ЛитМир - Электронная Библиотека

— Правда, что леди была самым злым ребенком во всем христианском мире? — спросила Дора.

Малькольм не собирался выгораживать Элпин.

— Да. Она была сущим наказанием.

— Сейчас и не подумаешь, господин. Она очень деловита и умеет управляться со слугами, — Дора хихикнула. — Задаваку Эмили она сразу же отправила восвояси. Увидела, как та с Рэбби Армстронгом играла за казармами в «поцелуй веснушку».

Одной горничной стало меньше. Казармы останутся неприбранными. Солдаты будут недовольны. Малькольму придется приструнить Элпин. Она разозлится и отправится к дяде, в тот самый дом, откуда убежала много лет назад. Именно там Малькольм и намеревался поселить ее. Но все же перспектива оставить Элпин под своей крышей, под своим контролем и — чем черт не шутит — в своей постели, определенно, казалась приятной.

Ребром вилки Малькольм отрезал еще кусок мяса и задумался.

На следующий день он обнаружил Элпин в казарме. Склонившись над матрасом, она снимала с него простыню. Неподалеку, не сводя с нее глаз, стояло полдюжины любопытствующих солдат. В некоторых взглядах откровенно сквозило желание.

Неужели она флиртует с его людьми? Малькольм разозлился. Значит, из жестокого ребенка выросла кокетка. Он прислонился плечом к дверному косяку и остановился послушать и понаблюдать. Тут Малькольм понял, что Элпин рассказывает о том, как он в детстве свалился с ходулей и упал в колодец.

На ней было поношенное голубое платье без кринолина и пышных нижних юбок, благодаря чему она была гораздо более похожа на деловитую пасторскую дочку, нежели на описанную Дорой хозяйку дома. Больше всего Малькольма поразило, насколько легко Элпин удалось завладеть всеобщим вниманием. А как она веселится!

Взбивая кожаный матрас, набитый соломой, она продолжала рассказ:

— После того как лорд Дункан вытащил Малькольма, он спросил, чем это занимался его сын: охотился на троллей или репетировал свою роль к майскому празднику. Малькольм гордо выпрямился и ответил, что ему просто хотелось пить.

— Да уж, за словом в карман наш господин не лезет! — похвастался Рэбби Армстронг. — Леди Мириам наверняка нашла, что сказать, когда узнала, что он чуть не утонул.

Мужчины расхохотались. Двое хотели помочь Элпин, но она отмахнулась от них.

— Разумеется. Помнится, она высказала все, что могла, — Элпин устремила взгляд в окно. — А потом научила нас обоих плавать.

Малькольм вспомнил. Когда уроки плавания закончились, взрослые ушли и Элпин уговорила его искупаться в чем мать родила. Она была маленькой, худой, как щепка, ее грудь была плоской, как овсяное печенье, а соски напоминали розовые пуговки. Тогда у него впервые наступила эрекция. А Элпин рассмеялась и предупредила, что на такого толстого червяка может клюнуть рыба.

Купалась ли она нагишом на тропическом острове? Нет, она следила, как бедняга Чарльз спивался до смерти. Может, нелегкое детство лишило ее способности сочувствовать ближнему? Возможно. Незаметно, чтобы Элпин хоть немного оплакивала смерть своего великодушного опекуна. Это разочаровало Малькольма. Она притворяется доброй, но на самом деле бессердечна. Чарльз взял ее к себе, когда от упрямой, злой девчонки отказались все на границе. Он заботился о ней и даже устроил так, чтобы после его смерти эта обязанность легла на плечи Малькольма. Ну что ж, он позаботится о ней. По-своему.

— Потом он долго боялся подойти к колодцу, — закончила Элпин.

Малькольм вошел в комнату.

— Насколько я помню, именно ты спихнула меня в колодец и бросила мои ходули в уборную.

Элпин подняла глаза и удивленно улыбнулась:

— Ну-ну, милейший лорд. Признай, что у меня не оставалось выбора. Ты же сам пригрозил отколотить меня ими.

— И ты сделала все, чтобы я не смог выполнить свою угрозу.

— Девчонке не выжить без хитростей. Неужели ты намерен обвинить меня во всех своих детских неприятностях?

Не во всех, — подумал он. Только в той, которая оставила самый глубокий шрам, в той, из-за которой ему не суждено иметь собственную любящую семью.

