ЛитМир - Электронная Библиотека

— Теперь он хочет, чтобы я стала его любовницей.

Иланна взяла нож и проткнула им репку.

— Предполагалось, что сначала он согласится назвать тебя своей женой.

Пережитая неудача притупила восприимчивость Элпин и лишила ее сил.

— Во всем, что касается его, я должна быть сильнее. Этот негодяй предложил мне выбирать: либо лечь с ним в постель, либо вернуться к своему дяде, барону Синклеру.

— Белая шваль! — Иланна употребила слово, которым называли нищих в Бриджтауне.

— Лорда Малькольма вряд ли можно назвать пьяницей и попрошайкой, — возразила Элпин.

Кончиком ножа Иланна почесала затылок под тюрбаном и, озираясь по сторонам, прошептала:

— Он выпрашивал у мистера Чарльза твой «Рай».

Воспоминание о давней несправедливости вновь наполнило горечью сердце Элпин. Плантация «Рай» по праву должна была принадлежать ей. Она стукнула кулаком по столу.

— Знаю. Но, если я лягу с ним в постель, он будет вынужден жениться на мне. И, став его женой, я получу право владеть плантацией.

— Не спорю. Но будь очень осторожна. Если ты отдашь ему манго, вряд ли ему понадобится дерево.

Элпин наивно рассчитывала на подобающее ухаживание, за которым благополучно последует свадьба. Она не думала, что Малькольм окажется так хитер.

— Он знает, что нам некуда деться. Ох, зачем Чарльзу понадобилось отдавать ему наш дом!

Во дворе за дверью кухни послышались чьи-то шаги.

— Тише! — предостерегла Иланна. — Здешние слуги преданы шотландцу, а насплетничать о нас они смогут быстрее, чем мистер Чарльз справился бы с бутылкой рома, — она хитро улыбнулась, продемонстрировав жемчужно-белые зубы, которыми по праву очень гордилась. — Ты выяснишь, почему шотландцу досталась плантация, как только попадешь к нему в кабинет и сунешь нос в его бумаги.

Небольшая победа Элпин вернула ей веру в свои силы.

— Это мне уже удалось. Я согласилась взять на себя обязанности управляющего.

— Это меня удивляет. Ты никогда не могла просидеть на одном месте больше минуты.

Элпин встала, и Иланна усмехнулась:

— Вот видишь!

Элпин пропустила шутку мимо ушей: она слышала это далеко не первый раз.

— Если ты проследишь за приготовлением ужина, я прямо сейчас возьмусь за хозяйственные книги.

Иланна схватила ее за руку:

— Подумай о другом! Как ты заставишь его сказать «Выходи за меня замуж»?

Об этом Элпин не имела ни малейшего понятия. Хуже того, в глубине души она не имела ничего против того, чтобы стать любовницей Малькольма и узнать, что представляют собой интимные отношения между мужчиной и женщиной. Но она не должна влюбляться в него. Нельзя любить того, кто лишил тебя дома, украл дело всей твоей жизни и заставил тебя зависеть от его капризов.

— Не знаю. Я должна оказаться хитрее, чем он.

— Ты и так хитрее. Ты умнее любого белого мужчины на Барбадосе. Перехитрить этого шотландца, который носит юбку, будет не труднее, чем натрясти с дерева спелого инжира.

Напоминание о доме добавило Элпин уверенности.

— Это килт из тартана, Иланна. Традиционная для этой части света одежда. У тебя возникнут неприятности, если ты будешь называть его юбкой.

Надув пухлые губы, Иланна поинтересовалась:

— Неужели за это меня тоже побьют камнями?

Удивляясь легкомыслию подруги, Элпин покачала головой:

— Тебя все будут избегать.

— Не думаю. Они слишком любят пялиться на меня во все глаза и бормотать глупости насчет того, что станется со мной, когда вернется некий Саладин, — она взмахнула ножом. — Ни один белый с мавританской кличкой не осмелится дотронуться до принцессы ашанти. Прежде чем я снова начну говорить: «Да, сэр», «Нет, сэр», «Сию минуту, сэр», тебе придется сжечь мою вольную грамоту.

Иланна считала Саладина белым: Элпин ни разу не упоминала мавра. Она может все объяснить подруге, избавить ее от потрясения при встрече с мужчиной ее собственной крови в самом сердце Шотландии. Увидев упрямые огоньки в глазах Иланны, Элпин решила ничего не говорить, чтобы по заслугам проучить девушку.

