ЛитМир - Электронная Библиотека

— У нее была прекрасная учительница. Служанка пошла вся в госпожу. Надеюсь, что сегодня у нее выходной, — фыркнул Малькольм.

Во дворе, примыкавшем к стене, ограждавшей сад, толпились люди. Саладин сидел на земле, упираясь спиной в массивную деревянную дверь и вытянув ноги. Он прижимал к щеке клочок яркой цветастой ткани, расцветка которого показалась Элпин знакомой.

— Добро пожаловать, господин мой, — приветствовал он Малькольма.

— Что случилось?

— Эта женщина потревожила меня во время молитвы.

Из-за стены послышался вопль невидимой Иланны.

— Смотри, что я думаю о твоих молитвах, мусульманин! — через стену полетели обрывки бумаги.

— Она рвет на кусочки Коран, — проговорил Саладин, глядя на валяющиеся на земле клочки.

— Что ты с ней сделал? — возмутилась Элпин.

— С ней! — убрав от щеки лоскут, Саладин продемонстрировал огромную царапину.

— Скажи им, что ты сделал, подлая скотина! — завизжала Иланна.

— Ничего, — прокричал в ответ Саладин.

— Ха! Тогда мой отец был из рода икуафо, которые жрут комаров и протыкают себе нос кабаньими костями!

Малькольм опустился на колени рядом с другом.

— Расскажи, что случилось.

— Она кокетничала со мной, чтобы я ее поцеловал.

— Ах ты, лживый мавр! Вздохнув, Саладин прикрыл глаза.

— Не знаю, что на меня нашло. Я попытался поцеловать ее, и видите, что она со мной сделала. Беда с этой девицей.

— Да уж, обезьянья морда, охотник за рабами!

— Господи, Саладин, — пробормотала Элпин. — Ты спустил с цепи дикарку.

— Да? — переспросил он. — Нельзя требовать от человека невозможного. На моем месте всякий поступил бы так же, увидев полураздетую женщину с подносом фруктов.

Малькольм задумался над тем, что он сделал не так. Что же он такого совершил, что его жизнь превратилась в комедию ошибок?

— Выпусти ее, дружище.

— Да, — присоединилась к нему Элпин. — Открой дверь.

— Развеется, — Саладин был невозмутим, как миссионер. — После того, как она извинится.

Иланна расхохоталась:

— Африканская принцесса скорее станет белой, как рыбье брюхо, чем начнет извиняться перед каким-то извращенцем-мавром!

Закинув голову, Элпин закричала:

— Что он сделал с тобой, Иланна? У тебя все в порядке?

— Он сунул свой язык мне в рот! Ох! — голос Иланны дрожал от отвращения. — На вкус он такой же, как та бурда, которой он питается.

— Ты сама подавала мне ее, девчонка! — вскричал Саладин.

— А ты ел и просил добавки, — прокричала она в ответ.

Нахмурившись, Саладин потянулся к ятагану. В тусклом свете закатного солнца изогнутый отполированный клинок сверкал, как золото.

— Тогда оставайся здесь. Может, ночь на открытом воздухе охладит твой норов.

— Мой норов? — отозвалась Иланна. — Ты глупец, Саладин Кортес. Ты испортил мое платье.

— Малькольм! Сделай что-нибудь! — попросила Элпин.

Мужчины во дворе смеялись и хлопали друг друга по спине. Малькольм закашлялся, чтобы скрыть улыбку.

— Ты действительно испортил ей платье, Саладин, — сквозь кашель выговорил он.

— Я бы не стал называть этот обрывок ткани платьем, — он помахал лоскутом. — К тому же я взял только маленький кусочек.

— Именно тот кусочек, который прикрывал мою грудь! — заголосила Иланна. — А остальное бросил в фонтан! Все намокло!

— В фонтанах всегда есть вода, — пробормотал Саладин.

Элпин надоело выслушивать их пререкания. У нее болела рука. Она чувствовала себя так, будто от макушки до пят на ней живого места не осталось. Глядя на Малькольма, который стоял, расставив ноги и скрестив руки на груди, Элпин заподозрила, что он не станет уговаривать своего друга уступить. Как он сможет? Судя по красным пятнам на губах Саладина, он отведал ягодного напитка Иланны. Оба приятеля сейчас не могли похвастаться избытком здравого смысла. Но Элпин знала другой путь в сад, где не было ни излишне гордых мужчин, ни любопытных зевак.

