ЛитМир - Электронная Библиотека

— Все еще холите своего коня, леди Элизабет?

Элизабет Гордон вышла навстречу и поклонилась.

— Ухаживать за лошадьми — для меня радость, ваше величество!

— Похоже, эта радость у вас — не единственная, — усмехнулся Эдуард II.

«А король знает о ней больше, чем я», — подумал Рандольф.

Он тоже подошел к королю и вежливо ему поклонился, молясь в душе о том, чтобы Эдуард II Плантагенет не приказал Элизабет Гордон немедленно покинуть южную Шотландию.

Эдуард снисходительно кивнул Макквину и внимательно оглядел его с головы до ног, очевидно, проверяя, нет ли у него оружия.

— Пытаетесь обольстить уважаемого герольда вашего короля? — съехидничал английский монарх.

Дерзкий вопрос возмутил Макквина.

— Мои намерения в отношении леди Элизабет касаются только меня!

Неожиданно Элизабет обратилась к Рандольфу по-шотландски:

— Макквин, помолчите и позвольте мне говорить с королем!

Слова герольда не понравились Рандольфу, но он понимал, что она находится на службе у короля Роберта Брюса и должна контактировать с английским монархом.

— Хорошо, Элизабет, — ответил он тоже по-шотландски.

— Так… Парочка из горной Шотландии предпочитает разговаривать на родном языке? — Эдуард II посмотрел подозрительно на них. — Что вы здесь замышляете?

— Ничего, ваше величество, — ответила Элизабет. — Макквин прибыл в замок Дугласа, чтобы засвидетельствовать свое почтение его хозяину, а также увидеться с братом, которого вы великодушно простили.

— Вы клянетесь, что это правда?

— Клянусь, ваше величество!

— Тогда почему вы встречаетесь с Макквином в конюшне?

Рандольф прикоснулся к локтю Элизабет.

— До моего приезда в замок, ваше величество, мы с леди Элизабет даже не были знакомы, — сказал он.

Элизабет кивнула.

— Да, у нас разный круг общения.

— Я знаю, он — из горского клана, — проговорил. король, указав рукой на Рандольфа.

— Леди Элизабет любезно разрешила мне испытать в скачках свою кобылу, — неохотно объяснил Макквин чужому монарху.

— Рандольф Макквин выполняет охранные функции, — снова вступила в разговор Элизабет.

— А англичане для вас — неподходящая компания? — презрительно усмехнулся Эдуард II.

Элизабет подняла голову и взглянула на короля.

— Ну что вы, ваше величество! Я с благодарностью вспоминаю, как во время моего прошлого визита в Лондон вы великодушно помогли мне избавиться от назойливости одного из пэров!

— Вестморленд и по сей день вспоминает о вас! — захохотал Эдуард II.

— Я польщена его вниманием, но вместе с тем очень благодарна вам за ваше вмешательство!

Король усмехнулся и вдруг заявил:

— А вы умнее и дипломатичнее многих ваших земляков!

Элизабет почтительно поклонилась и улыбнулась.

— Такова моя служба, ваше величество.

— Жаль, что вы так же хорошо служили Брюсу в годы царствования моего отца.

— У вашего отца были слишком грандиозные планы в отношении Шотландии!

В глазах Эдуарда II вспыхнула ярость:

— Такие грандиозные, что он оставил мне нищее королевство!

— Ваша политика изменит нынешнее положение, я не сомневаюсь в этом, ваше величество!

Слова Элизабет Гордон понравились королю. Он успокоился и с облегчением вздохнул.

— Будем молиться Богу, — промолвил он и, повернувшись к Рандольфу, указал ему рукой, унизанной драгоценными кольцами, на дверь. — А теперь оставьте нас, Макквин.

Рандольф был вынужден повиноваться. Плотно сжав губы и испытывая ненависть к английскому королю, который вел себя как хозяин на чужой земле, он вежливо поклонился и направился к двери. Перед выходом из конюшни Рандольф обернулся и сказал Элизабет:

— Я буду ждать вас у солнечных часов.

Выйдя, он быстро оглянулся по сторонам, убедившись, что поблизости никого нет, подошел к задней стене конюшни и услышал приглушенные голоса Эдуарда II Плантагенета и Элизабет Гордон.

