ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лидерство и самообман. Жизнь, свободная от шор
Крыс. Восстание машин
Цветок в его руках
Бумажная магия
Белокурый красавец из далекой страны
Игра Джи
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
Человек, упавший на Землю

— Он — не мой, я взял его напрокат.

Элизабет подошла к жеребцу и провела рукой по его ушам.

— Он хороший, — улыбнувшись, сказала она.

— Разрешите я помогу вам сесть в седло? — предложил Рандольф и обнял Элизабет за талию.

Она повернула голову и выразительно посмотрела на него. Когда рука Макквина скользнула чуть ниже, его спутница немного отстранилась и холодно проговорила:

— Перестаньте, Рандольф!

Он дерзко заглянул ей в глаза:

— А вы не носите пояса верности.

При иных обстоятельствах, возможно, женщину обидело бы столь откровенное замечание, но служба у короля Брюса приучила ее сдерживать свои эмоции и не обращать внимания на многое.

— А следовало бы, — заметила она. — Чтобы защитить себя от вас.

— А у вас действительно есть золотой пояс верности?

— Есть.

— Боже, как можно носить столь ужасные и неудобные вещи?

— Если вспомнить, от чего он защищает, на неудобства не обращаешь внимания.

— Что вы имеете в виду?

Элизабет вздохнула:

— А вы не понимаете? Я говорю о мужчинах, охотящихся, подобно разбойникам с большой дороги, за женскими юбками. Мало кто из них так же галантен, вежлив и тактичен с герольдом короля Роберта Брюса, как Рандольф Макквин.

Своим откровенным и в то же время лестным объяснением Элизабет Гордон поставила Рандольфа на место.

Он опустил голову и промолвил:

— И все-таки сейчас на вас нет пояса верности…

— А нужно ли мне защищаться от вас?

— Пока нет.

Рандольф слегка коснулся шершавыми пальцами ее подбородка. Элизабет подняла голову и, взглянув в его глубоко посаженные голубые глаза, прочла в них восхищение и пылкую страсть.

Ей и раньше приходилось замечать на себе восторженные взгляды мужчин, но в них никогда не было нежности и искренности.

Рандольф удивленно поднял брови. Элизабет поняла, что он хочет ее поцеловать, и была готова уступить, но мысль о пари, которое он твердо решил выиграть, заставила ее отстраниться. Она посмотрела поверх его плеча, но сокольничего и его помощников поблизости не было. Рандольф, очевидно, понял противоречивые чувства Элизабет и еще крепче сжал ее талию. Сердце Элизабет сильно и часто забилось, губы пересохли. В глубине души ей хотелось почувствовать на своих губах поцелуй Макквина, но здравый смысл подсказывал, что эта слабость облегчит ему путь к победе.

— Там люди, — промолвила Элизабет.

— А что вам люди? — резко спросил ее спутник. — Боитесь за свою репутацию? Не хотите, чтобы стало известно, что герольд короля весело проводит время в компании Рандольфа Макквина?

— Да.

— Наступит день, Элизабет, когда вы будете поступать только по велению сердца, а не прислушиваться к голосу разума.

Элизабет Гордон опустила голову. Пока она служила королю Роберту Брюсу, а ее страна не была свободной, она не могла себе позволить заниматься личной жизнью.

— О чем вы думаете? — мягко и участливо спросил Рандольф.

Дама-герольд думала о том, что сделала правильный выбор, поступив на службу к королю, который поставил перед собой благородную цель — освободить Шотландию от английской агрессии.

Сейчас Элизабет чувствовала себя свободно и легко, подобно соколу, парившему высоко в небе. Она повернулась к Рандольфу и показала рукой на птицу.

— Я думаю, он остался доволен охотой и теперь наслаждается свободой.

— Ваши мысли заняты другим, леди, но я — терпеливый мужчина, а вы заслуживаете того, чтобы вас долго ждали.

Снова уловив в его словах двойной смысл, Элизабет Гордон промолчала.

— На озере Ланарк живут два лебедя, — продолжал Рандольф. — Хотите съездить туда и посмотреть на них?

Элизабет Гордон взглянула на небо, по которому медленно плыли серые тучи.

— В это время года все лебеди давно улетели на юг, — ответила она.

— Нет, не все. Сокольничий рассказывал, что самка лебедя три года назад сломала крыло, и лебедь остается вместе с ней зимовать на озере.

