ЛитМир - Электронная Библиотека

Она прекрасно знала, как это достичь. В замке Килдалтон полным-полно туннелей и секретных ходов. Много лет назад в них скрывалась шестилетняя девочка. Теперь эти темные коридоры послужат отчаявшейся женщине: подслушивая, она получит возможность отвоевать свой дом.

Но сперва нужно отыскать ключ.

Глава 6

— Сперва у меня возникают проблемы с Элпин, а теперь еще и эта предательская чепуха, — Малькольм швырнул письмо через весь кабинет. Хлопая сломанной печатью, оно приземлилось у ног Саладина. — Попомни мое слово, Саладин, если это политическое маневрирование не прекратится, Джон Гордон из Абердина будет повешен в Тайберне точно так же, как Кристофер Лэйер.

Подобрав письмо, Саладин положил его на стол рядом с остальной корреспонденцией.

— Приободрись: быстрая казнь — один из самых восхитительных элементов христианского правосудия.

Малькольм, привыкший к непочтительности друга, не обиделся. Он застонал.

— Мне придется распрощаться со всеми надеждами на мирную уборку урожая.

— Зато те, кто продает веревки, наживутся, да и женщины будут рады: люди любят посмотреть, как вздергивают на виселицу их ближнего.

— Ничего смешного, Саладин. Король Георг не потерпит угрозы его власти.

— Истинный английский варвар, — самодовольно заметил Саладин.

— Тебе это должно быть близко. Саладин выпрямился и указал на письма:

— Неужели Гордон и прочие вожди кланов собрались свергнуть ганноверца?

Малькольм хлопнул по письмам так, что у него заныла ладонь.

— Скажи, что ты об этом думаешь? Ведь ты целую неделю провел с этими чертовыми заговорщиками.

— Как ни прискорбно мне это сообщать, у тебя, мой друг, по всей видимости, есть основания для беспокойства.

Малькольм приготовился к худшему.

— Валяй, говори.

— Эти жеребцы готовы взбунтоваться. Твои приятели-шотландцы, Гордон и лорд Ло — уэтт, не склонны поддерживать короля.

От ярости у Малькольма перехватило дыхание. Он всей душой жаждал прекращения вражды между северными кланами.

— Так я и знал. Упрямые горные лорды могут прикрывать свою приверженность якобитам пышными фразами, но значение этих писем вполне ясно.

Саладин кивнул:

— Я слышал, как граф Абердина говорил, что не верит в способность заморского короля самому добыть себе корону.

— Да. Гордон разуверился в Джеймсе Стюарте и пригласил его воинственного сына прийти и взять власть. По слухам, после того, как в этом году скончалась его мать, принц чувствует себя одиноким и обозленным.

Потрясенный мыслью о войне, Малькольм только покачал головой.

— Еще один якобитский бунт. Католик Стюарт в короне. Дурацкие мечты и незаконные действия.

— Да не беспокойся ты так, христианин.

Малькольм подошел к окну и стал наблюдать за мирной жизнью обитателей замка. Если начнется война, его солдатам придется воздвигать укрепления, а не помогать ткачу заново крыть щепой крышу его хибары. Вместо того чтобы совать радостным детишкам печенье, женщинам Килдалтона придется подносить ведра с водой и заливать огонь.

— Твой прелестный принц — обычный пятнадцатилетний мальчишка, — не унимался Саладин. — Он не сможет встать во главе армии.

— Карл Стюарт — отнюдь не мой принц. Он ни разу не ступал на землю Шотландии.

И не заблуждайся — в пятнадцать лет он уже достойный служитель Марса. В воинском искусстве его наставлял сэр Томас Шеридан. Парень не умеет ни читать, ни писать по-шотландски. Он — воин.

Саладин приблизился к Малькольму и похлопал его по плечу.

— Нахальное вранье, — как ни в чем не бывало заявил он. — Сомневаюсь, что этот мальчишка — опытный солдат.

В фехтовании Саладину не было равных. Многим пришлось убедиться в этом на собственном опыте. Лишь Малькольму удавалось справиться с ним.

— Что ж, тогда тебя ждет сюрприз. Саладин ухмыльнулся, показав щель между передними зубами.