«Кроме того, — весело подумала она, — мне удалось заставить Малькольма сделать мне предложение. Зачем вынуждать его выбирать меду верностью другу и обязательствами по отношению ко мне?»

Она ускользнула прочь и направилась в свою комнату, чтобы взять ключи и платье для подруги. Взяв из холла зажженную лампу, Элпин вошла в потайной ход. К тому времени, как она свернула направо, мысли о горячей ванне, равно как и отсутствие змей и ловушек, приободрили ее. Проходя мимо ниши возле кабинета Малькольма, она улыбнулась: теперь, когда он сделал ей предложение, больше не понадобится шпионить за ним.

Она миновала темную лестницу, ведущую в башню и в ту комнату, которую она когда-то считала своим домом, но не стала возвращаться мыслями к тем одиноким дням. Малькольм был прав: не стоит жалеть испуганного ребенка, которым она была так много лет назад.

Когда Элпин распахнула тяжелую железную дверь в конце туннеля и вошла в сад, она приоткрыла рот от удивления. Иланна стояла возле деревянной дверцы, набросив на плечи молитвенный коврик Саладина. Довольно улыбаясь, она рвала на части последние странички Корана и швыряла их вместе с кожаной обложкой за стену.

— Ты кое-что забыл, мусульманин! — завизжала она и перебросила через стену коврик. Сжав ладони, последняя принцесса ашанти племени Кумбасса зашагала к Элпин. Высоко подняв голову и расправив плечи, Иланна стояла почти нагая — именно в таком виде Чарльз купил ее десять лет назад на невольничьем рынке Барбадоса.

Но Элпин потрясла отнюдь не нагота Иланны, а внешний вид подруги. Иланна выглядела, как соблазненная женщина. На ней не было головной повязки; густые волосы гривой падали на плечи. Губы припухли и излучали чувственность. Затравленное выражение угольно-черных глаз подтвердило опасения Элпин. Она прекрасно знала этот взгляд, она понимала, какие чувства обуревают африканку. Элпин сама пала жертвой обаяния Малькольма Керра и чувствовала то же любовное наваждение.

Оказавшись рядом с Элпин, Иланна дотронулась до изорванного рукава ее рубашки и тихо сказала:

— У девочек с острова возникли большие проблемы.

Элпин кивнула. Она слышала, как на другой стороне стены Саладин произнес:

— Давай поедем на охоту, мой господин. Мне хочется убраться подальше от этих женщин и убить какого-нибудь зверя, которого моя религия запрещает употреблять в пищу.

Глава 9

Иланна и Элпин стояли рядышком возле окна в верхнем покое. В сумерках было видно, как Малькольм во дворе поставил ногу в стремя и вскочил на своего белого скакуна. Факелы освещали одетых в тартан солдат, поджидавших своего господина. Мужчины громко переговаривались, их кони били копытами, поднимая пыль.

Сквозь витражное окно Элпин видела, как к Малькольму подошел Александр. Малькольм наклонился и о чем-то долго разговаривал с ним. Она не слышала слов, но увидела, как обтянутая шелком рука указала на турнирную площадку, на соколятню и затем широким жестом обвела всю территорию замка.

Александр сжал кулак и выставил большой палец. Потом он что-то сказал, поднял указательный палец, опять что-то произнес и к двум выпрямленным пальцам добавился средний.

Малькольм кивнул и продолжил давать ему указания.

Элпин была вне себя. Не потому, что Малькольм уезжал: ей самой нужно было время, чтобы разобраться в своих чувствах. И все-таки он мог дать нужные указания ей, она великолепно справилась бы с делами. Он не подходил к ней с тех пор, как час назад она ушла вызволять Иланну из сада.

За это время Элпин успела промыть свои раны и переодеться в ночную рубашку и халат. Она не хотела, чтобы Малькольм уезжал. Но, судя по всему, охота интересовала его больше, чем их первая брачная ночь.

— Вот тебе и страсть… — вслух заметила она.

— Девочкам с острова лучше остаться одним, — возразила Иланна.

Элпин чувствовала себя отвергнутой. Она скребла ногтем грязное стекло и раздумывала, заглянет ли Малькольм, чтобы попрощаться с ней.

28
{"b":"18224","o":1}