ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я… ах… Вы… ну… просто Чарльз говорил мне…

— Что же он говорил?

— Он сказал, что вы… не годитесь для брака. Сослался на возраст. Я полагал… — он прокашлялся. Его взгляд не отрывался от ее груди. — Позвольте заметить, что вы великолепно сохранились.

Этот неуклюжий комплимент, сопровождаемый похотливой ухмылкой, был неприятен Элпин. Из-за маленького роста она казалась моложе своих лет. В юности ее злило, когда ее принимали за ребенка. Но теперь моложавая внешность стала ее оружием.

— Как приятно, мистер Кодрингтон. Не хотите ли посмотреть мельницу?

Он так торопливо подскочил, что портфель упал на пол и остался лежать там.

Через двадцать минут Элпин дрожащими пальцами расстегнула его и просмотрела все документы. Увидев упомянутое в бумагах имя, она закинула голову и застонала сквозь стиснутые зубы. Призраки детства снова преследовали ее.

Когда Элпин положила бумаги на место и вернулась на мельницу, где ее ждал гость, у нее уже был готов план. Она глубоко вдыхала пряный воздух Барбадоса, но ее мысли были далеко отсюда, в Шотландии, в замке Килдалтон. Она готовилась предпринять новую атаку на негодяя, война с которым шла уже много лет и который теперь владел всем ее достоянием.

Глава 1

Замок Килдалтон. Лето 1735 г.

— А если я откажусь?

Склонив голову, солдат вглядывался в полумрак соколятни.

— Она готова к отказу и, клянусь, господин мой, собирается вернуться к своим старым проделкам.

Рука Малькольма застыла. Он держал кусочек мяса над раскрытым клювом голодного совенка. Раненая мать-сова смотрела на него.

— В чем дело, Александр?

— Леди Элпин заявила, что, если вы не придете лично поприветствовать ее, она выцарапает вам глаза и скормит их барсукам.

Малькольм уронил мясо в клюв голодного птенца. В его мозгу вспыхнули воспоминания детства: Элпин сломала его игрушечный меч и бросила его в уборную; Элпин, хохоча, как безумная, заперла его в кладовке; Элпин спряталась в башне и плакала, пока не заснула; Элпин прибежала к нему с полным горшком гудящих шершней.

Он вздрогнул. Много лет назад она отравляла жизнь легковерному мальчишке. А теперь поумневший мужчина отплатит ей тем же.

— Интересно, что она сделает, если я скажу, что все это враки?

Александр Линдсей, главный егерь и наставник лучников, осторожно двинулся по коридору. Соколы чистили перья, пустельги нервничали. Рядом были три золотистых орла. Хищные птицы возились на жердочках, их крылья трепетали. Подойдя к Малькольму, Александр стянул с головы шапку, обнажив лысую, словно вершина Сторра, макушку. Продолжая щуриться, он взглянул в сторону Малькольма.

— Я только хотел сообщить вам об этом, мой господин. Мне не пристало допрашивать вашу гостью.

— Гостью? — Малькольм расхохотался. Круглоглазый пушистый совенок потянулся за новым куском. Малькольм с улыбкой оторвал еще кусочек мяса и скормил его птенцу. — Скажи леди Элпин, что я занят. И доложи мне немедленно, когда Саладин вернется из Абердина.

Александр с боязливым любопытством наблюдал за совой.

— Стражник сообщит, как только мавр покажется на горизонте. Но леди Элпин сказала, что, если вы не явитесь, она передумает и не простит вас за то, что вы сделали с ней в башне много лет назад.

— Она не простит меня! Благослови меня святой Ниниан, эта дама все путает! Отправь ее к ее родичам в Синклер.

— Да, сэр. Англия — самое подходящее место для таких, как она. — Александр направился к дверям и, выйдя, закрыл их за собой.

Замок Синклер находился не больше чем в часе езды к югу от шотландских владений Малькольма, за Адриановым валом. В Англии. Элпин там не понравится. Она всегда ненавидела это место. Только теперь ей не удастся, переодевшись мальчишкой, искать убежища здесь, в пограничной крепости Малькольма. В детстве он испытал на себе силу ее ярости. Когда ему было семь лет, а ей — шесть, Элпин была справедливо признана неуправляемой и отослана на остров Барбадос. Годы разлуки притупили неприязнь Малькольма. Но пять лет назад, узнав о том, что Элпин поступает непорядочно по отношению к своему опекуну на острове, он привел в действие механизм мести…

Давным-давно она лишила его того, чего он жаждал больше всего на свете. Теперь он отплатил ей той же монетой.