Прислонившись к деревянной стене, Рандольф с облегчением подумал о том, что им с Элизабет Гордон удалось рассеять подозрения английского монарха о якобы готовящемся заговоре, а репутация дамы-герольда, проводящей время в обществе молодого мужчины, не пострадала. Но о чем захотел побеседовать Эдуард II с Элизабет? Какие секретные планы они обсуждают?

Рандольф Макквин приник ухом к стене.

— Нам нужно обсудить условия выкупа лорда Уильяма Камерона, графа Страта, — услышал он голос короля.

«Так вот с какой целью она прибыла в замок Дугласа!» — смекнул Макквин.

— Цена, которую я назначаю, — пятнадцать тысяч марок[5], — продолжил Эдуард II.

Элизабет Гордон все еще находилась под впечатлением от недавнего разговора с Рандольфом и его страстных поцелуев, и ей было нелегко беседовать с королем на столь важные государственные темы. Она избегала внимательного взгляда Эдуарда II и машинально рассматривала золотое шитье на его блузе.

— Как я уже сообщала вам, ваше величество, наш король предлагает за лорда Уильяма вернуть три корабля, оставленные вами в гавани Тайнмута.

Глаза Эдуарда сузились, а лицо побагровело.

— Я не оставлял их там! — выкрикнул он. — Ваш Брюс украл их у меня!

Действительно, Роберт Брюс воспользовался предоставленной ему возможностью завладеть большим количеством оружия, хранящегося в трюмах кораблей, и раздать его своим воинам.

— Наш король предлагает вам корабли в обмен на лорда Уильяма, томящегося в лондонском Тауэре, — повторила Элизабет Гордон.

Эдуард II несколько минут молчал, разглядывая солому, разбросанную на земляном полу конюшни.

— А оружие, находившееся в трюмах кораблей? — наконец спросил он. — Брюс вернет его?

Элизабет часто думала о власти обоих монархов. К счастью, в последнее время влияние Брюса возрастало, а Эдуард II Плантагенет постепенно сдавал свои позиции. Поэтому она ожидала несколько иного хода беседы, но неотступные мысли о Рандольфе Макквине, почти выигравшем пари, мешали Элизабет сосредоточиться на важных государственных проблемах.

— Герольд!

Очевидно, Эдуард II принял долгое молчание Элизабет Гордон за обдумывание возможных уступок, заранее согласованных с Брюсом. Элизабет Гордон подняла голову и посмотрела на короля.

— По поводу изъятого оружия мой король просил вам передать, что у англичан достаточно железа для мечей и щитов.

Эдуард презрительно усмехнулся и процедил сквозь зубы:

— Тогда передайте Брюсу, что его условия для меня неприемлемы! Мне нужны деньги!

Элизабет помолчала, прежде чем сообщить следующее английскому монарху:

— Ваше величество, наш король уполномочил меня заявить, что вы оскорбляете его, думая, что он готов вернуть оружие, которое впоследствии вы используете в войне против его же народа.

Эдуард II сжал кулаки и, топнув ногой, крикнул:

— Я не объявлял войну! И вам это хорошо известно!

Элизабет, стараясь сохранять спокойствие и уверенность, произнесла:

— Позвольте заметить, что англичане никогда заранее не сообщают о своих намерениях напасть на кого-либо из соседей.

— Почему Брюс решил, что я готовлюсь к войне, герольд? — уже спокойнее спросил Эдуард II.

— Ваше величество, я лишь передаю послания короля Брюса, а его мысли и предположения мне неизвестны.

Король Эдуард II поднял указательный палец кверху.

— Тогда передайте Брюсу мое решение, и пусть он хорошенько его обдумает: граф Страта будет гнить в Тауэре до тех пор, пока вы не заплатите за него выкуп! — И, немного помолчав, добавил:

— Или пока мы не найдем других подходящих условий обмена.

Как всегда, Роберт Брюс заранее предусмотрел возможные варианты, и Элизабет знала, как отвечать королю в том или ином случае.

— Мой король может предложить вам следующий обмен: вы освобождаете лорда Уильяма, а Роберт Брюс возвращает вам маршала Нортумберленда.

Немного подумав, Эдуард II мрачно проговорил:

— Пэра в обмен на простого маршала?

вернуться

5

Марка — старинная английская монета.

13
{"b":"18223","o":1}