— Следует признать, что, когда ты была в замке Синклер, я чувствовал себя лучше.

— Не отрицай, что мы дружили, — фыркнула она. — И ты всегда хотел играть со мной в жениха и невесту.

— Наш командир никогда не играет в эту игру, — заметил один из солдат. — Его не заставишь жениться, пока он не перебесится в компании податливых девиц.

Элпин перекинула за плечо длинную косу.

— Кто сказал, что я была податливой?

Комнату снова потряс взрыв смеха. Малькольм обиделся. Он, глупец, просто хотел на свой детский лад подружиться с ней. Он кивнул на дверь.

— Уверен, что у Александра найдется для вас работа, свиньи вы этакие.

Рэбби Армстронг вскочил:

— Но, господин…

— Например, следить, не показался ли Саладин. Когда он появится, надо будет протрубить в рог, — тихо, угрожающе произнес Малькольм.

— Да, командир, — они сдавленно попрощались и выбежали из казармы.

Элпин перешла к следующему матрасу.

— Тебе не следовало прогонять их. Они должны будут дежурить ночью и имеют право отдохнуть.

Он не ожидал от нее такого властного тона.

— Ты беспокоила их больше, чем я.

— Ревнуете, мой господин?

— Нет. Злюсь. Тебе не следовало выгонять Эмили.

— Дора рассказала тебе, что случилось? Малькольм пожал плечами:

— Я все равно узнал бы. Объясни, зачем ты это сделала. Эмили работала здесь два года.

— Она плохо вела себя с Рэбби, — спокойно пояснила Элпин.

— Ха! Элпин Мак-Кей осмеливается кого — то обвинять в плохом поведении! — он иронически засмеялся. — «Поцелуй веснушку» — совершенно безобидная игра.

Она повернулась, прижимая к груди свернутую простыню.

— Только не тогда, когда веснушки расположены там, где у Эмили.

— И где же? — полюбопытствовал Малькольм.

Она смерила его испепеляющим взглядом.

— Подключи свое мужское воображение. Он попробовал последовать совету, но все его фантазии сосредоточились на женщине, стоящей перед ним, и обольстительном теле, скрытом под рабочим платьем.

— Выше или ниже талии?

— В зависимости от того, где у тебя находятся мозги.

Он сплюнул, пытаясь вспомнить, когда в последний раз его перехитрила женщина. Малькольм заметил, как по ее губам скользнула ехидная улыбка, и заподозрил, что Элпин гордится своим умением ставить мужчин на место. Странно. В двадцать семь лет ей следовало бы отчаянно искать себе мужа. Она вздохнула и вытерла лоб.

— Я вовсе не выгнала Эмили. Просто на сегодня отослала ее посидеть с детишками миссис Кимберли, чтобы та могла прийти испечь для нас хлеб. После этого Эмили снова сможет работать в замке. Если ты позволишь, конечно, — добавила она.

Малькольм молчал.

Она была прямодушна и, казалось, не знала страха. В этом отношении она не изменилась.

— Разумеется. Ты разговаривала с Чарльзом так же откровенно?

Она швырнула простыню через всю комнату, промазав мимо кучи грязного белья, и, поджав губы, заявила:

— У меня практически не было времени с ним разговаривать.

Злоба, прозвучавшая в этих словах, не удивила Малькольма. Удивило лишь то, на что Элпин намекала. Ведь по отношению к ней Чарльз всегда был образцом милосердия.

— Уж не хочешь ли ты сказать мне, что там тебе приходилось работать больше, чем здесь?

Она резко повернулась:

— Я работала столько же, сколько и все остальные. У меня не было… — тут она осеклась и стиснула губы.

— Чего не было?

— Ничего.

— Мне не верится, чтобы Элпин Мак-Кей побоялась высказать то, что у нее на уме.

Она принялась теребить свой браслет.

— Я не боюсь.

— Тогда закончи свою мысль.

— Это неважно. Он смягчился.

— Мы — друзья, разве ты забыла? Она вздохнула:

— Я много работала, потому что у меня не было выбора.

Если поверить этой грустной истории, то между ними может возникнуть понимание и, возможно, нечто большее. Видя, как величественно держится Элпин, он невольно почувствовал к ней уважение. Ему захотелось узнать, возможно ли между ними что-нибудь… Какими могли бы быть их отношения?

12
{"b":"18224","o":1}