— И что ты сделаешь, когда он появится? Иланна попробовала большим пальцем лезвие ножа.

— Возможно, вырежу его печень и приготовлю из нее вкусный паштет.

Элпин направилась к двери.

— Только не заляпай пол кровью. Нам и так не хватает горничных.

— Договорились. Ах, да… что мне приготовить?

— Побольше овощей, — бросила через плечо Элпин. — Саладин не ест мяса.

Ножки скамьи заскрежетали по каменным плиткам пола. Репа скатилась со стола с громким стуком.

— Ты знакома с ним еще с тех пор, как жила здесь!

Взявшись за ручку двери, Элпин вознамерилась уйти.

— Да. Я прятала его молельный коврик и забивала гвозди его ятаганом.

— Вернись!

Не обратив внимания на гневный вопль Иланны, Элпин быстро выскочила в холл и направилась в кабинет Малькольма.

Она едва закончила сверять имевшееся в кладовке количество продуктов с записями в гроссбухе, когда дверь с грохотом распахнулась и в кабинет вошел Малькольм. Когда Элпин увидела эту великолепную фигуру в костюме горца и спутанные ветром черные волосы, ее пульс участился. В детстве Малькольм был добрым парнишкой и очень любил фантазировать. Он был ласков с ней, в то время как остальные звали ее бедной родственницей и испорченным ребенком.

Заметив ее, он замер. В его глазах блеснул интерес, тут же сменившийся холодным равнодушием. Куда девался заботливый, чувствительный мальчишка! Как она сможет женить на себе этого неприступного типа?

Он стянул перчатки.

— А, ты все еще здесь?

Элпин сидела в его огромном кресле и чувствовала себя маленькой и беззащитной. Ее руки дрожали. Чтобы не напачкать, она положила перо на место и, деланно улыбаясь, указала Малькольму на страницу с записями.

— В твоих амбарах слишком много зерна, а вот мяса в кладовых недостаточно.

Он смотрел на ее грудь.

— Мне всегда не хватает именно того, чего я хочу. Но, судя по всему, скоро положение изменится.

Возможно, они оба получат то, чего хотят. Она — плантацию «Рай», а он — очередную покоренную женщину и, вполне вероятно, наследника. Сделка будет честной. Но сперва он обязан жениться.

— Странно слышать подобное от человека, родившегося в богатой семье.

— Не все покупается.

В это верили все богачи, и затертое клише звучало грустно в устах человека, которому не приходилось думать о том, где бы укрыться от дождя. Те же, кому не так повезло, борются за то, чтобы обеспечить себя, и ему никогда не понять их и не порадоваться их достижениями.

— Чарльз согласился бы с тобой, но не преминул бы добавить, что деньги кое-что весят на весах судьбы.

— Значит, я могу рассчитывать, что ты позаботишься о моих весах?

Она мало о чем мечтала в жизни, а получила еще меньше. Но она не намерена говорить о том, какую боль причиняют несбывшиеся надежды и потускневшие мечты. Однако его загадочное замечание заслуживало достойного ответа.

— Я сделаю это, если ты доверишься мне. Его внимание отвлек шум в коридоре. Она залюбовалась его точеным профилем, который напомнил ей человека в капюшоне, которого она звала Ночным Ангелом.

— Если позволит время, мы сегодня же займемся «завоеванием доверия», не так ли, Элпин? — и прежде чем она успела совершить глупость и сообщить ему, куда он должен отправиться со своими «занятиями», Малькольм помахал рукой кому-то в коридоре. — А сейчас позволь мне заново представить тебе Салади — на Кортеса.

Она продолжала наблюдать за Малькольмом. Беспокойство было написано на его напряженном лице, на лбу появились морщины. Почему? С чего бы это приезду Саладина так волновать его?

Как только мавр переступил порог комнаты, любопытство Элпин испарилось. Саладин Кортес был на ладонь ниже Малькольма и гораздо изящнее сложен. Он по-прежнему одевался так, как она помнила, но стиль его наряда несколько изменился. Тюрбан из хлопчатобумажной ткани был украшен превосходным рубином размером с голубиное яйцо; коричневая туника и штаны до колен были расшиты золотом. Он по-прежнему носил высокие красные сапоги и отрастил остроконечную бородку.

16
{"b":"18224","o":1}