее предал. К еще большему ужасу девочки, по ее щекам медленно потекли слезы, и она не в силах была их сдержать.

Спустя мгновение Керен вскочила с кресла и очутилась подле Тэлии, прижимая ее голову к своему твердому плечу; гнев немедленно сменился сочувствием и раскаянием.

— Детка, родненькая, я не хотела тебя расстроить. Ты нужна нам, мы любим тебя — нас бы просто убило, если бы мы тебя потеряли. Тебе нужно научиться доверять нам. Мы — твоя семья. Нет, мы больше, чем семья. И мы никогда, ни за что тебя не покинем. Что бы ни случилось.

— Простите… я не… — всхлипывала Тэлия, пытаясь снова взять себя в руки и отодвигаясь от Керен.

— Не нет, а да. Тебе пора выплеснуть это наружу, — приказала Керен. — Плачь, сколько хочется. Если мой брат прав — а обычно он прав — то в том, что касается плача, тебе нужно очень многое наверстать.

Невозможно было устоять перед этой искренней заботой и пониманием. Барьеры, уже ослабленные дружбой с Джедусом, рухнули и рассыпались, и Тэлия благодарно прижалась к плечу Керен. Керен обнимала ее, словно собственного ребенка, давая выплакаться. Тэлия плакала долго, до полного изнеможения.

— Полегчало? — спросила Керен, когда высохли последние слезы.

Тэлия слабо улыбнулась.

— Вроде.

— Если не считать того, что теперь у тебя болит голова и жжет глаза. В следующий раз не давай горю так долго накапливаться. В конце концов, для того и существуют друзья — помогать в случае неприятностей. А теперь о твоей «новой» способности читать мысли…

— Так это правда? Значит, я действительно чувствую то, что чувствуете вы? И вы с Ильзой… — Тэлия в смущении осеклась. — Но откуда это у меня взялось? Раньше я такого не умела!

— Ты по-прежнему принимаешь от меня? О черт! — Керен слегка нахмурилась, сосредоточиваясь, и Тэлию внезапно перестали пронизывать приходящие извне разнообразные эмоции. — Так лучше? Хорошо. О, ты правда читаешь мысли, можешь не сомневаться, причем читаешь обескураживающе безошибочно. Только члены Круга знают обо мне и Ильзе: мы не смогли бы скрыть от них наши отношения, даже если бы захотели — ведь вокруг нас сплошь Одаренные. Мы с Ильзой связаны на всю жизнь; ты, наверно, не слышала, что такое любовь-судьба, а?

— Как у Ваниэля и Стефена? Или Солнцепевца и Танцующей-В-Тени?

Керен поглядела на Тэлию в полном изумлении. Хотя с другой стороны, учитывая склонность девочки к сказкам, то, что она все-таки слышала о любви-судьбе, было не так уж удивительно. Такого рода связь, редко встречавшаяся среди Герольдов и еще реже — среди обычных людей, являлась узами очень особого рода, чем-то неизмеримо большим, чем просто физическая связь.

— Не так драматично, но да, как у Ваниэля и Стефена. Ну, я полагаю, что твой Дар преждевременно пробудился либо от удара по голове, либо от сильного душевного потрясения. Так иногда случается. Если бы ты не была Личным Герольдом Королевы, мы бы еще несколько лет и не помышляли о том, чтобы обучать тебя, как им пользоваться, но ты — особый случай. А сама ты хочешь, этому научиться?

— Пожалуйста… только не еще один предмет… — жалобно сказала Тэлия..

Керен не удержалась от смешка.

— Тогда ладно, милая, оставим все как есть. Может быть, когда у тебя заживет голова, твои новые способности исчезнут; мне случалось видеть такое прежде. Но если они начнут тебе мешать, скажи одному из нас, хорошо? — Она замолчала и задумчиво посмотрела на Тэлию. — А тебя не беспокоит то, что ты узнала… насчет Ильзы и меня?

— Нет, — ответила Тэлия с некоторым удивлением. — А разве должно? Я имею в виду… в Усадьбах множество… э… — она снова покраснела, — «особых подруг».

— Да ну? — Керен приподняла бровь. — Вот уж никогда бы не подумала, ваши крепковеры же такие твердокаменные. Хотя, полагаю, это не лишено смысла… вся эта куча Младших Жен, и чертовски немногие из них выходят замуж по любви. — Она заметно расслабилась. — Не стану отрицать, я рада услышать это от тебя. Ты во многом придерживаешься старых взглядов, милая; я начинаю считать тебя не столько ученицей, сколько своим другом, и мне бы страшно не хотелось, чтобы что-нибудь стало препятствием для нашей дружбы.

36
{"b":"18222","o":1}