— Благодарю тебя и восхваляю Аллаха, но я вынужден отказаться, — подойдя к креслу, он удобно устроился в нем. — Одного сюрприза в день вполне достаточно для робкого духом мусульманина.

Малькольм с радостью ухватился за возможность прервать беседу о политике.

— Как мне кажется, ты подразумеваешь прелестную Иланну.

С невеселым смехом Саладин притопнул ногой и погладил бороду.

— «Подразумеваю»? Да я потрясен ею!

Малькольм присел на край стола и внимательно посмотрел на своего старого друга. Саладин всегда был спокоен и доволен собой, но теперь он нервничал, как преступник, вынужденный свидетельствовать в суде.

— Она заставляет тебя забыть об обете безбрачия?

Саладин уставился в погасший очаг.

— Нет, при условии, если к моей вечерней молитве здесь и духу ее не будет. Что заставляет меня серьезно задуматься над одним вопросом… — он снова посмотрел на Малькольма. — Почему эти две дамы не отправились в замок Синклер? Ты собирался поселить Элпин с ее дядей, бароном Синклером.

— Леди Элпин перехитрила меня. — Он описал две первые встречи с ней.

Саладин расхохотался:

— Она ничуть не изменилась!

Это заявление вывело Малькольма из себя.

— Напротив, очень даже изменилась. Теперь она утверждает, что является моей собственностью.

Саладин закинул ноги на подлокотник кресла. Его ярко-красные сапоги контрастировали с коричневой кожей обивки.

— О, английские законы! — ехидно воскликнул он. — Судя по всему, она превосходно разбирается в них.

— Равно как и во многом другом. Например, в том, как заставить кровь Малькольма вскипеть, а разумные мысли — вылететь прочь из головы. Но скоро наступит облегчение. Когда он увидит ее в своей постели, наваждение кончится. Она простится со своей девственностью. Представив, как он будет учить Элпин любви, Малькольм вздрогнул.

— Понятно, — Саладин снял травинку с сапога. — Александр сказал, что она умеет готовить. Это плюс. — Кроме того, для белой женщины она удивительно красива. Ты согласен?

— Ты прав, мой темнокожий друг, — со стоном признал Малькольм. — Ты когда-нибудь видел глаза такого цвета?

— Не видел целых двадцать лет. Не подозревал, что за это время они стали такими красивыми.

— Вот и я о том же.

— Только не говори, что ты вознамерился соблазнить ее, — Саладин вскочил на ноги. — Я-то думал, что ты собираешься выдать ее замуж за одного из отвратительных Кэмпбел — лов, которых ты так ненавидишь.

Малькольм в первый раз с момента появления Элпин в его доме увидел способ воплотить в жизнь свои первоначальные планы.

— Я могу сделать и то, и другое. Саладин предостерегающе покачал головой.

— Учти, друг, сперва — соблазнение. Преисполнившись уверенности, Малькольм поцеловал кончики своих пальцев и взмахнул рукой.

— Естественно! Саладин закрыл глаза.

— Честно говоря, не могу представить себе, чтобы Элпин ответила согласием на твое предложение. Раньше я не замечал за ней этого. Как это ты говорил? Ах, да, помню! — двигая губами, как пойманная форель, Саладин тоненьким голоском пропищал: — Поцелуй меня в знак мира, Элпин.

Малькольму не понравилось подобное напоминание о его детской глупости, но он не подал вида. Пожав плечами, Малькольм произнес:

— Она уверяет, что я — ее лучший друг.

— Если ты веришь в это, я немедленно продам тебе карту, по которой можно отыскать Святой Грааль.

— А я попрошу Элпин напихать в твое печенье свиного смальца.

— Хитрюга! — Саладин хлопнул себя по бедру. — Черт побери, как тебе везет с женщинами! Она причинила тебе огромное зло и заслуживает мести, но я никогда не думал, что она упадет в твои объятия.

— Должно быть, это воля богов.

— Интересно, что скажет красотка Розина по поводу твоей новой лучшей подружки?

— Много чего, но мне не придется это выслушивать. Я отправил ее обратно в Кар — воран.

— Учитывая обстоятельства, это было в высшей степени предусмотрительно. Мудрый мужчина всегда держит своих женщин под контролем.

Решение Малькольма отослать прочь Рози-ну и в самом деле казалось своевременным.

19
{"b":"18224","o":1}