От невыносимой, жгучей боли, источник которой находился где-то внутри, Малькольм застыл на месте. Птицы, почувствовав перемену в его настроении, забеспокоились. Их смертоносные когти защелкали по грубо вытесанным дубовым жердочкам. Встревоженная сова попыталась прикрыть своего отпрыска крылом. Малькольм чувствовал себя обманутым, обокраденным. Он всегда оставлял все проблемы за порогом этого полутемного святилища. Сегодня они проникли и сюда.

Но он загнал Элпин Мак-Кей в угол. Малькольм ждал возвращения Элпин на границу с того самого момента, как узнал о смерти Чарльза. Через неделю он нанесет ей визит, заехав в дом своих соседей-англичан. Там-то он увидит Элпин дергающейся, словно мышь в когтях хищника.

Довольный, Малькольм прогнал старую боль и ободряюще заговорил с напуганной совой.

Дверь распахнулась. В помещение ворвался солнечный свет. Зашипела сова, завопила пустельга. Совенок клюнул палец Малькольма. Он отдернул руку, не сводя глаз с женщины, показавшейся на пороге.

— Привет, Малькольм!

Пышная юбка этой дамы закрывала весь дверной проем, яркий свет мешал рассмотреть черты ее лица. Элпин Мак-Кей вошла в любимое пристанище Малькольма.

В соколятне снова воцарился полумрак. Малькольм смотрел, как Элпин моргала, пытаясь что-нибудь разглядеть. Она лжива и скупа. Какое из этих достоинств проявится первым?

Несмотря на воспоминания о прошлых обидах, Малькольм не мог не восхититься положительными изменениями, произошедшими в облике той, что в детстве отравляла ему жизнь.

Он помнил крошечную бой-девку по кличке Карлик, ненавидящую весь мир. Спутанные волосы спускались до талии, веснушки, как следы от оспы, покрывали нос и щеки. Повзрослев, Элпин Мак-Кей превратилась в миниатюрное воплощение женственности. Она была такой маленькой, что едва достигала Малькольму до груди. Казалось, ему не составило бы труда поднять ее одной рукой, двумя пальцами обхватить тоненькую шею.

На ней было платье из желтого, словно солнце, атласа с квадратным вырезом и подчеркнутой талией. Наряд был скромен, но даже монашеская ряса не могла бы скрыть пышных прелестей Элпин Мак-Кей.

— Где ты, Малькольм? Мне ничего не видно, — ее зовущие фиалковые глаза разглядывали соколятню. — Скажи что-нибудь, чтобы я могла найти тебя.

Красивый хрипловатый голос тоже не вписывался в тот образ придирчивой мегеры, который с уверенностью рисовал себе Малькольм. Но скоро она увидит, что он тоже изменился.

Бросив остатки кролика внимательно наблюдавшей за ним сове, Малькольм направился к дверям.

— Я здесь, Элпин, — он коснулся ее локтя. Она отскочила, задев юбкой валявшуюся рядом корзину.

— Ой! — тонкие пальцы ухватились за его запястье. — Пожалуйста, поддержи меня!

В детстве от нее всегда пахло ворованной едой и зверьками, которых она вечно спасала. Но теперь Элпин благоухала сладкими экзотическими цветами, растущими под солнцем тропиков. Мысль о том, что хоть что-то в Элпин Мак-Кей может понравиться ему, потрясла Малькольма даже больше, чем ее вторжение в его святилище. Она должна была отправиться в замок Синклер и там дожидаться приезда своего ненавистного дядюшки. После недавних событий у нее не оставалось другого выбора. По крайней мере, так планировал Малькольм.

— Сомневаюсь, что ты упадешь, — заметил он. — Ты всегда была очень ловка.

Она рассмеялась и, запрокинув голову, с прищуром посмотрела на него.

— Это было еще до корсетов, юбок размером со стог сена и модных туфелек. Ты что, стоишь на каком-нибудь ящике?

— Каком еще ящике?

Выражение ее лица смягчилось. Она все еще пыталась приспособиться к окружающему полумраку.

2
{"b":"18224","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Предательница. Как я посадила брата за решетку, чтобы спасти семью
Слушай Луну
Любовь: нет, но хотелось бы
Отчаянные
Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди
Заповедник потерянных душ
Здоровое питание в большом городе