— Лебедь, преданный своей подруге! Как романтично!

Рандольф Макквин подумал, что с некоторых пор он сам стал походить на этого лебедя. Восхитительная и умная женщина, выбравшая для себя в жизни мужскую работу — службу королю — и имеющая лучших в Шотландии лошадей, завладела его умом и сердцем.

— Как вы думаете, она его любит? — вдруг спросил Рандольф.

— Подруга?

— Женщина.

Элизабет Гордон улыбнулась и взглянула на своего спутника.

— Я надеюсь получить ваш корабль, мой лорд. — И, немного подумав, добавила:

— Пока — ваш.

Рандольф неожиданно развеселился. До встречи с Элизабет Гордон он и представить не мог, что способен радоваться таким мелочам, как хорошее настроение женщины.

— Когда мы с вами беседуем о лебедях, совсем не обязательно называть меня лордом. Я всего лишь глава клана Макквинов, не более того.

В серых глазах Элизабет мелькнули озорные огоньки:

— Вот как? А я слышала, что вы владеете торговой флотилией, имеете большую власть на севере и северо-западе Шотландии, а Маккинтоши, Макреи, Матсоны и Чикольмы присягнули вам на верность.

Союз Макквина с вождями других кланов ни для кого не был секретом, но обсуждать свое богатство и власть с женщиной, не заинтересованной в замужестве, он считал непозволительным.

— Да, мы живем в мире с соседями, мои родственники доверяют мне и разрешают пользоваться выходом к морю, где я плаваю на своем единственном корабле.

— И вы не боитесь проспорить этот единственный корабль?

— Даже если бы я владел флотилией, я поставил бы на нее.

— Говорят, вы привезли в подарок Дугласу много апельсинов и инжира? — Элизабет Гордон решила отойти от опасной темы. Рандольф сразу же заметил ее неловкую попытку и усмехнулся.

— Не беспокойтесь, — сказал он. — Я приберег для вас много гранатов.

— Так вы предложили мне корабль с трюмом, полным подгнивших фруктов? — поддразнила его Элизабет.

— При нынешней прохладной погоде они не испортятся, — возразил Рандольф. — Но если вы все же опасаетесь за сохранность фруктов, то могу вам предложить съездить на лошадях в порт и забрать их.

— По-моему, вы собирались испытать мою лошадь вон в той вересковой пустоши? — Элизабет показала рукой вдаль.

Рандольф крепко сжал губы. Да, он испытает лошадь и добьется расположения ее хозяйки и очень скоро завоюет не только ее сердце, но и всю ее!

— Да, я хочу испытать вашу кобылу, — ответил он.

— Тогда помогите мне сесть в седло вашей лошади, и желаю вам удачи!

Переодевшись, Элизабет Гордон спустилась в общий зал, сообщила управляющему замка Дугласа, что на некоторое время отлучится из замка с Рандольфом Макквином. Появление прекрасной Элизабет вызвало у присутствующих в зале мужчин бурную реакцию: каждый стремился сказать комплимент и поближе познакомиться с герольдом короля Роберта Брюса.

Элизабет Гордон терпеливо сносила их однообразные шутки и намеки, но когда один гость, по возрасту годившийся ей в дедушки, недвусмысленно предложил пожить в его владениях, терпению дамы пришел конец, и, сдержанно попрощавшись с присутствующими, она быстро покинула зал.

Пару дней назад Элизабет заказала в суконной лавке плащ в подарок королю Шотландии и теперь отправилась узнать, готов ли он. Ткачи работали день и ночь, чтобы успеть выполнить рождественские заказы: плащи, накидки и туники, которые Дуглас, по традиции, каждый год дарил своим вассалам. Хозяин суконной лавки заверил Элизабет, что ее заказ будет выполнен через день, и она, успокоившись, направилась к замку, чтобы посмотреть, не вернулся ли Рандольф Макквин.

Во внутреннем дворе она увидела слона, а вокруг него — толпу детей, с изумлением и с некоторым страхом разглядывающих его. Рядом стоял брат Рандольфа Драммонд, а поодаль — его жена леди Клэр.

Рандольф Макквин, одетый в черно-красный тартан, появился на опушке леса, когда солнце начало клониться к закату, освещая округу оранжево-пурпурным светом.

9
{"b":"18223","o":1}